Худшее, конечно, впереди: Русская Православная Церковь на Западной Украине

24 января 2003, 22:08 | Материалы конференций | 0 |   | Код для блога |  | 

Николай МИТРОХИН, кандидат исторических наук, директор Института изучения религии в странах СНГ и Балтии (Москва)

Доклад на семинаре “УГКЦ: преодоление мифа”,
Москва, 25 ноября 2002 года
(1)

— Худшее время для церкви прошло?
— Худшее, конечно, впереди. И мы все об этом знаем.
Что касается мирских дел, то для нас имеющиеся расколы в диковинку,
а для Церкви нет. Когда Церковь не испытывает гонений
со стороны властей, в ней немедленно начинаются расколы.

Из интервью с архиепископом Онуфрием (Березовским). Черновцы, 15.5.1998

История

Западно-украинский регион расположен на территории четырех исторических земель, окончательно присоединенных к современной Украине лишь к середине XX в. Самой крупной из них является Галиция (сейчас Львовская, Ивано-Франковская и Тернопольская области), второй по величине — Волынь (Волынская и Ровенская области), а также Буковина (Черновицкая область) и Закарпатье (Закарпатская область). История этих земель богата различными событиями, но применительно к теме нашего рассказа мы остановимся лишь на некоторых.

После принятия православным епископатом Речи Посполитой Брестской унии в 1596 г. (в Закарпатье в 1646 г.) вся сегодняшняя правобережная Украина перешла в греко-католичество (униатство). В конце XVIII в. в результате разделов Польши нынешний западно-украинский регион оказался поделен между Россией (к которой отошла Волынь) и Австро-Венгерской империей. Российская империя греко-католическую церковь не жаловала и после Полоцкого собора 1839 г. славянское население Волыни стало считаться православным московского образца. В Австро-Венгрии, наоборот, греко-католическое духовенство сохранилось. Дискриминация, которой подвергалось тогдашнее русское (так называли сегодняшних украинцев) население Австро-Венгрии, практически полное отсутствие светских образованных кадров, солидарность и кастовость священнической корпорации привели к тому, что униатское духовенство стало политическим представителем "русского" меньшинства. При этом конфессиональная принадлежность стала определителем принадлежности этнической. Связь этнического (теперь государственного) фактора и определенной конфессиональной принадлежности проявляется до сих пор в желто-голубых флагах, стоящих у алтарей сельских храмов, в обычаях прихожан одевать на торжественные службы традиционные домотканые наряды и т.п.

В 1945 г. Сталин окончательно определил западную границу сегодняшней Украины, присоединив эти четыре региона к советской империи. В 1946 г. проходивший под полным контролем государства лже-Собор Украинской Греко-Католической Церкви (УГКЦ, действовавшей на территории Галиции) объявил об объединении с Русской Православной Церковью (РПЦ), в 1949 г. то же самое сделал лже-Собор Греко-Католической Церкви Закарпатья. Одна часть духовенства УГКЦ формально признала власть Московской Патриархии, а другая ушла в подполье. Казалось, что в течение последующих сорока лет на Западной Украине, по сравнению с другими регионами страны, в религиозном отношении все было благополучно: действующие церкви были почти в каждом крупном селе, народу в них было не перечесть, в семинариях учились десятки уроженцев Галиции, Волыни и Закарпатья 2.

Выход в конце 1980-х из подполья довольно многочисленной УГКЦ, появление и первые успехи "альтернативной" — Украинской Автокефальной Православной Церкви (УАПЦ) стали шоком для духовенства РПЦ. Огромная часть Церкви внезапно отказалась подчиняться руководящему центру — Москве. В результате бурных событий 1988-1992 г. РПЦ потеряла практически все свои приходы в Галиции (сейчас их там менее 200 — а было под 3 тыс.) и оказалась существенно потеснена (хотя и сохранила численное доминирование) в других областях Западного региона 3. За три последних десятилетия это было единственное крупное поражение Церкви, однако пока его анализ внутри РПЦ обычно сводится к пересказу легенд об агрессивных униатах, которые "за доллары" и только при помощи ОМОНа, РУХа и УНА-УНСО "захватили православные храмы".

Официальный церковный историк протоиерей Владислав Цыпин так рисует эту апокалиптическую картину: "Православные, не имея иных побуждений к тому, чтобы оставаться православными, кроме религиозных, не могли защищать свои храмы кулаками и кольями, с помощью которых отнимали у них церкви банды униатов, воспламененных политическими сепаратистскими властями, ненавистью к Москве" 4.

Борьба за храмы

Случаи захватов храмов Украинской Православной Церкви Московского патриархата (УПЦ МП) ее клириками, прихожанами и сторонниками излагаются как наиболее яркая иллюстрация "антиправославной" или дискриминационной политики, ведущейся по отношению к "канонической Церкви".

Если судить формально, то большинство имеющихся в регионе храмов и зданий, принадлежавших когда-либо христианским общинам, построили либо греко-католики, либо римо-католики. В Российской империи на Волыни храмов строилось немного, а при советской власти и это строительство сошло на нет. Понятно, что многочисленные греко-католики, имевшие, начиная с 1990 г., серьезную поддержку у местных властей, стремились вернуть себе максимум бывшей церковной собственности. Но делалось это не только "по праву силы", но и по праву традиции. На здания, построенные православными, покушений не было. Так, в Мукачево местные униаты отобрали у епархии здание построенного в готическом стиле кафедрального собора, но не претендовали на епархиальную резиденцию, которая в 1920-х годах при чешских властях была построена для православного епископа. Во Львове греко-католики, да и УАПЦ, не претендовали на расположенную в центре города прекрасную Свято-Георгиевскую церковь, которая была выстроена в 1916 г. австрийцами для русских военнопленных (сейчас в ней размещается епархиальная резиденция). Вопреки пропагандистскому шуму, периодически сотрясающему страницы российской православной прессы, местные и центральные судебные органы в конфликтных ситуациях довольно часто выносят решения в пользу УПЦ МП. Однако она зачастую не может (трудно сказать, по объективным ли причинам) воспользоваться плодами этих решений 5. В Луцке, например, епархия отсудила в свою пользу кафедральный собор, однако до сих пор (при достаточно благожелательном отношении областных властей) не предприняла активных действий, чтобы забрать его обратно (противная сторона, естественно, всячески затягивает возвращение), опасаясь мифических "боевиков" и "руховцев". Архиепископ до сих пор не может забыть инцидент 1992 г., когда некие "старики со стеклами из бывших бендеровцев", которые, по его мнению, являлись сторонниками Украинской Православной Церкви Киевского патриархата (УПЦ КП), порезали ему руку у здания областной администрации.

Во время общения с духовенством УПЦ МП, несущим служение на Западной Украине, складывается впечатление, что стереотипное мнение об острейшем межконфессиональном противостоянии на Западной Украине не совсем соответствует действительности. Конечно, в официальных интервью московским журналистам епископы и священники с ходу и охотно рассказывают о том, как они ненавидят "раскольников", "униатов" и власти, которые им покровительствуют, а также о своей борьбе за храмы. Но стоит задать уточняющие вопросы о том, каковы же их личные отношения с "конкурентами" и местными властями, выясняется, что они не так уж плохи: покойный архиепископ Мукачевский Евфимий (Шутак): "с местным епископом УГКЦ знакомы, раскланиваемся, поздравляем друг друга с праздниками" 6, для архиепископа Ивано-Франковского епархией УГКЦ была куплена новая резиденция взамен той, которую потребовал вернуть греко-католический приход, митрополиту Луцкому областная администрация дала деньги на покупку нового автомобиля, "не отказывала в материальной помощи", выделяла помещения под епархиальное управление и семинарию 7, в Черновцах епархии передаются храмы и т.д. Даже имеющий славу твердого "борца с раскольниками" архиепископ Тернопольский Сергий (Генсицкий) признает, что среди них "есть отдельные симпатичные ему люди" 1. А главный распространитель информации о гонениях на православных в Галиции архиепископ Львовский и Галицкий Августин (Маркевич) назвал главу УГКЦ митрополита Любомира (Гузара) прекрасным человеком, неоднократные встречи с которым приносили ему удовольствие 1. В 2001 г. руководители римо— и греко-католических общин Украины поддержали просьбу Львовской епархии УПЦ МП к горсовету о предоставлении ей земельного участка в столице Галиции под строительство кафедрального собора, что вряд ли было бы возможно в условиях острой конфронтации. И хотя, сотрудники епархиального управления недовольны тем, что это прошение не привело к немедленному получению желаемого, в последнее время, даже по сравнению с концом 1990-х, они значительно умерили антикатолическую и "антиуниатскую" риторику. Показательно, что сейчас в частных беседах они даже выражают возмущение "антиукраинской" позицией московского журналиста К. Фролова, специализирующегося на защите "канонического православия", которого ранее в течении многих лет активно привечали в епархии.

