"Вера-разлучница" рассорила журналистов и адвентистов

21 ноября 2011, 18:58 | Религия и масс-медиа | 2 |   | Код для блога |  | 

Медиаграмотность. - 21 ноября 2011 года

adventisti.jpg

В адрес «Телекритики» пришло письмо Максима Балаклицкого, доцента кафедры журналистики Харьковского национального университета, с просьбой опубликовать статью луганского журналиста Игната Меренкова.

Автор статьи критикует сюжет «Вера-разлучница» программы «Критическая точка» телеканала «Украина». По мнению автора, в сюжете тенденциозно была представлена деятельность Церкви адвентистов седьмого дня на примере ситуации в конкретной семье.

Максим Балаклицкий сообщил также, что в ближайшее время представители адвентистской церкви планируют встретиться с авторами программы «Критическая точка», чтобы передать последним документы, свидетельствующие об искажении фактов в сюжете.
«Телекритика», в свою очередь, обратилась к редакторам программы «Критическая точка» с просьбой прокомментировать статью господина Меренкова. Их ответ читайте в этой же публикации.

Нам кажется важной публичная дискуссия на эту тему. Религиозная тематика очень сложна, в украинском обществе она часто политизируется, и поэтому требует очень тонкого подхода. Не всегда журналисты и представители разных церквей и религиозных общин находят общий язык. Учитывая этот факт, «Телекритика» намерена вернуться к проблеме освещения украинскими журналистами тем религии.

Как журналисты телеканала «Украина», используя искажение фактов, разжигают межконфессиональную рознь

Игнат Меренков

«Вера-разлучница»

В октябре 2011 года на телеканале «Украина» в программе журналистских расследований «Критична точка» был показан сюжет под названием «Вера-разлучница» (расследование на месте вела Ирина Федоренко), который заклеймил христиан из официально зарегистрированной традиционной для Украины протестантской церкви – Адвентистов седьмого дня – как секту, отбирающую жён у мужей, детей у родителей, лишающую своих членов свободы действий, запрещающую им контакты с обществом. Более того – в которой верующие воспитывают детей, лишая их… пищи.

Поводом для сюжета стала история Сергея, брак которого, по его словам, был счастлив, пока к жене не пришли верующие и не «втянули» её снова в «секту», в которой она была до брака. Не приводя никаких убедительных фактов из семейной жизни (кроме того, что жена стала вегетарианкой и носит длинную юбку), сходу ведущая программы Александра Адаменко утверждает, что «секта» каким-то образом отобрала жену у мужа. И мол, Бог с ней, с женой-то, муж давно смирился, но вот детей жаль – оказывается, верующая мама «прихватила» их с собой – невзирая на то, что Служба по делам детей предписала отдать их Сергею. Дальше – больше. Из передачи можно понять, что церковь адвентистов седьмого дня «вывезла» маму с детьми из Донецка в г. Зуевку Харцызского района, где «абсолютно изолировала» от мира в «неухоженном» доме, принуждая трудиться бесплатно. «Над детьми издеваются», – опасается Сергей. «Мама наказывала детей, лишала их пищи», – вторит ему начальник Службы по делам детей Харцызска Вера Есипова. «Пусть это было один раз, два раза, но дети не получали достойного питания в подрастающем возрасте», – слышим мы комментарий, очень похожий на оправдание (ведь если на этом «одном разе» так заостряется внимание, уже можно предположить, что с количеством поводов для обвинений явная проблема). Подтверждением версии Сергея о «зверствах» адвентистов в передаче выступает видеоряд, снятый скрытой камерой – сюжет о том, как владелец дома в Зуевке, куда переехала адвентистка Анна, отказывается пускать в свой дом Сергея с телевизионщиками. А также дверь квартиры Анны в Донецке, которая также дала понять, что не намерена пускать Сергея в дом: «Вот когда придёшь один, тогда и поговорим».

