Ислам на Волыни: историко-культурный очерк

27 апреля 2011, 16:31 | Религиоведческие студии | 0 |   | Код для блога |  | 

Михаил ЯКУБОВИЧ,

канд.ист.наук, востоковед

Западноукраинские земли традиционно воспринимаются как сосредоточение национального (а главное – националистического) проукраинского сознания. Это и понятно, ведь в процессе исследования наших исторических корней мы часто используем стереотипные обобщения, рассматривая исторические факты сквозь призму заведомо определенных концепций развития и становления национального духа.

Именно поэтому, очевидно, «азиатский контекст» отечественной культуры мы прежде всего ассоциируем с югом Украины, где длительное время существовало мощное мусульманское государство, а местное население в разное время находилось под тюркским влиянием. Тем не менее, как свидетельствуют разные исторические документы, «азиатские» включения в украинский этнос имели место и на других, более «европейских» территориях, в частности на Галичине и Волыни. Следует отметить, что еще в ХІХ веке этнический состав населения Западной Украины был крайне разнообразным – если в целом доля украинцев составляла более 80 процентов, то в отдельных населенных пунктах преобладали представители других национальностей (евреи, поляки, румыны). Среди инокультурного населения определенное место занимали и татары, история пребывания которых на западноукраинских землях до сих пор остается чуть ли не белым пятном нашей исторической науки.

Как ни странно, появление мусульманских общин на территориях Волыни связано с известной своими православными симпатиями династией князей Острожских. На самом деле в этом нет ничего парадоксального. Во-первых, взгляды на этнос, религию и политику в XIV, XV или XVI веке не были настолько уж однозначными и фанатичными, как это представляют некоторые историки и богословы. Во-вторых, династия Острожских ориентировалась на европейские ценности (пусть читатель простит  «осовремененность» этих слов) религиозной веротерпимости, что особенно характерно, например, для Василия-Констянтина Острожского, одного из наиболее влиятельных политиков того времени. Более того, несмотря на постоянные набеги на украинские земли, войска Крымского Ханства часто объединялись, например, с казацкими отрядами, а поэтому, очевидно, следует оценивать реальность этого периода в контексте политики, а не противостояния религий или даже цивилизаций.

Первые сведения об отношениях между Острожскими и татарами относятся к временам распада Золотой Орды. Сражаясь вместе с союзниками «оппозиционного» к Тамерлану хана Тохтамыша, внук Острожского князя Даниила, Иван, гибнет в битве на Ворскле (1399). Еще раньше Тохтамыша поддержал Витольд, великий князь литовский, с которым связывают заселение татарами современной Польши, Литвы, Беларуси и, частично, Западной Украины. Так, в XIV веке татары уже жили во Львове, имели там немалочисленную общину и даже мечеть. В городе Льва проживали и другие мусульманские народы, которые в средневековых хрониках имели общее название «сарацины» (saracenorum) – арабы, персы, турки.

В 1512 году, разбив под Вишневцом двадцатитысячное татарское войско,  Константин Острожский захватил в плен много татар. Воспользовавшись опытом других магнатов (а возможно, руководствуясь собственными расчетами), князь расселил пленных вблизи своего родного Острога, заложив почву для существования целой мусульманской общины. Через некоторое время, в том же ХVI веке, татары уже заселяли в Остроге целую улицу, имели свою мечеть, собственные землевладения, и, как свидетельствуют более поздние источники, даже своего рода «халяльный магазин» (piekarnia), где готовили соответствующую нормам шариата пищу. Симон Пекалид, латиноязычный автор ХVI-ХVII веков, так описывает быт татар:

«...Здесь, в Остроге, жить они стали.
Вот возле Горыни, речки средь скал, они поселились,
И в прочих местах, и уже они пашут – оружие рядом,
Привыкли к нему стар и млад, и всегда его носят.»

Интересно, что определенные впечатления на писателя произвели и мусульманские обычаи, в частности праздники разговенья и жертвоприношения (тюрк. ураза-байрам и курбан-байрам соответственно).

«Празднуют день Баерана они очень громко: повсюду
Голос мечети услышав, с полей они в город стремятся.
Что там печального в лепете их притаилось - не знаю,
Только моленья слышны в их торжественных гимнах...».