Архиепископ Львовский Августин в интервью, данном автору статьи, даже назвал ту цену, которую необходимо заплатить Львовской епархии УПЦ МП за прекращение упоминаний о гонениях на православных (т.е. цену "нормализации ситуации"). Она оказалась сравнительно невысока — выделение участков земли и строительство во Львове большого кафедрального собора и епархиального управления "в приличном месте" (не на окраине), а также Свято-Владимирского храма, для существующей уже 10 лет во львовском микрорайоне Сихов общины. Откуда возьмутся на это средства и кто заплатит за землю и строительство, архиепископу все равно — он рассматривает строительство двух храмов как компенсацию за утраченное Львовской епархией в 1989-1992 гг. имущество и готов принять ее от горсовета, украинского правительства, УГКЦ, РКЦ, УПЦ КП, международных организаций или всех их вместе 10.

Конечно, в регионе дело не обходится без взаимных претензий между конфессиями, но трудно сказать, что они были вызваны религиозной нетерпимостью. Скорее виной тому чисто экономические противоречия или личные конфликты. Зачастую они описываются в абсолютно гоголевских интонациях: "Были у нас (с Луцким митрополитом УПЦ КП, бывшим архиереем УПЦ МП Иаковом (Панчуком) — Н.М.) отношения чисто людские — когда нас обладминистрация вызывала на какие-то совещания, приветствовались как человек с человеком — подавали руку. Но в 1997 г. Яков послал 40 своих студентов с кирпичами и каменьями в село Уляны Рожищенского района, где я должен был провести собрание с верующими, которые взбунтовались и перешли в КП. Те студенты меня в село попросту не пустили. И меня это, честно говоря, заело. Я позвонил в областную администрацию и сказал: "Отныне я прекращаю всякие отношения с Яковом. Я приходить к вам буду, но к нему подходить не буду. Подойдет он ко мне — я поднимусь, подам руку. Не подойдет — никогда". Меня настолько это смутило, что я даже позвонил ему и хотел сказать: "Зачем же Вы студентов своих посылаете разбойнически захватывать мой храм?" А он мне сразу: "Ах, ты московский жид. Проклят ты и твой московский Алексий!" Я ему: "Пане Якови, ваши слова да на вашу голову, аминь!". После этого мы встречаемся, тут недавно и президент приезжал, но я с католическим епископом Маркианом приветствовался и с греко-католическим отцом Романом, но к Якову не подходил. Это длится у нас три года, я с ним не ругаюсь, но за свои приходы я насмерть буду стоять" 11.

По мнению священников УПЦ МП, основным мотивом ухода их бывших коллег в другие Церкви является не измена вере, а необходимость, вызванная не религиозными, а чаще всего экономическими причинами. Поэтому почвы для личностной вражды, которую вызывают идейные разногласия, нет и между священниками разных конфессий сохраняются семейные и земляческие связи, хотя в основном члены одного семейного клана стремятся состоять в одной Церкви. Кстати, со стороны духовенства УАПЦ и УПЦ КП, особенно на уровне священников, тоже не заметно особой враждебности к коллегам из УПЦ МП. Они охотно говорят по-русски, с большим удовольствием вспоминают годы, проведенные в стенах Ленинградских, Московских и Одесских духовных школ, просят передавать приветы однокурсникам, оставшимся в юрисдикции Московской Патриархии. Не видно у них озлобленности и в отношении местного духовенства УПЦ МП. Гораздо больший гнев, во всяком случае в Галиции, вызывают греко-католики, с которыми по-прежнему на многих приходах есть противостояние.

Отсутствие взаимной ненависти между священниками конкурирующих православных церквей подтверждает большое число переходов и возвращений архиереев (со священниками эти случаи настолько часты, что счета им давно не ведется). Пятеро нынешних архиереев РПЦ в разное время состояли в "раскольнических" церквях. Однако, все же, значительная часть духовенства относится к "перебежчикам" подозрительно, видя в них людей "ненадежных".

К тому же возвращение архиереев и священников в УПЦ МП вовсе не означает возвращения руководимых ими приходов. Скорее наоборот, "генералы" и "офицеры" остаются без "армии", которая упорно не желает возвращаться в "московску" или "русску" "церкву".

Региональные особенности православия

Многовековое влияние унии за Западной Украине весьма сильно отразилось на традициях церковного служения, породив весьма специфический "галицийский обряд", сочетающий в себе православные и католические традиции богослужения. Во времена СССР даже уроженцам этих мест, окончившим Ленинградскую, Московскую или Одесскую семинарии, приходилось, тайком, конечно, в течение двух-трех месяцев переучиваться у пожилых священников, чтобы не быть изгнанными из храма в первый же день активными прихожанами — хранителями народных традиций.

Таким образом, с одной стороны, священник, соблюдающий все местные обычаи, как правило, пользуется огромной поддержкой прихожан, а также всех остальных жителей села, не знает нужды и может занимать твердую позицию при сношении с церковным начальством, а с другой — он во многом зависим от приходского совета. Приходской совет, в свою очередь, не автономен, а подвержен влиянию авторитетных сельчан.

В конце 1980-х выяснилось что при такой схеме совершенно лишней становится вся церковная иерархия выше уровня благочинного. Если последний еще как-то нужен священникам для представительских целей при сношениях с районным начальством, то епископ, по большому счету, необходим два раза в жизни — при рукоположении в диаконы, а затем в священники. Селянам же вопрос о каноничности-неканоничности их батюшки — то, что теоретически должен устанавливать епископ, — абсолютно не важен. Не слишком принципиален даже вопрос о его конфессиональной принадлежности. Как решит приход — такой он и будет: греко-католический, автокефальный, "филаретовский", "московский". Главное, чтобы служил, как принято.

Простота деревенских нравов с началом свободных выборов перешла и к местным властям. Поскольку духовенство уже несколько десятилетий не было выразителем политических настроений, то новая политическая власть посчитала себя вправе поруководить им как своими подчиненными. Причем чем ниже был уровень власти, тем грубее было давление. Наиболее откровенно смена конфессиональной принадлежности проводилась на уровне сел или маленьких городков, где регистрация прихода менялась решением председателя колхоза.

Священникам, которые немного больше понимали в конфессиональных различиях, было, конечно, не все равно, куда им придется переходить, но большинство из них не устояло. Пугала перспектива оказаться с многодетной семьей на улице, лишиться стабильного куска. Правда, далеко не всегда для перехода священника требовался нажим со стороны. Зачастую решения о переходе в другую (более "украинскую") Церковь они принимали самостоятельно, движимые не только национальным чувством, но и желанием предупредить события.

