Литургия Преждеосвященных Даров

Одна из самых красивых великопостных служб, совершающаяся регулярно на протяжении как Четыредесятницы, так и Страстной седмицы — литургия Преждеосвященных Даров. Для многих именно это богослужение является «визитной карточкой» литургических особенностей Великого поста.

Предназначенная первоначально для всех дней в течение года, когда не совершается Евхаристия, литургия Преждеосвященных Даров служится теперь лишь по средам и пятницам Четыредесятницы и с понедельника по среду Страстной седмицы, а также в четверг 5-й седмицы и в дни памяти храмового святого или полиелейных святых, если они выпадут на будний день поста. Такими днями обычно бывают первое и второе обретение главы Иоанна Предтечи (24 февраля / 9 марта) и память 40 мучеников Севастийских (9/22 марта). Когда-то эта литургия совершалась во все будние дни поста, а на Страстной седмице — и в Великую Пятницу. До первого закрытия Киево-Печерской Лавры большевиками в 1920 году литургия Преждеосвященных Даров здесь совершалась ежедневно по будням Великого поста, кроме понедельника и вторника 1-й седмицы; ныне эта традиция утрачена.

Литургия Преждеосвященных Даров представляет собой службу, построенную на основе вечерни, целью которой является причащение верующих Дарами, освященными в предыдущее воскресенье на евхаристической литургии св. Василия Великого. Хотя во многих храмах ее совершают по утрам, уставом предполагается все же именно вечернее причащение и, соответственно, строгий пост в течение всего дня.

Предпосылкой к возникновению литургии Преждеосвященных Даров было домашнее самопричащение христиан, известное с глубокой древности. Уже во времена св. Василия Великого это было «долговременным обычаем», который он одобрял. Еще раньше, у св. Иустина Философа, находим свидетельство, что в его времена диаконы приносили Св. Дары на дом христианам, по каким-либо причинам не могущим посетить евхаристическое собрание. О разрешении верующим брать домой часть евхаристического Хлеба пишет Кирилл Александрийский, а в трудах Тертуллиана домашнее причащение предстает как обычное повседневное явление.

Самые ранние свидетельства о существовании литургии Преждеосвященных Даров приводятся в «Пасхальной хронике» — документе начала VII века. Здесь говорится: «В этом году при Сергии, патриархе Константинопольском, с первой недели поста, четвертого индикта (615 года) начали петь после "Да исправится" во время перенесения Преждеосвященных Даров из скевофилакиона (сосудохранительницы — пристройки или отдельного здания рядом с храмом, где приготавливались дары для литургии) на престол, после того, как иерей скажет "По дару Христа Твоего", народ тотчас начинает "Ныне силы небесные"...».

Вопрос об авторстве литургии Преждеосвященных Даров остается открытым. В нынешних служебниках литургия приписывается святителю Григорю Двоеслову (Великому), папе Римскому, однако это надписание появляется в богослужебных книгах лишь с XVI века. Более ранние рукописи называют автором литургии Преждеосвященных Даров свт. Василия Великого, Епифания Кипрского, Германа Константинопольского. Возможно, закрепление имени свт. Григория Великого за чином Преждеосвященных произошло по причине того, что его Сакраментарий содержит указание на практиковавшееся в Риме в Великую Пятницу (единожды в году) освящение Чаши через погружение в нее Преждеосвященного Хлеба.

В современной практике Православных Церквей распространено два взгляда на освящение чаши на Преждеосвященной литургии. Церкви, придерживающиеся древней греческой традиции, полагают, что вино в потире освящается через соединение с погружаемой в него частицей Тела Христова. Русская же Церковь и зависимые в богословском отношении от нее Церкви с XVII века считают, что вино в чаше «благословлено», но не освящено в Кровь Христову. Данное мнение сформировалось под воздействием богословия киевского святителя Петра Могилы, зависимого от латинского учения о форме и материи таинства. В Требнике Петра Могилы содержимое чаши на Преждеосвященной литургии называется «простым вином» даже после соединения с частицей Тела Христова. Кроме того, Петр Могила, замечает: «Егда де от Чаши пиеши или диакону подаваеши, ничтоже глаголи, ибо тамо простое есть вино, а не Владычня Кровь, точию церемониялнаго ради обиходу, употребляемо бывает, вместо полоскания уст».

В то же время масса свидетельств говорит в пользу греческой практики. Так, в письме Константинопольского патриарха Михаила III к епископу Павлу Галлипольскому 1174 года, которое озаглавлено «О Преждеосвященных», говорится о способе приготовления Агнца для литургии в константинопольской традиции: «В последнюю неделю, Сыропустную, когда совершается полная мистагогия, приготовь больше святых хлебов, чем обычно. После причащения хлебы сохраняются в специально предназначенном ящичке до пятницы. Святой Кровью их не кропить, потому что чаша в каждый постный день приготовляется и освящается совершением Преждеосвященной литургии, во время которой преждеосвященный хлеб, после вознесения и раздробления, помещается в чашу. И какой смысл в предварительном смешивании Святой Крови с божественным Хлебом? Ведь Преждеосвященная служится только для того, чтобы освятить святую чашу».

