Предание и обряд.

21 вересня 2012, 21:38 | Блоги | Блог о. Кирила Міронова | 1 |   | Код для блогу |  | 

Предание и обряд.



«…наш спор не в обрядах, не в этом вражда,

для Божьего взгляда обряд- ерунда…»

(В. Шаламов, «Аввакум в Пустоозерске»)


Не спроста я начинаю рассказ об «обряде» с цитаты из поэмы советского автора В. Шаламова «Аввакум в Пустоозерске». Пожалуй ни одна историческая личность в истории России, так не связана с темой традиций и обрядов как протопоп Аввакум Петров. Конечно не один из последователей «Аввакума неистового» не согласится с мнением вложенным в уста мятежного протопопа Шаламовым. То есть ясно, что для людей верующих и неверующих понятие «обряд» совершенно разное.

В современном обществе чаще всего принято отождествлять слово «обряд» с чем то религиозным или, как минимум, связанным с религией. Идентичные явления светского характера принято называть «ритуал», хотя чем именно «ритуал» отличается от «обряда», - совершенно непонятно, ведь во многих иностранных языках, и светские и религиозные обряды называются словами происходящими от латинского слова «ритус».

Так или иначе, но жизнь человека в любом обществе и в любой культуре связана с исполнением тех или иных обрядов. Обряды сопровождают человека по всюду, в обрядовые формы заключены знаки почтения к символам государственной власти, к семье, к младшим и старшим, знакомым и малознакомым людям. Обряд – набор символов (например, сочетание слов и жестов) призванный донести до окружающих определенный блок информации. Вместо того, что бы сказать при встрече «я рад вас видеть и не ожидаю от вас никакой агрессии, и сам обещаю не нападать на вас», современные европейские мужчины просто протягивают раскрытую ладонь для рукопожатия, - просто, емко и экономит время. Все мы произносим предписанные «ритуалом светского салона» слова, и эти слова варьируются от условностей нашей культуры, при встрече желаем друг другу здоровья, при прощании выражаем надежду о новой встрече. Ничто в светском мире так не пронизано обрядовыми формами, как отношение человека и государства. В одной стране решения суда начинаются словами «именем Российской Федерации», в другой «во имя Аллаха милостивого и милосердного», и то и другое – ритуальная фраза обозначающая источник права судебной инстанции, от есть от имени кого судья выносит решение. То есть обряды светские это не только символы для общения между людьми, но и для общения между группами людей.

И вот когда мы убедились, что обряд – вещь обыденная и нестрашная, стоит начать разговор об обрядах Христианской Церкви.

В Церкви под словом «обряд» подразумевается довольно больший объем понятий, чем в светском салоне. В Христианской вере, это не только сложный символьный язык и совокупность текстов, но и название для разнообразных систем символов, систем обрядовых текстов и т.д.

Важно заметить одну серьезную существенную деталь. Обряд – дело рук творчества человека. Умение творчески выражаться, - одно из удивительных свойств человека, приближающее его к Творцу мира. Где только не обитает человек, он всюду пытается преобразовать мир вокруг себя, исполняя заповедь, данную еще в раю (Быт 2: 15). И вот войдя в отношения с Всевышним, человек так же общается с Ним не только словами и чувствами, но и сложным языком символов. К Богу обращены не только словесные молитвы, но и песни, танцы, а так же многое другое, что принято называть «религиозный обряд». Если общение с Богом действительно было освящено присутствием Божества, то песня или действие, становились священными, предназначенными исключительно для общения с Богом.

То есть, религиозный обряд – дело рук человека, но освящение его – действие Божие. Своего рода, - религиозный обряд – результат сотрудничества Бога и человека, пример именно того мистического «синергизма» (соответствия воли человека и Бога), о котором писали св. отцы Церкви, главного божественного орудия нашего спасения.

Одним из источников веры, является св. Предание, которое часто выражается не только текстами или устными рассказами, но и символами заключенными в церковных обрядах. Потому, что бы не пропало ничего от этого драгоценного смысла, Церковь строго регламентирует формы обрядов, особенно обрядов для совершения Таинств Церкви.

Тут полезно рассмотреть этимологию русского слова «обряд», которое мы используем. Однокоренными словами со словом «обряд» являются; «наряд», «наряжаться», «обряжаться» (вспомним Некрасова, «…уж его обрядили…»). Все они происходят от архаичного русского слова «рядно», - одежда. Это указывает на понимание нашими предками «обряда» как «одеяния» для чего то более значимого, чем набор символов. Если мы посмотрим на такой пласт русской национальной культуры как обрядовые песни (свадебные, крестильные, погребальные), то увидим что все они связаны с тайнами жизни, прежде всего рождения и смерти, то что во всех культурах является священным независимо от идеологии общества. Вспомним как в советское время, даже «ответственные партийные товарищи» тайком от «органов» крестили детей и отпевали умерших родителей.

То есть для любой культуры свойственно соприкасаясь со священным, делать это в форме обряда. «Одеваемое» в обряд «священное», несомненно гораздо более значимо чем его «одежда». Однако в адрес Церкви, можно услышать многочисленные обвинения в «обрядоверии», особенно в наше время. Тут важно разобраться с понятием «обрядоверие». Из самого слова понятно, что обрядоверие – результат подмены ценностей, когда форма ценится выше содержания, и святость приписывается не действию Божественного, но проформе творимой человеком. Такое явление действительно присутствует в обыденной церковной жизни, словно человеку хочется принудить Бога к определенным действиям. Мы знаем периоды, когда в церковном обществе обряд рассматривался едва ли не как основное содержание веры, а не только её выражение. Яркий пример, это вышеупомянутый протопоп Аввакум. Хотя и сейчас среди верующих той или иной конфессии, можно услышать рассуждения о «трехгвоздой ереси», и тому подобных вещах. Естественно, что с таким пониманием обряда необходимо бороться, поясняя людям подлинный смысл обрядов, как «одежды» веры, но никак не тождественных самой вере.