Впрочем, принципиальные люди встречались во всех конфессиях. Показателен в этом отношении пример упоминавшейся выше Свято-Владимирской общины УПЦ МП в г. Львове. После того как полученный в 1989 г. и отремонтированный общиной храм был спустя два года возвращен УГКЦ, она отстроила себе новое здание на полученном от горсовета участке земли. Когда епископ Львовский УПЦ МП Андрей (Горак) заявил о своем переходе в состав УПЦ КП, община и ее второй священник сохранили верность своему архиерею. Однако настоятель храма о. Владимир Кузьо не собирался изменять УПЦ МП и вместе с маленькой группой единомышленников начал службу в бытовке около своего, теперь уже бывшего храма. В течение пяти лет он пытался опротестовать перерегистрацию общины и "образумить" своих бывших прихожан. Выдержав напор светских властей, не желавших в течение следующих пяти лет регистрировать его новую общину УПЦ МП, он сохраняет надежду на то, что горсовет под давлением президента Украины, Папы Римского и других, менее значимых персонажей, выступавших по этому поводу, выделит ему необходимый участок земли под строительство нового храма 12.

Случай о. Владимира Кузьо не типичен. Лишенная опоры власть церковного начальства рухнула. Однако упала не просто власть епископата РПЦ, упал авторитет централизованной церковной власти как таковой. Церковно-административная управленческая система православных верующих оказалась разлажена настолько, что заставить ее работать сейчас не в силах ни одна конфессия. Наиболее яркий пример этого привел архиепископ Тернопольский и Кременецкий Сергий (Генсицкий): "О числе приходов я сейчас могу говорить с недостаточной степенью уверенности. У нас даже есть благочиние, которое не могу понять к кому принадлежит. Его возглавляет благочинный, который и у нас благочинный, он же благочинный у автокефалистов и он же священник соседней Каменец-Подольской епархии нашей УПЦ" 13.

В каждой части региона обстановка сложилась по-разному — в полном соответствии с историческими традициями. В Галиции священники в наибольшей степени испытали на себе давление прихожан, желавших на волне национальной революции отринуть от себя все "московское". Наибольшее влияние приобрела здесь возродившаяся УГКЦ, на второе место вышла сначала УАПЦ, а затем УПЦ КП. УПЦ МП, как говорилось выше, имеет в регионе менее 200 приходов, из которых более половины — в Кременецком и Шумском районах Тернопольской области, принадлежавших когда-то Волыни и волей властей присоединенных к Галиции.

На Волыни ситуация оказалась, в целом, более устойчивой. Почти два века православия полностью вытравили память о греко-католичестве и потому основным конкурентом для УПЦ МП стала УАПЦ, а после ее объединения с "филаретовцами" — УПЦ КП 14. Волынь в настоящее время, по утверждениям священников этого региона, является наиболее проблемным регионом для УПЦ МП. В течение двадцати лет — в 1991-1939 гг., — входя в состав Польской Православной Церкви, украинские православные приходы практиковали богослужение на украинском языке 15. В политическом плане население региона настроено также весьма "антимосковски" и уровень поддержки радикальных национальных движений здесь был немногим ниже галицийского. Поэтому духовенство находящихся на Волыни четырех епархий испытывает достаточно сильное давление со стороны прихожан, особенно в западных (примыкающих к Галиции) и центральных районах. Прихожане не хотят ходить в "московску" церковь, поэтому уже сейчас на табличках на всех храмах присутствуют лишь слова "Украинская православная церковь", без упоминания о Московской Патриархии. В значительной части храмов на службе Патриарх Алексий II упоминается без титула "Московский", а то и не поминается вовсе 16. Более того, священники, принадлежащие к Московской Патриархии, рискуют давать своим прихожанам обещания о скорой грядущей автокефалии (то есть полной самостоятельности) УПЦ и тем самым сильно испытывают их терпение. Но подробнее об этом мы расскажем ниже.

В Черновицкой области ситуация похожа на волынскую тем, что здешнее, православное в основной своей массе население не слишком симпатизирует Москве. Однако имеются и существенные различия. Во-первых, если на православных Волыни косвенно имела влияние католическая Польша, то Буковина была частью православной Румынии. До 1945 г. Буковина окормлялась епископами Румынской Православной Церкви, да и в настоящее время почти треть прихожан епархии составляют молдаване. На молдавских приходах служба идет на румынском языке 17. Отсутствие автокефальных и униатских традиций и наличие "румынско-молдавского" противовеса существенно смягчает ситуацию в Черновицкой епархии по сравнению с Волынью. И хотя число приходов УПЦ КП в области достаточно велико, руководству епархии обстановка не кажется кризисной. По словам митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия (Березовского): "В епархии действуют также 360 приходов. Когда началась пропаганда раскола, у нас произошел переход 30 священников в так называемый Киевский Патриархат. С тех пор идет вялая война: на некоторых наших приходах образовываются группы, которые создают параллельные общины. Но Бог нас поддерживает. И люди. Они так устали от фальши, окружающей их повсюду, что именно в Церкви видят единственный институт, где блюдется Правда. Хотя и мы хромаем, где-то ошибаемся, падаем, но это естественно. Большинство православных буковинцев — в нашей Церкви. Те, кто ищет Правды Божией, ищет духовной жизни, кто ходил в храм в годы атеистического засилья — все в нашей Церкви. Те же, кто ищет "своей правды", идут в раскол" 18.

Еще более стабильна и определенна ситуация в Закарпатской области. Закарпатье, надежно отделенное горами от остальной Украины, неприязненно относится к соседней Галиции и потому все инициативы, исходящие оттуда, старается игнорировать. К тому же местные греко-католики исторически имеют общение с Ватиканом напрямую, а не через Львовскую митрополию УГКЦ. По мнению духовенства региона, а там сейчас находятся две епархии УПЦ МП — Мукачевская и Хустская, разделение между местными православными и греко-католиками в основном закончилось к 1994 г. и сейчас обстановка спокойная. УПЦ КП и УАПЦ, в силу своего галицийского происхождения, в области влияния не имеют.

Дискуссия вокруг автокефалии

Второй по важности, помимо межцерковных трений, вопрос, волнующий духовенство РПЦ в этом регионе — автокефалия. По мнению значительной части священников, а также некоторых архиереев, единственный способ удовлетворить антимосковски настроенную паству и, тем самым, подорвать основу существования "неканонических" конкурентов — это законное предоставление УПЦ МП полной самостоятельности.

Центр современного "автокефалистского" движения внутри УПЦ МП находится в Волынской области. Оттуда исходят инициативы, поддерживаемые другими епархиями, по сбору подписей под текстами соответствующих петиций. Идеологом этого движения является ректор Волынской духовной семинарии, один из старейших и наиболее ува-жаемых священников региона митрофорный протоиерей Петр Влодек. По его мнению, если в ближайшее время УПЦ МП не получит автокефалию, то УПЦ КП и УАПЦ "захватят" всю центральную Украину вплоть до Днепра. Позицию о. Петра Влодека поддерживают и правящие архиереи двух епархий, расположенных на территории области — Луцкой и Владимиро-Волынской. Архиепископ Луцкий Нифонт (Солодуха) считает, что только законная автокефальная Церковь сможет объединить все православные приходы Украины и обеспечить церковную дисциплину.

Священников, проживающих на территории Волыни и выдвигающих подобные требования, можно понять. Уже больше десяти лет они живут с ощущением надвигающейся для православия на Украине катастрофы и боятся повторения галицийского сценария в масштабах всего государства.

Духовенство УПЦ МП в Галиции и на Волыни, безусловно, находится в трудном положении и чувствует себя забытым церковными властями Киева и Москвы. За последние годы ни один постоянный член Священного Синода РПЦ, кроме главы УПЦ, не посетил регион, чтобы хотя бы приободрить верующих. Визиты же предстоятеля УПЦ митрополита Владимира (Сабодана) не простираются дальше Почаевской Лавры. Материальной помощи, которая могла бы активизировать работу если не приходов, то хотя бы епархиальных управлений и семинарий, не видно.