Профессор Афинского университета священник Стефан Алексопулос приводит данные из ок. 30-ти ранних источников, от третьего до девятого века, говорящих о заготовлении только Тела Христова для Преждеосвященной литургии, не напитанного Св. Кровью. Чаша освящалась во время литургии через погружение в нее частицы Преждеосвященного Агнца. Этот обычай сохранялся и позже. Византийский автор четырнадцатого века Константин Арменопул пишет: «При заготовлении более правильно не напоять преждеосвященные Дары Кровью Господней с помощью лжицы. Так и делают в нашей Великой Церкви». В это время, очевидно, уже возникла и иная практика — смачивать заготовленный Агнец каплями Св. Крови. Однако практика заготовления Агнца без окропления или напоения его Св. Кровью сохранялась у греков вплоть до конца XVIII – начала XIX века.

В грузинском переводе иерусалимского чина литургии Преждеосвященных содержится молитва, подразумевающая освящение чаши. Молитва о схождении Святого Духа на находящееся в чаше «смешение» и о его освящении есть и в богослужебной традиции нубийского христианства: «Господи Боже наш, собезначальный Всечестному Отцу Твоему и Святому Духу. Ты, проистекший для нас как источник святости, ниспошли Духа Твоего Святаго на еже в чаше сей смешение и измени его этой преждеосвященной частью…».

После начального возгласа «Благословенно Царство» начинается обычная вечерня: чтение предначинательного псалма, мирная ектения и кафизма. Кафизма на вечернях Великого поста читается всегда 18-я, и во время ее чтения священнослужители готовят Святые Дары для перенесения на престол. Во многих храмах сегодня Дары и так хранятся на престоле, но все равно для совершения великого входа их требуется перенести на жертвенник. Поэтому заготовленный в воскресенье Агнец сначала достают из дарохранительницы и полагают на дискос, затем переносят на жертвенник, и уже там вливают вино в потир и покрывают сосуды покровцами и воздухом («аером»).

После «Господи воззвах», входа, пения «Свете тихий» и прокимна следует чтение паремий, обычных для великопостной вечерни. Между первой и второй паремией священник благословляет собрание зажженной свечой и кадилом, возглашая: «Свет Христов просвещает всех». Об обычае возжжения светильников во время чтения Писания (чтение было предназначено преимущественно для катехуменов, готовящихся принять крещение в Великую Субботу) говорит свт. Иоанн Златоуст. Сохранились и светильники IV–V веков с надписью «Свет Христов просвещает всех».

После чтений поется «Да исправится молитва моя» — респонсорный псалом 140. Структура этого песнопения сходна с великим прокимном. Первое упоминание о каждении во время пения данного псалма встречается у Феодорита Кирского. Таким образом, на нынешнем богослужении псалом 140 исполняется дважды: во время пения «Господи воззвах» вместе с псалмами 141, 129 и 116, и в качестве самостоятельного песнопения. По всей видимости, «Да исправится» осталось в чине Преждеосвященных как следствие литургической «консервативности» наиболее важных служб церковного года.

После пения «Да исправится» читается молитва прп. Ефрема Сирина с 3-мя земными поклонами. Несмотря на то, что в Служебнике в чине литургии Преждеосвященных Даров эта молитва отсутствует, на практике она читается дважды: в данном месте и после Херувимской песни.

После этого следуют обычные для синаксиса ектении: сугубая и об оглашенных, а с четвертой седмицы поста — и о «просвещаемых», то есть катехуменах, готовящихся принять крещение уже в этом году в Великую Субботу. Вслед за этим, как и в современном византийском чине евхаристических литургий, читаются две молитвы верных и совершается перенесение Даров с жертвенника на престол — великий вход.

Во время великого входа поется херувимская песнь «Ныне силы небесныя…», известная, как отмечено выше, с начала VII века. Сама процессия входа совершается молча. Порядок входа раньше был обычным: диакон нес дискос, священник — потир, но затем возник обычай нести священнику дискос и чашу вместе. Диакон в данном случае идет перед Дарами с кадильницей.

После поставления Даров на престол читается просительная ектения, которая одновременно предшествует Молитве Господней. Возникнув однажды в данном месте в чине Преждеосвященных, эта ектенья впоследствии оказалась продублированной в чине евхаристических литургий: 1) после анафоры, перед пением «Отче наш» и 2) после великого входа, перед целованием мира. После ектении читается центральная молитва Преждеосвященной литургии, в которой священник просит, чтобы Господь избавил «нас и верный народ Свой» от всякой нечистоты, освятил души и тела, чтобы с чистой совестью, «непосрамленным лицом» и «просвещенным сердцем» все верующие соединились через причащение с Самим Христом, истинным Богом.

После пения «Отче наш» в главопреклонной молитве священник еще раз просит, чтобы Господь удостоил всех собравшихся причаститься животворящих Тела и Крови. Вслед за возгласом «Преждеосвященная святая — святым» раздробляется Агнец, частица его полагается в потир и добавляется теплота.

Причащение в греческой традиции совершается по обычному чину. В русской традиции с конца XVII века вслед за мнением, будто бы вино в чаше не освящается в Кровь Христову, утвердился обычай молча отпивать от чаши, причем тот диакон, который будет потреблять Дары, от чаши не отпивает. В связи с этим же воззрением в русской традиции обычно отказывают в причастии младенцам, не могущим принять частицу Св. Тела. Во время причащения поется причастный стих «Благословлю Господа на всякое время…» — след от древней традиции петь во время причащения полностью 33 псалом.

Итог богослужению подводят благодарственная ектения и заамвонная молитва, в которой священник просит, чтобы Бог сподобил всех верующих «течение поста совершить» и «неосужденно достигнуть поклонитися и святому Воскресению». Таким образом, обозначается цель Великого поста как подготовки к Пасхе Христовой.