Целая детективная история. Однако давайте попробуем выяснить, что же всё-таки на самом деле произошло между Анной и Сергеем. Отобрала ли «секта» жену у мужа, или всё было несколько иначе? Процитируем письмо Анны.

Счастье… из-под палки

«Когда я познакомилась с Сергеем, в возрасте 16 лет, я являлась членом церкви Адвентисты седьмого дня. Я с рождения воспитывалась в семье глубоко верующих людей, для которых было очень важно привить все моральные ценности.

…Я участвовала в служении, играла на фортепиано, пела, дружила с молодёжью. Сергей об этом прекрасно знал. Но когда он мне предложил выйти замуж, он конкретно поставил условие: “Я запрещаю тебе ходить в твою церковь!”. На тот момент я достаточно сильно полюбила этого человека и не понимала, на что я меняю свою счастливую христианскую жизнь.

Я вышла замуж. Какое-то время я была очень счастлива, во всяком случае, я питала себя этой мыслью. Но когда у нас появлялись серьёзные конфликты, ссоры в связи с тем, что мы были людьми с разными ценностями, я уже не чувствовала себя счастливым человеком. За нашу пятилетнюю совместную жизнь Сергей неоднократно пытался уходить из семьи, даже тогда, когда я была на восьмом или девятом месяце беременности вторым ребенком. Именно в такие моменты я и вспоминала о той счастливой, подлинно счастливой христианской жизни. Я вспоминала жизнь многих верующих семей и понимала, что у меня далеко не счастье. Наконец, после очередных скандалов, связанных с его работой музыкантом в кафе, после очередных ночных звонков девочек-официанток, их совместного ночного времяпровождения, я захотела пойти в церковь помолиться, забыть о своих скандалах. Мне стоило сходить один раз в церковь с детьми, как Сергей собрал свои вещи и ушёл от нас. Я осталась с двумя маленькими детками: старшей дочери было 3 года, меньшей – 9 месяцев. Не проживая уже с нами и не интересуясь нашим материальным положением, Сергей приходил к нам домой каждую субботу (день богослужения в церкви). Чтобы не пустить меня в церковь, он стал применять физическую силу, бил даже на глазах у плачущих деток, на глазах у моей мамы, в квартире которой мы жили с начала нашей с Сергеем супружеской жизни. Я терпела, прощала, снимать побои отказывалась, не хотелось ещё больше усугублять положение, хотя свидетелей достаточно было и есть, которые видели все мои побои. Естественно, после всего этого я твёрдо приняла решение вернуться в церковь. И оказавшись одна с детками, без всяких средств к существованию, я подала заявление в Кировский районный суд г. Донецка о снятии алиментов на двоих детей».

Далее Анна описывает, как она ждала возвращения Сергея в семью, однако он первым подал на развод, после чего подал заявление в органы опеки, чтобы отобрать у неё детей, незаслуженно обвинив в том, что она не заботится о них и не даёт им должного воспитания. «Но органы опеки, – продолжает Анна, – не нашли никаких оснований, чтобы забрать у меня детей, и, вынося заключение, они одобрили такое нравственное (христианское) воспитание. Отцу же установили один день в неделю для посещения детей – воскресенье. Несмотря на установленный день, отец очень редко посещал детей: когда один раз в месяц, когда один раз в два месяца. И так продолжалось несколько лет».

Итак, уважаемые телезрители канала «Украина», а также коллеги-журналисты! Извольте сделать соответствующий вывод о том, кто же всё-таки на самом деле разрушил эту семью.

Кстати, в видеосюжете Сергея демонстративно показывают на фоне православных икон со словами о том, что жена должна жить верой мужа. Однако после прочтения письма Анны, думается, не только верующие адвентисты, но и многие женщины-матери любого вероисповедания, в том числе и православные, не захотели бы такого «счастья», которым фактически одарил Анну Сергей.