Несмотря на популярность автокефальных идей на Волыни и Галиции (в этих землях их поддерживает примерно две трети священников), в других частях региона они гораздо менее распространены (хотя сторонники этой идеи имеются и в митрополичьей резиденции в Киеве, и даже на востоке Украины). В Закарпатье их вообще воспринимают откровенно враждебно, потому что самостоятельная УПЦ, да еще объединенная с УПЦ КП и УАПЦ, по мнению местного духовенства, окажется под сильным влиянием выходцев с Галиции, что приведет к несомненной дискриминации закарпатцев.

Противником автокефальных идей является и епископат большинства епархий региона. Кроме волынских архиереев, все остальные епископы настроены к автокефалии резко отрицательно. Это является отражением еще одной ситуации, особенно характерной для западноукраинского региона, а именно явного противостояния белого и черного духовенства, приходских священников и монахов.

Финансовый аспект: священники против епископов

Одним из последствий унии на Волыни и в Галиции стало то, что верующие этих земель достаточно безразлично относятся к институту православного монашества, не воспринимая такие характерные для России или Румынии его элементы, как старчество или крупные монастыри 19. На весь густонаселенный край, где в каждом селе можно найти по храму, а то и не по одному, приходится лишь один крупный мужской православный монастырь — Почаевская Лавра, которая находится в Кременецком районе Тернопольской области. Да и то ее насельники, в основном, прибывают из-за пределов Галиции, основной поток паломников — из Молдавии, Белоруссии и центральной Украины (что, конечно, не исключает экскурсантов из близлежащих областей — но именно экскурсантов). В Черновицкой и Закарпатской областях ситуация с монастырями значительно лучше, но все они местного значения и существенно на ситуацию в регионе не влияют.

Не слишком высокий авторитет монашества самым серьезным образом сказывается на взаимоотношениях белого приходского духовенства и епископата. Монахи, особенно жившие в Троице-Сергиевой Лавре, считают себя носителями чистой веры, отрицающей в стенах Церкви этническую идентичность. На самом деле это, конечно, не совсем так. Скорее можно говорить о том, что монах, считающийся по паспорту украинцем, пройдя обучение в стенах русских монастырей, подвергается весьма сильной русификации — как в области языка, так и в отношении ценностных ориентаций, — но не замечает этого. Зато это сразу замечают приходские священники, которыми монах, ставший епископом, приезжает руководить.

Подмечают священники и другие качества епископов. Один секретарь епархиального управления в неофициальной беседе огласил достаточно четко сформулированный список претензий, если не сказать программу, с которой, видимо, согласятся многие священники этого региона: "За какие заслуги назначают епископами молодых архимандритов? Каким они обладают опытом в работе с людьми? Почему они все время затыкают нам рот? Почему говорят, что все "голуби" 20 улетели с Данилова монастыря и приземлились в Киевской Лавре? Скоро наступит время (в обществе оно уже наступило, а в церкви еще нет), когда священники будут на епископа подавать в суд за запрет в сане или перевод без его согласия на другой приход". Таким образом, претензии касаются и сферы церковно-административного управления, и морального уровня священнослужителей, и гражданских прав священников — на выражение собственного мнения и на соблюдение трудового законодательства.

Взаимные претензии епископата и духовенства принимают различные формы и отличаются по степени остроты 21. Наиболее распространена открытая оппозиция, выражающаяся в отказе приходов платить епархиальный налог и брать товары с епархиального склада. Сами епископы предпочитают не артикулировать эту ситуацию, но, в общем-то, и не скрывают ее. Объяснения дают либо "приходы бедные, пенсии маленькие" (Закарпатье), либо более реалистичные "приходские советы не дают, а мы жать не можем — уйдут в раскол" (Луцк). Иногда недостаток средств у епархиальных управлений вызывает локальные войны. Так, в ноябре 1998 г. вынужден был подать прошение об уходе по болезни епископ Хустский и Виноградовский Мефодий (Петровцы). Он поссорился с секретарем епархиального управления, который одновременно был настоятелем кафедрального собора, по поводу того, куда должны были идти немногие получаемые епархией деньги — на строительство епархиальной резиденции (на чем настаивал архиерей) или кафедрального собора, что, в свою очередь, отстаивал секретарь. Часть священников поддержала секретаря, компромат на епископа вылился на страницы местной прессы, и архиерей получил нервный срыв, приведший к отставке.

Другой пример взаимонепонимания — разногласия вокруг автокефального вопроса. Некоторые архиереи в интервью с жаром уверяют, что "в их епархиях вопрос решен — никакой поддержки", а неофициальные беседы со священниками убеждают скорее в обратном.

Архиереи

Православная жизнь в отдельных епархиях зависит все же не только от региональных особенностей. Жесткая система административного управления, принятая в РПЦ, делает епархиального архиерея ответственным практически за все аспекты церковной жизни на подведомственной ему территории. Поэтому на работу епархиального управления очень влияют личные качества и здоровье правящего епископа.

Из десяти архиереев УПЦ МП, правящих в западноукраинском регионе, особого внимания заслуживают трое. Главным по должности является митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий (Березовский), председатель Канонической комиссии УПЦ. Как постоянный член Священного Синода УПЦ, он формально представляет регион в киевских церковных структурах. 58-летний архиепископ Онуфрий — умный и волевой человек, с демонстрируемой твердой промосковской ориентацией. Почти двадцать лет, проведенные в Троице-Сергиевой лавре на малозаметных постороннему глазу, но ключевых должностях, выдают человека искушенного в тонкостях церковной политики, а огромная и "крепкая" епархия обеспечивает хороший тыл. Однако очевидно, что заботы по благоустройству этой епархии, при отсутствии четко отлаженного аппарата епархиального управления, "съедают" все имеющееся у архиерея время и потому его влияние на общецерковные дела меньше, чем могло бы быть. С другой стороны, подобная "нейтральность" и "приземленность" в сочетании с высокой должностью и московскими связями делают его одним из самых вероятных кандидатов на занятие в будущем митрополичьей резиденции в Киеве.

Вторым, по должностям и влиянию, архиереем региона является 50-летний архиепископ Львовский и Галичский Августин (Маркевич). Он — почти полная противоположность архиепископу Онуфрию. Бывший целибатный протоиерей, постриженный только перед епископской хиротонией, человек живой, открытый и общительный. Открыто увлечен авиацией и очень любит общаться с военными. Будучи хиротонисан в 1992 г. на вторую по важности в УПЦ МП Львовскую кафедру, он не получил к своему титулу никакого "материального" приданного. Вся его епархия сейчас состоит из 60 приходов, в некоторых из них он даже не может появиться из-за антимосковских настроений. Отсутствие дела на месте он сполна возмещает за счет работы в качестве общецерковного функционера, исполняя обязанности ответственного за связи УПЦ с министерствами обороны и внутренних дел Украины, председателя Синодальной Богословской комиссии УПЦ, духовника Союза православных братств Украины и являясь членом еще нескольких комиссий и комитетов. В епархии есть все необходимое как для красивого отчета — от реально действующего братства и хорошей газеты до сайта в Интернете, — так и для жалоб на "бедственное состояние форпоста православия".

Третьим заметным архиереем региона является 54-летний митрополит Луцкий и Волынский Нифонт (Солодуха). Он признанный и последовательный покровитель довольно мощного в этом регионе автокефалистского движения и, по многим свидетельствам, единственный архиерей, который откровенно говорит об автокефалии на церковных собраниях разного уровня, в том числе и на Архиерейских Соборах УПЦ МП. При этом он, являясь руководителем крупной епархии, сделал ее полностью независимой от Киева и в кадровых, и в финансовых вопросах. Даже епархиальная газета издается не за счет епархиального бюджета, а на условиях самоокупаемости.

Из прочих архиереев региона внимания заслуживают довольно авторитетный архиепископ Тернопольский Сергий (Генсицкий), стиль поведения которого в наибольшей степени отвечает представлению о добром и разумном монахе, а также молодой и очень энергичный епископ Мукачевский Агапит (Бевцик).