Следует отметить, что при дворе Острожских (как, впрочем, и других правителей того времени) татары выполняли довольно важные функции, в частности охраны, выступая в роли дворовой милиции (однажды они даже защитили острожских евреев от нападения гайдамаков). Очевидно, данная функция самоуправляемого военного отряда способствовала и формированию высокого социального статуса мусульманской общины, сохранявшей свою идентичность в довольно сложных условиях. Именно поэтому один из татарских авторов ХVI века писал о польских татарах: «Утверждение, что татары были поселены в качестве плененных, неверное, ведь если бы татары были плененными, то уже давно должны были стать неверующими, но ведь остались мусульманами!» Как свидетельствуют отдельные документы, на территориях Литвы, Польши и Беларуси татарское население имело даже титул шляхты.

Многочисленные татарские общины были и в других частях владений князя Острожского, в частности на землях современной Хмельницкой, Ривненской и Волынской областей. Так, в частности, еще в начале ХХ века крупная татарская община проживала в селе Ювковцы (в настоящее время - Белогорский район Хмельницкой области), а также в некоторых других городках Волыни и Подолья. Татарские поселения возникали и независимо от «централизованного» расселения Острожскими; более того, определенная часть татар имела титул «польские», то есть, очевидно, эмигрировала из собственно польских или белорусских территорий. Встречались на Волыни и «диссиденты» из самого Крыма, имевшие конфликт с ханской властью. Выходцами из среды таких беглецов-татар были предки одного из самых гениальных украинских ученых - Агатангела Крымского.

Наследие татарского этноса не прошло бесследно. В Польши и Беларуси сохранилось немало татарских культурных памятников – деревянные мечети, уникальным образом объединяющие восточную и местную архитектуру, а также белорусско- и польскоязычные религиозные тексты (переводы и комментарии к Корану, различные молитвы, проповеди и пр.), записанные арабской графикой (т.н. кетабы). Интересно, что в некоторых кетабах ощущается и влияние староукраинского языка (который фактически был одним из «официальных» языков Великого Княжества Литовского), а потому искренне надеюсь, что эти документы когда-то заинтересуют и украинских историков.

В некоторых современных исследованиях татары Великого Княжества Литовского рассматриваются как единое этнорелигиозное сообщество, которое не только длительное время сохраняло собственную идентичность (определенная ассимиляция наблюдалась, очевидно, уже в ХХ столетии), но и было одной из составляющей политической жизни того времени, насыщенной тяжелыми и неоднозначными событиями. Но, к сожалению, из-за ограниченного круга источников (которые еще нужно разыскать, в том числе и в зарубежных архивах - Варшавы, Стамбула и других городов) о западноукраинских татарах мы знаем не так уж и много. Непонятно, например, как складывались отношения с местным населением, какие изменения претерпела татарская культура в процессах, которые сегодня называют «интеграционными». Тем не менее, факт остается фактом: осмысление этого уникального исторического опыта межнациональных взаимоотношений было бы крайне полезным и для современности. Ведь, надо признать, зачастую у нас звучат лозунги об угрозе миграционных процессов и «чрезмерной» активности этнических и религиозных меньшинств. И вместо того, чтобы очередной раз осуждать народное самосознание представителей другой культуры, можно было бы еще раз внимательно посмотреть на то, какой мудрой и взвешенной была национальная политика князей Острожских. А главное - с действительно государственными, а не популистскими приоритетами.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Мониторинг СМИ

    Последние комментарии

    • dutchak1 | 24 ноября 2017, 08:56

      «Фанів» в мене мабуть немає і іноді той стиль аргументації викликаний бажанням знайти розумних опонентів в вузькому, корпоративному і закритому середовищі т.з. «релігієзнавців». Сама наука

    • protBohdan_Ohulch | 23 ноября 2017, 21:45

      Автор коментаря під іменем dutchak, можливо, має певну логіку аргументів та знання у цьому питанні. Але, на жаль, початок тексту зі словами Країна Дурнів, клоунада, посміховище тощо працює як

    • dutchak1 | 23 ноября 2017, 14:48

      "Сонце ще не зійшло, а в Країні Дурнів вже кипіла робота ..." (с) О.М. Толстой, "Золотий ключик або пригоди Буратіно" Країна Дурнів існує не в тому розумінні, що її жителі не

    • Василий Петров | 23 ноября 2017, 10:32

      ...и не допусти нам отречься от тебя. но избави нас от обмана.

    • Тарасій | 23 ноября 2017, 09:15

      Не вірю цьому сайту давно. Вже не раз бачив як вони брешуть відверто. Бо не відомо що реально сказала ця жінка, її прямої мови ніхто не подає. І в цьому випадку вона бачить лише змонтоване відео, яке

    Популярные статьи месяца