Потому для многих верующих является новостью, что те обрядовые формы которые они сейчас видят в храмах, имеют свою историю и много раз изменялись под воздействием различных обстоятельств (например в странах северной Европы, ризы священников шились на меховой подкладке, а высокий стоячий воротник ризы священника русской церкви, был призван скрыть воротник меховой шубы одетой под облачение). Изучение истории обрядов, процесса их формирования и видоизменения, помогает лучше понять их смысл, и отделить поздние псевдотолкования от настоящего Предания.

Однако сейчас, почему то не очень принято обращать внимание на другой распространенный эксцесс, - бездумно вольное обращение с обрядом независимое от внешних условий.

Конечно, тело гораздо больше значимо чем одежда, но и недостатки одежды чувствительны для тела, кто в это не верит, пусть попробует гулять зимою в пляжном костюме, думаю, тот несомненно убедится в значимости для тела соответствия одежды и внешних условий. Потому обряд для «священного» так же необходим, что бы сохранить его от внешних вмешательств и искажений смысла. Видим, что обряд несет не только функцию «трансляции», но и «сохранения» переданного смысла, потому Церковь и регламентирует условия и правила проведения обрядов, что бы сохранить нечто, ради чего обряды и существуют. Внешние условия могут быть разными. История Церкви знала и преследования христианства государственными властями, и периоды духовного упадка руководства самой Церкви, и то и другое серьезная проблема для христианской веры, и в том и в другом случае, задача Церкви сохранить свои духовные ценности, и самую главную ценность, - живое общение человека с живым Богом. Сохранить несмотря на упадок общественной морали и культуры, несмотря на преследования со стороны государства, несмотря на духовный упадок Церковной иерархии.

Часто попытки вольностей в отношении обряда объясняют идеей «назад к истокам». Желание возродить дух раннего христианства через трансформацию церковных обрядов под наши представления о жизни христиан первых веков, понятны, но на деле они являются только обратной стороной того же обрядоверия. Важно заметить, что как «одежда» не предопределяет «тело», так и форма обрядов вовсе не гарантирует духа. Наивны попытки обрести дух раннего христианства через реконструкцию раннехристианской обрядности. Дух Христианства жил не только в первые века. Что бы иметь общение с Живым Христом, вовсе не обязательно облачаться в хитон и сандалии, многие святые ХХ века обрели самое тесное общение с Живым Богом, будучи одетыми в полосатую робу. Важны не роба или хитон, а сосложение своей воли с волей Божией, важно устремление человека ко Христу.



Христианская Церковь объединяет собой людей всех рас и народов, потому что Христос пришел на землю ради всех людей без исключения. Потому национальная культура всех народов может послужить основой для обрядов Церкви.

В период первоначального распространения христианства, христианская обрядность существовала в греко-римской культурной среде, где она воспринимала и частицы иудейской культуры, и частицы эллинской. Важно отметить, что христианство не отвергала объективных достижений римской цивилизации, как апостолы шли провозглашать Евангелие по отличным дорогам построенным цезарями для быстрой передислокации войск, как вера в Христа воскресшего выражалась терминами классической философии, так и мистическое присутствие Христа среди верующих явилось под прикрытием достижений эллинской культуры.

Иногда мы сталкиваемся с критикой христианства, которая указывает на происхождение культурных форм христианства из греко-римской культуры, полагая это аргументом против христианской веры. Это наблюдение было бы аргументом против христианства, если бы христианство сводилось к культуре и обрядам. Но в том то и дело, что одежда это не тело, и основное в вере Богочеловека, это вовсе не обряды и традиции, но Живой Бог взыскующий человека. Нет ничего удивительного, что христианство, придя в греко-римский мир, заговорило с ним на его языке, как не удивительно, что Воплощенный Бог говорил со своими учениками на арамейском наречии.

Со временем христианская вера распространялась все более, и все более богатый культурный язык она использовала для миссии и проповеди. Кроме греко-римского мира, христианство распространилось и на территориях востока неподвластных эллинизации, и в Африке. В каждой местной культуре традиция Церкви выражалась местным языком. Потому в эфиопской Церкви (весьма древней) существуют церковные барабаны и ритуальный танец епископов.

На территориях бывшего римского мира сформировались две церковные традиции, латинская и греческая. Кроме этих традиций есть еще "сирийская" и антиохийская и армянская и т.д. Все системы развивались вместе с обществом которому служили. Со временем вводились новые обряды и обычаи, старые трансформировались, поскольку необходимо было отвечать на насущные потребности времени. Формировались «обрядовые системы», которые в обыденной речи так же называют обрядами. Свои обряды имеют даже некоторые монашеские ордена, например бенедектинский или студитский.

В Христовой Вселенской Церкви в наше время официально существует более трех десятков таких обрядов, и полный их список можно найти в папском ежегоднике «Аннуарио понтифиччио». Кроме древних обрядовых систем возникают и формируются новые, мы ведь живем в системе живого Предания. Вот потому Церковь и признает новые обрядовые системы различных групп, таких как «неокатехуменат» и других.

Важно заметить, что по учению Церкви, все обрядовые системы признанные Церковью имеют равное достоинство и равноблагодатны для верующих. В каждом из них человек может находить полноценное общение с живым Богом, ведь это именно то, ради чего и существуют обряды Церкви.

Система Orphus
Рейтинг
0
1
1коментарів

Коментарі

додати коментар 

Залишати коментарі можуть тільки зареєстровані відвідувачі Ввійти