Среди архимандритов, которые рекомендованы епархиями на епископскую хиротонию, особенно интересны Мелетий (Егоренко) — известный далеко за пределами региона секретарь Черновицкой епархии, и Феодор (Мамасуев) — духовник Мукачевской епархии. Оба архимандрита являются представителями молодого поколения выпускников МДА, имеют не только десятилетний опыт административной работы, но и круг серьезных научных интересов.

Миссия: СМИ и система образования

Духовенство УПЦ МП на Западной Украине существует в условиях жесткой конкуренции как со стороны альтернативных Православных Церквей, так и со стороны инаковерующих. Священникам УПЦ МП приходится ежедневно доказывать привлекательность и правильность (каноничность) именно их Церкви как через обычные пропагандистские механизмы — церковные средства массовой информации, так и непосредственно в общении с паствой (проповеди, катехизация).

Со СМИ ситуация более-менее определенная. Радиостанций у УПЦ МП нет. Выступления в местном теле— и радиоэфире епархиям необходимо оплачивать — эпоха, когда на волне религиозного энтузиазма руководство компаний предоставляло его бесплатно, прошла. К тому же рейтинг у такого рода передач стабильно низок. В светских газетах сейчас деньги стали требовать даже за публикацию статей священников. Конечно, такая ситуация является всего лишь констатацией того факта, что у духовенства отсутствуют какие бы то ни было навыки работы со СМИ.

Те материалы, которые светские газеты соглашаются публиковать только за деньги, обильно представлены в епархиальной прессе. Сухие, пространные и нудные статьи (чаще всего позаимствованные из российских православных газет и журналов), отпечатанные раз в месяц на дешевой желтоватой бумаге, читают только постоянные посетители храмов. Наиболее интересной газетой региона является львовская "Свiтло Православiя (Свет Православия)". Наиболее массовой — луцкая "Дзвони Волинi", тираж которой колеблется от 9 до 14 тыс. (что выводит ее в десятку наиболее тиражных епархиальных газет РПЦ). В четырех из семи областей (Закарпатской, Ивано-Франковской, Тернопольской и Черновицкой) регулярные епархиальные газеты вообще не выходят. В Закарпатье эти функции частично взяла на себя газета "Христианська Родина". Ее, тиражом в 4 тыс. экземпляров, издает в Ужгороде лидер общества "подкарпатских русинов" протоиерей Димитрий Сидор 22. Понятно, что выход или невыход подобных газет зависит исключительно от инциативности правящего архиерея. Найти иные причины, объясняющие, почему имеющая 40 приходов Львовская епархия газету выпускает, а имеющая 120 приходов Тернопольская — нет, трудно. То же касается православного интернета. Из десяти епархий региона свои сайты есть у трех — Львовской, Волынской и Владимиро-Волынской. Они не слишком информативны и интересны, но в этом отношении не сильно отличаются от сайтов других епархий УПЦ МП.

Другой путь сохранения (упрочения) влияния Церкви — работа священников на приходах. Конечно, трудно оценивать эффективность их проповеднической деятельности — такие исследования, даже проведенные с помощью специальных методик, будут грешить субъективизмом. Однако в частных беседах сами священники неоднократно жаловались, что они не в силах "переговорить" "сектантов", у которых "каждая бабушка — проповедник". Вместе с тем преобладающей части паствы хватает воскресной проповеди, произнесенной на родном языке, и большей активности от священника она не ожидает. Некоторое представление о миссионерском потенциале священника дает наличие или отсутствие у него на приходе воскресной школы. Безусловно, православные воскресные школы не похожи на протестантские и католические. В среднем в них обучается около 50 детей, которые постигают годичный курс, составленный батюшкой или редкими православными энтузиастами на основе собственных представлений о "душеполезном чтении". Никакие методические разработки по преподаванию в таких школах, даже если они и существуют в Киеве, в провинцию не доходят. Специальной литературы также нет, однако отчасти этот недостаток восполняется практически обязательной детской страничкой в епархиальной газете.

В большинстве епархий мне затруднились назвать количество воскресных школ, существующих при приходах, не говоря уж о числе обучающихся в них детей и взрослых. В 1997 г. на Волыни епископы отдали приказ об образовании воскресных школ при каждом приходе (они были открыты при каждом втором), но через два года выяснилось, что неизвестно, сколько из них реально работает. В других епархиях этой проблеме архиереи не уделяют и такого внимания. Опрошенные секретари епархиальных управлений сошлись на том, что несколько лет назад такие школы существовали примерно в каждом третьем приходе, но теперь их число сильно уменьшилось. Насколько — неизвестно. Однако в каждой епархии найдется три, реже пять образцовых и довольно многолюдных школ, которые всегда готовы продемонстрировать гостям. Обычно такие школы действуют при кафедральных соборах, епархиальных училищах, а также могут оказаться где-нибудь на периферии возле активного священника, удаленного зачастую за свою деятельность из епархиального центра.

Работа духовенства в социальных учреждениях (тюрьмах, больницах, школах, воинских частях), как правило, является уделом немногочисленного актива, сконцентрированного вокруг епархиального управления. Обычно это служение идет в качестве нагрузки к другим, основным обязанностям. Например, настоятель или ключарь кафедрального собора, он же секретарь епархиального управления, может оказаться и ответственным за связь с армией и правоохранительными органами. Как и в ситуации с воскресными школами, на периферии епархии найдутся и другие деятельные священники, окормляющие казенные дома, но таковых можно перечесть по пальцам одной руки.

Другим источником привлечения верующих к Церкви могли бы стать православные братства и сестричества. Пока во всем регионе реально действует лишь одно, но сравнительно крупное братство во Львове — Петропавловское, однако период его активности пришелся на конец 1990-х годов. В других епархиях клирики подозрительно относятся к такой деятельности, да и миряне, вероятно, не видят в ней особой пользы. Довольно активное в начале 1990-х движение мирян свелось к тому, что наиболее дееспособную часть "братчиков" рукоположили в священники или направили в монастыри.

Сеть средних православных учебных заведений в регионе находится в сравнительно неплохом состоянии. Открывавшиеся в конце 1980-х — начале 1990-х годов приходы требовали большого количества священников. Епархиальные управления создавали краткосрочные учебные заведения (пастырские, регентские курсы и духовные училища), часть из которых впоследствии была преобразована в полноценные семинарии с четырехлетним сроком обучения. В настоящее время в регионе действуют две семинарии — Волынская (г. Луцк, 200 учащихся) и Почаевская (273 учащихся), трехлетнее Межиричское духовно-пастырское училище в Ровенской епархии, два духовных училища — в Хустской и Ровенской епархиях, а также двухлетняя Духовно-регентская школа в Владимир-Волынской епархии и Богословско-регентский класс в г.Кременец Тернопольской епархии. Собственная система подготовки духовенства, позволившая быстро решить кадровый вопрос, развернулась на базе Сарненского епархиального управления 23.

Как видно из приведенных выше цифр, училища и семинарии эти не велики и даже имеют четкую тенденцию к сокращению числа учащихся. Межиричское училище, например, в 1998 г. вообще прекратило набор — там доучивались 2 и 3 курсы и не известно, продолжило ли оно свое существование после 2000 г., Волынская семинария в 1999 г. сократила набор на 25%. Причиной сокращения приема является не отсутствие желающих стать священниками — таковых по-прежнему много, конкурс не менее четырех человек на место, — а отсутствие гарантированного распределения на приходы в последующем. Сельские батюшки твердо держатся позиции "один приход — один священник" и даже отказываются от диаконов, говоря, что "приход стольких не прокормит". И хотя в большинстве случаев это не так — что показывает опыт существования в одном селе двух и более общин разных конфессий или разной юрисдикции, — епархии боятся "нажимать" даже тогда, когда необходимость второго священника очевидна. Не имея возможности гарантировать дальнейшее трудоустройство, епархии не хотят нести дополнительные расходы и обучать лишних семинаристов, которые, оставшись без работы, вполне могут "устроиться" к врагам — УПЦ КП и УАПЦ.

Уровень предлагаемого семинариями и училищами образования традиционно не слишком высок, но вполне достаточен для служения на приходе. Однако, при всей внешней схожести семинарского быта и методик преподавания, разница, во всяком случае между семинариями, есть и она весьма существенна. Если Волынская семинария создана украиноязычным белым духовенством для подготовки приходских священников (причем священников именно для Волыни — галичан в нее не берут 24) и является оплотом автокефалистского движения (ректор — его идеолог), то Почаевская, наоборот, утверждает промосковскую ориентацию своих учащихся. Расположена она в 50 метрах от Почаевской Лавры, преподают в ней в основном монахи, часть учащихся — тоже монахи. Преподавание некоторых предметов ведется на русском языке, на нем же семинарией и Лаврой выпускается газета. Ректор семинарии — 40-летний архимандрит Нафанаил (Крикота) — до 1997 г. преподавал в Одесской семинарии, где в 1992 г. участвовал в изгнании из епархии архиепископа Лазаря (Швеца, ныне Симферопольского и Крымского), заявившего о поддержке создававшего тогда автокефальную церковь Филарета (Денисенко).

Монастыри

Главным монастырем региона, безусловно, является Почаевская Лавра — одна из четырех Лавр, имеющихся в РПЦ. Огромный комплекс, привлекающий множество паломников и экскурсантов, является бастионом УПЦ МП на Западной Украине. "Покров пресвятой Богородицы", как говорит архиепископ Тернопольский Сергий (Генсицкий), то есть приверженность каноническому православию московского образца, распространяется и на два окрестных района — Кременецкий и Шумской. Потеря Почаева и находящихся в нем святынь означала бы для РПЦ окончательную утрату Галиции, ослабление авторитета на Волыни и примыкающей к западному региону части центральной Украины — так называемого Подолья (Хмельницкой, Винницкой и Житомирской областей). Такая угроза была весьма вероятна в 1989-1992 гг., когда на монастырь претендовали сначала активисты УГКЦ, а затем УАПЦ и "филаретовцы". В 1992 г. в УПЦ КП ушел наместник Лавры — епископ Почаевский Иаков (Панчук), а в УАПЦ — благочинный 25 архимандрит Петр (Петрусь). Однако Лавра в целом осталась верна Московской Патриархии. Причины — весьма сильное "обрусение" монахов и высокая доля восточных украинцев и неукраинцев среди насельников 26. Как говорилось выше, уроженцы Галиции и Волыни в монахи шли довольно неохотно и потому пользующаяся большой популярностью в Белоруссии и Молдове Лавра в значительной степени формировалась за счет жителей этих республик.

Между тем внутренняя ситуация в Лавре в 1990-е годы отличалась нестабильностью. В 1988-1996 гг. в Лавре сменилось пять наместников 27. Далеко не все из них покинули ее стены по своей воле. Со сменой наместников менялось и среднее административное звено монастыря — благочинные, экономы, ключари, ректоры семинарий. Нынешнее руководство монастыря заняло свои посты в 1996-1997 гг.. В основном это довольно молодые монахи из восточных областей Украины, пользующиеся в быту русским языком и поддерживающие хорошие отношения с базирующимися в Одессе внутрицерковными проимперскими монархическими группами. Книжные киоски Почаевской Лавры — единственное известное автору место в западноукраинском регионе, где в продаже преобладает литература на русском языке, в том числе разоблачающая "ритуальные убийства" и "число зверя". Основная масса насельников — также люди среднего возраста, пожилых монахов, в основном выполняющих функции исповедников, — единицы.

Главная проблема, стоящая перед монастырем — нехватка места для братии. Имеющиеся келии позволяют разместить не более 150 насельников и 30 "трудников". Строить новые корпуса в черте комплекса нельзя — памятник архитектуры. Поэтому всех потенциальных кандидатов в монахи отсылают в лаврский скит, находящийся в трех километрах от Почаева. За 1998-1999 гг. число насельников скита выросло с 20 до 50 человек и продолжает увеличиваться.

Другой проблемой являются интенсивно ведущиеся монастырем ремонтные и реставрационные работы, на которые у монастыря уходит много сил и средств. Однако эти вложения, вероятно, окупятся сторицей. Монастырь ежедневно посещают от 30 до 70 автобусов паломников и экскурсантов, на праздники же сюда приезжает до 5-6 тыс. человек.

Нынешним настоятелем является епископ Почаевский (с 2000 г.) Владимир (Мороз), который в 1996-2000 гг. руководил монастырем в сане архимандрита. Этот 43-летний этнический молдаванин из Черновицкой области с 20 лет делал карьеру в церковно-административных структурах, стартовав с поста заведующего складом Черновицкого епархиального управления. Его стиль управления сторонние наблюдатели из среды православного духовенства региона называют ""казарменным", без любви к братии и стремления к совершенствованию духовной жизни", однако признают, что в период масштабных реставрационных работ нынешний настоятель находится на своем месте.

Проблемы, стоящие перед Почаевской лаврой, не характерны для других монастырей региона. Наибольшее число монастырей приходится на две области — Закарпатскую и Черновицкую 28. В основном это маленькие монастыри, насчитывающие от 5 до 25 насельников или насельниц. Они восстановлены на месте довоенных православных монастырей и скитов, причем зачастую в них вернулись насельники, изгнанные при закрытии в 1950-1960-е годы. Подавляющее большинство их немощны и потому для поддержания монастырского хозяйства необходима молодежь или люди средних лет, которых, однако, остро не хватает. Желавшие уйти в монастырь и не имевшие возможности сделать это в годы советской власти реализовали свою мечту в начале 1990-х. Число таких людей было достаточным, чтобы монашество в регионе пережило некоторый подъем. Кроме того, субъекты хозяйственной деятельности имели на своих счетах бесполезные для них "безналичные" деньги, которые охотно жертвовали на восстановление храмов и монастырей. В последние годы число людей, желающих уйти в монастыри, вновь стало невелико — то есть пришло в соответствие с границами социальной ниши, — а уж стремящихся к "спасению" в малоизвестных горных монастырях или на волынских болотах вообще остались единицы.

Вместе с тем подобные монастыри могут существовать достаточно долго. Местное население готово кормить монашествующих и помогать им в хозяйственной деятельности, а священники — служить в монастырских храмах. Так что пока в монастырях будет жить хотя бы по три-четыре насельника — закрытие им не грозит. Но говоря о существовании в регионе почти трех десятков монастырей УПЦ МП, мы должны понимать, что подавляющее большинство из них представляют из себя не такие "бастионы православия", как Почаев, а гораздо более скромные структуры, чье влияние (если оно есть) простирается не дальше околицы ближайшего села.

Перспективы

Каковы же перспективы РПЦ на Западной Украине. Способна ли она "удержатся" там или, может быть, даже "удержать регион"?

Галиция для РПЦ потеряна безвозвратно. Попытки Москвы давить на Рим, чтобы тот влиял на обстановку в Галиции, безрезультатны, потому что Ватикан находится в слишком напряженных отношениях к УГКЦ, чтобы заставлять ее делать или не делать что-то по отношению к другой конфессии. Тем более что расколотое руководство УГКЦ не способно ни проводить единую политику, ни контролировать приходы и организации мирян 29. Главное в том, что в Галиции попросту нет желающих ходить в церкви, подчиняющиеся Москве. Единичные священники, скрывающие порой от прихожан, что они подчиняются "русскому" епископу, без конкретной моральной и финансовой поддержки теряют какие-либо стимулы олицетворять себя с этой Церковью. А слово "каноничность", затасканное в ходе пропагандистских боев, сейчас на западной — да, вероятно, и во всей остальной Украине является скорее синонимом слова "русский", чем слова "законный". Так что весьма вероятно, что лет через 15 на всю Галицию (за исключением района Почаевской Лавры) останется пять-семь приходов УПЦ МП, куда будут ходить остатки русскоговорящего населения.

Единственным спасительным вариантом может стать соглашение между православными Церквями Украины об объединении. 800 существующих только в Львовской области православных приходов смогут существенно изменить ситуацию и восстановить, хотя и не в полной мере. былое могущество Львовской епархии УПЦ. Однако десятилетняя дискуссия об объединении пока ни к чему не привела и очевидно, что этот процесс сдерживает не только фигура Филарета (Денисенко).

В отношении Волыни и Черновицкой области по-разному, но встает вопрос об "удержании". Честно говоря, не всегда понятно, что имеют в виду произносящие это слово священники и епископы. Если говорить о сохранении ситуации 1970-1980-х годов, когда каждому прихожанину было понятно, что приход подчиняется сидящему в Москве Патриарху — то такое положение, видимо, уже не вернется, во всяком случае до тех пор, пока будет существовать самостоятельное украинское государство. Тоже самое с "влиянием" УПЦ МП на местные власти, общественность и другие конфессии. Период ее эксклюзивного положения безвозвратно прошел. Организационные структуры РПЦ — то есть слабо подчиняющиеся Киеву епархии и не менее слабо подчиняющиеся епархиям приходы — существовать, видимо, будут, поскольку все попытки создания канонической автокефальной украинской митрополии означают вероятность (и достаточно большую) разрастания серьезных автокефалистских настроений на всю правобережную Украину. Но что это будет за существование? Что это будет за церковь? Прихожан, от которых будут если не скрывать, то замалчивать главу Церкви (через отказ от поминания Патриарха Алексия II). Священников, которые будут "держать" под своим контролем два-три храма и появляться в епархии раз в пять лет, не платя при этом никаких налогов. Епископов, которые будут проводить политику, продиктованную не постановлениями Синода, а исключительно собственными соображениями (а также сопутствующими им фобиями и комплексами).

Из всего региона лишь в Закарпатье РПЦ может себя чувствовать достаточно уверенно и имеет долгосрочные перспективы. Малочисленное население края боится галицийского (а в широком смысле и общеукраинского) влияния и поэтому весьма четко ставит пограничные маркеры. И чем сильнее во Львове, Луцке и Киеве будет в моде автокефальность, тем крепче в Хусте и Мукачево будут держаться за свою "русскость" и искать защиты и покровительства у Москвы.

Источники

Источники

Материалы, легшие в основу этой статьи, собраны автором в 1998-1999 гг. и осенью 2002 г. во время четырех поездок на Украину, по всем областям ее западного региона, в ходе которых были проинтервьюированы 8 (из 10) архиереев УПЦ МП, окормляющих западноукраинские приходы, а также опрошены около 20 священников этих епархий. Другие точки зрения на проблему межконфессиональных отношений в регионе дали епископы, священники и активисты УГКЦ, УПЦ КП, УАПЦ, а также некоторые украинские религиоведы, с которыми автор встречался в 1999 и 2002 г. в Киеве (совместно с С. Тимофеевой) и Львове. Некоторую пищу для размышлений дали и авторы материалов о ситуации на Украине, публиковавшихся в 1996-2002 гг. в московской православной прессе (газеты "Радонеж", "Русский вестник", журнал "Москва").

Интервью автора с некоторыми архиереями УПЦ МП были опубликованы в 1998 г. в газете "Русская мысль" (Париж) 30. В опубликованной там же статье "Некоторые аспекты религиозной ситуации на Украине" 31 автор излагает свою точку зрения на характер межконфессиональных отношений на Украине в целом.

1Первая версия этого текста была опубликована: Русская православная церковь на Западной Украине / Диа-логос: Религия и общество 2000. Альманах / Под ред. М. Смирнова. М.: Духовная библиотека, 2001. С. 275-297.

2Феномен высокопродуктивных, по количеству вышедших оттуда священников, сел Западной Украины давно привлекает внимание религиоведов, однако автору пока не удалось найти какой-либо монографии или печатной работы, посвященной этому вопросу. Как нам кажется, наиболее простым объяснением этого социального феномена является своеобразное сочетание традиций "отходничества", присущих малоземельной и густонаселенной Западной Украине (особенно горной ее части), престижностью для этого региона священнической профессии (т.е. поступающие в семинарию, особенно из бедных и многодетных семей, стремились "выбиться в люди"), высокого уровня религиозной культуры населения и низкого уровня светского образования. Видимо, играли свою роль и такие факторы, как поддержка земляков, членов семей и примеры их удачных карьер. Условия, в которых росли будущие священнослужители в селе Лихоборы Турковского района Львовской области (более 200 ныне действующих священников), описал секретарь Хустского епархиального управления: "Село в горах. Жилось очень трудно. Летом работали на сезонных работах в восточной Украине. 48 километров до райцентра. Автобус туда не ходил неделями. Асфальта от трассы (5 километров) нет до сих пор. Школа-восьмилетка. Зато в селе две церкви, которые никогда не закрывались. Сейчас они ушли в УАПЦ" (Интервью Н. Митрохина с протоиереем Михаилом Бринчаком. Хуст, 4.8.1999).

3На 1.1.2002 г. в регионе существовали следующие епархии УПЦ МП: в Галиции — Львовская и Галицкая (архиепископ Августин (Маркевич), 60 приходов), Тернопольская и Кременецкая (архиепископ Сергий (Генсицкий), 124 прихода), Ивано-Франковская и Коломыйская (архиепископ Николай (Грох), 25 приходов); на Волыни — в Волынской области: Луцкая и Волынская (митрополит Нифонт (Солодуха), 302 (на осень 2002 г.) прихода), Владимиро-Волынская и Ковельская (архиепископ Симеон (Шостацкий), 213 приходов), в Ровенской области: Ровенская и Острожская (архиепископ Варфоломей (Ващук), 250 приходов), Сарненская и Полесская (епископ Анатолий (Гладкий), 250 (на середину 2002 г.) приходов); в Закарпатской области — Мукачевская и Ужгородская (епископ Агапит (Бевцик), 282 (на август 1999 г.) прихода), Хустская и Виноградовская (епископ Иоанн (Сиопко), 199 приходов); в Черновицкой области — Черновицкая и Буковинская (митрополит Онуфрий (Березовский), постоянный член Священного Синода УПЦ, 360 приходов).

4Цыпин В., протоиерей. История Русской церкви. 1917-1997. М.: Издательство Свято-Преображенского Валаамского монастыря. 1997. С. 477. Относительно трезвый анализ вопроса см. в работе священника УПЦ МП О. Добоша (Добош О., протоиерей. Унiя на Украiнi. Вiк ХХ. Каменец-Подольск, Дзвiн, 1996. На укр. языке).

5Иногда имеет место очевидная юридическая неграмотность или откровенное пренебрежение законом. Например, по словам архиепископа Ивано-Франковского Николая — "у нас сложилась непростая ситуация вокруг нашего "кафедрального собора" на ул. Пушкина, д. 6, который размещается в помещении детского сада. Относительно недавно выяснилось, что мы когда-то получили его в аренду всего на три года и еще в 1993 г. этот срок кончился. С тех пор попустительством настоятеля храма — протоиерея Михаила Шувара мы владели храмом неизвестно на каких основаниях. Без договора аренды. Ситуация обострилась, когда налоговые органы заинтересовались киоском, который он держал при этом храме. Там он торговал литературой, иконами, свечами и всякой утварью, но никакой бухгалтерии не велось и ни мне, ни государству протоиерей не отчитывался. Так что, жертвуя им ради собора, я издал указ, в котором запрещал его в служении на территории города Ивано-Франковска. Он решил на меня обидеться, нашел себе сторонников, начал писать письма в газету "Русь православная", что я, дескать, являюсь гонителем на "ревнителей православия"" (Интервью Н. Митрохина с архиепископом Ивано-Франковским и Коломыйским Николаем (Грохом). Ивано-Франковск, 16.6.1998).

6Интервью Н. Митрохина с архиепископом Мукаческим и Ужгородским Евфимием (Шутаком). Мукачево, 4.8.1999.

7Митрополит Луцький i Волинський Ніфонт: "Біля святинь потрібне ще й живе слово проповіді" / Интервью сайту "Православие в Украине" // 2002 г. http://www.orthodox.org.ua/win/interv/nifontos.html

8Интервью Н. Митрохина с архиепископом Тернопольским и Кременецким Сергием (Генсицким). Тернополь, 16.5.1998.

9Интервью Н. Митрохина с архиепископом Львовским и Галицким Августином (Маркевичем). Львов, 10.9.2002.

10Интервью с архиепископом Львовским и Галицким Августином (Маркевичем).

11Интервью Н. Митрохина с архиепископом Луцким и Волынским Нифонтом (Солодухой). Луцк, 29.7.1999.

12Интервью Н. Митрохина с протоиереем Владимиром Кузьо. Львов, 8.9.2002.

13Интервью с архиепископом Тернопольским и Кременецким Сергием (Генсицким).

14В Волынской области на 1999 г.: УПЦ МП — 471 приход , УПЦ КП — 195, УАПЦ — 13, УГКЦ — 10, РКЦ — 25.

15Из 250 приходов Луцкой и Волынской епархии в 60-ти (в примыкающих к Галиции Гороховском, Рожищенском, Луцком и Локачинском районах) служба ведется полностью на украинском языке, а не на церковно-славянском с украинским акцентом, как это принято в правобережной части приходов УПЦ. См.: Интервью с архиепископом Луцким Нифонтом (Солодухой).

16И священники, и епископы, оправдываясь, говорят, что еще в 1990 г. Патриарх Алексий II (Ридигер) во время приезда в Почаев разрешил им не поминать его имя, если обстановка не позволяет это делать.

17В епархии около 100 молдавских (румынских) приходов, почти 100 священников-молдаван, есть молдавские монастыри.

18Интервью митрополита Черновицкого Онуфрия (Березовского) сайту "Православие в Украине" // 2002 г. http://orthodox.org.ua/win/analit/onufriy.html.

19Греко-католическое монашество, для которого в Галиции характерно существование небольших, но социально-активных общин, входящих в различные ордена, пользуется куда большим уважением.

20Подразумевается сексуальная ориентация монахов.

21"Протоиерей Михаил Шувар здесь был несколько лет секретарем епархии и, видимо, чувствовал себя вправе творить многое. Когда к нам в епархию из командировки в Канаду вернулся и был назначен указом Блаженнейшего новый секретарь епархиального управления протоиерей Димитрий Садовяк, то Шувар в моем присутствии устроил ему скандал: "Зачем ты сюда приехал. Я тут все отстоял". Тот как приехал, так и уехал. Шувар вообще хотел, чтоб было епархиальное управление, но не было епископа. Тогда бы он подчинялся какой-нибудь соседней епархии и чувствовал себя здесь хозяином. А поскольку я здесь усидел — начались с ним конфликты. Я думаю, что со стороны митрофорного протоиерея, кандидата богословия именовать правящего архиерея "козликом", а тех, кто с ним общается, "козлищами", не очень правильно. Я против него не имею ничего: служить — служит. Но что он затевает и чего он хочет, я не знаю". (Интервью с архиепископом Ивано-Франковским Николаем (Грохом)).

22Кроме вышеперечисленных газет, в регионе епархии УПЦ МП издают: во Владимиро-Волынской епархии газету "Волынь православная" (тираж 2.000), в Ровенской епархии в 1997 г. издавали газету "Благовест" (издается ли сейчас и каков тираж — автору не известно). В Тернопольской епархии раз в год издается пасхальный выпуск "Тернопинье Православное", там же в Почаевской Лавре издается "Почаевский листок", но его периодичность и тираж неизвестны.

23Єпископ Сарненський i Поліський Анатолій: "Треба повернути віру людей в життя!" / Интервью сайту "Православие в Украине" // 2002. http://orthodox.org.ua/win/interv/anatoliy.html. В интервью он, однако, не уточняет правового статуса учреждения, созданного при епархии, но речь, видимо, идет о краткосрочных курсах.

24"В семинарию с Галиции не берем. Один раз взяли — по личной просьбе архиерея — и тот ушел в униаты. Не берем и священников, которые родом из Галиции, но хотят переехать на Волынь — не надежны. У меня таких осталось на приходах десять или пятнадцать человек — самый ненадежный народ" (Интервью с архиепископом Луцким Нифонтом (Солодухой)).

25Благочинный монастыря, по значению — второй человек в монастыре после наместника, занимается контролем за поведением священников и поддержанием дисциплины.

26К числу более субъективных факторов можно отнести и такой: "Мы тогда держали (в Почаеве — Н.М.) за деньги специальную группу боевиков, человек 30 молодых, хорошо обученных — быть может, это нас и спасло. На той стороне о них узнали и боялись к нам соваться. Боевики подчинялись лично мне и среди них был старший, которому давались директивы и с кого был спрос. Мы даже посылали боевиков во Львов и Тернополь на выручку в сложных ситуациях" (Интервью Н.Митрохина с архиепископом Черновицким и Буковинским Онуфрием (Березовским). Черновцы, 15.5.1998).
271988-1990 гг. — архимандрит Онуфрий (Березовский), 1990-1992 гг. — епископ Иаков (Панчук), 1992-1996 гг. — епископ Феодор (Гаюн), 1996 г. — архимандрит Ефрем (Кицай), отвергнутый братией, с 1996 г. — архимандрит Владимир (Мороз). Для сравнения — в Троице-Сергиевой Лавре наместник не меняется с 1988 г.
28Мукачевская епархия — 5 (1 мужской, 4 женских), Хустская епархия — 11 (6 мужских, 5 женских), Черновицкая — 9 (5 мужских, 4 женских). В Закарпатье численно преобладает женское монашество, в Черновицкой — мужское (88 мужчин, 33 женщины).
29Подробнее см.: Митрохин Н. Внутренние проблемы греко-католической церкви // Российско-Украинский бюллетень. М., 2000. № 6-7. С. 81-86.
30РМ, 1998. № 4230 (с епископом Ивано-Франковским), № 4234 (с епископом Львовским) и № 4237 (с епископом Тернопольским).
31РМ, 1999. № 4276-4277 (перепечатана на английском языке: Aspects of the Re-ligious Situation in Ukraine. In: Religion, State & Society, (Keston Institute, Oxford, UK). 2001. Vol. 29. № 3. P.173-196).

Система Orphus
Рейтинг
0
0

Мониторинг СМИ

Последние комментарии

  • dutchak1 | 24 ноября 2017, 08:56

    «Фанів» в мене мабуть немає і іноді той стиль аргументації викликаний бажанням знайти розумних опонентів в вузькому, корпоративному і закритому середовищі т.з. «релігієзнавців». Сама наука

  • protBohdan_Ohulch | 23 ноября 2017, 21:45

    Автор коментаря під іменем dutchak, можливо, має певну логіку аргументів та знання у цьому питанні. Але, на жаль, початок тексту зі словами Країна Дурнів, клоунада, посміховище тощо працює як

  • dutchak1 | 23 ноября 2017, 14:48

    "Сонце ще не зійшло, а в Країні Дурнів вже кипіла робота ..." (с) О.М. Толстой, "Золотий ключик або пригоди Буратіно" Країна Дурнів існує не в тому розумінні, що її жителі не

  • Василий Петров | 23 ноября 2017, 10:32

    ...и не допусти нам отречься от тебя. но избави нас от обмана.

  • Тарасій | 23 ноября 2017, 09:15

    Не вірю цьому сайту давно. Вже не раз бачив як вони брешуть відверто. Бо не відомо що реально сказала ця жінка, її прямої мови ніхто не подає. І в цьому випадку вона бачить лише змонтоване відео, яке

Популярные статьи месяца