Обжалованию подлежит

В сюжете «Вера-разлучница» Анну обвиняют в том, что после развода с мужем она «прихватила» детей с собой (как вор прихватывает то, что плохо лежит). Это, извините, уже на грани оскорбления личности, тем более что причин для такого заявления просто-напросто нет. На протяжении многих лет дети проживают с матерью на основании решений органов опеки и решений суда, а то недавнее решение Службы по делам детей Харцызского городского совета в пользу Сергея, на которое ссылаются в передаче, обжаловано в прокуратуре, о чём создатели видеосюжета, разумеется, упомянуть забыли.

В апреле 2011 года прокуратура г. Харцызска выявила нарушения в решениях исполнительного комитета Харцызского городского совета и назначила дисциплинарное взыскание начальнику Службы по делам детей В.П. Есиповой.

В данное время процесс обжалования решения органов опеки ещё продолжается. Как известно, во время обжалования проживание детей с матерью является вполне законным. Кроме того, остаётся в силе решение органов опеки г. Донецка, которое хотя и является более ранним, но не было отменено.

На каком же основании канал «Украина» выставляет маму как похитительницу собственных детей, а церковь АСД – как содействующую в этом похищении?

Где объективное освещение истории судебного процесса, который длится несколько лет и получить доступ к материалам которого вполне реально?

Если судебные разбирательства на момент передачи всё ещё длятся и ни одна сторона не намерена уступить, дело журналиста – правдиво осветить историю тяжбы, а уж потом предложить зрителю самому сделать выводы. Вместо этого авторы сюжета «Вера-разлучница» преподнесли версию Сергея как не подлежащий сомнению факт, подкрепив её ссылкой лишь на одно из решений Службы по делам детей, игнорируя все остальные решения, документы и законодательство.

Неужели адвентисты воспитывают детей голодом?

Процитируем письмо Анны дальше:

«Ложь, представленная в видеосюжете:

“Постепенно стало исчезать из рациона мясо” – вегетарианкой я стала спустя 2 года после развода, а не во время супружеской жизни.

“Стали появляться длинные юбки” – длинные юбки носила и во время супружеской жизни. Придя в церковь, я исключила из своего гардероба только брюки.

“Издеваются над детьми” – просто ложь.

“Дети не получают должного питания” – дети получают сбалансированное полноценное питание. Результаты анализов и заключения педиатров подтверждают, что дети абсолютно здоровы, нет никаких отклонений в их развитии.

“Лишают детей пищи в качестве наказания” – никогда не использую такой метод наказания. В упоминаемом в программе случае, ребёнок очень плохо вёл себя за столом, из-за чего его попросили выйти из-за стола на некоторое время в комнату. Позже, когда ребенок успокоился, он смог поесть. Это был единственный случай.

“Ограничены в общении со сверстниками” – у нас с детками очень много знакомых, с которыми мы поддерживаем дружеские тёплые отношения. Мы проводим время в гостях у соседей, и они приходят к нам.

“Дети лишены детства – мультиков, интересных книг”. Вместо мультиков я предпочитаю познавательные и детские обучающие программы. У дочерей достаточно детских книг и энциклопедий, развивающих настольных игр, игрушек и т. п.

“Отец мечтает о счастливом детстве дочерей” – когда была возможность часто посещать детей, отец приходил очень редко; не интересовался материальным положением детей, не помогал финансово. Задолженность на сегодняшний день по алиментам (насчитанная исполнительной службой) составляет 19270 гривен.

“Дети якобы заболели” – мы не знали, что приедет телевидение (он хотел сделать это неожиданно), болезнь детей в те дни подтверждается справкой из больницы.

“Занедбаний дом” – в доме проводятся строительные работы.

“Моет полы, готовит кушать – все на безоплатной основе” – я официально трудоустроена на фирме ООО “Нартекс” на должность маркетолога продукции здорового питания, зарплата – 1000 грн.».

Почему двери адвентистов оказались закрыты

В передаче, характеризовавшей дом в Зуевке, где проживала Анна у адвентистов, как «занедбаний», игнорируется тот факт, что жилищно-бытовые условия в этом доме официально обследовались как органами опеки, так и представителями местной школы. В актах обследования подчёркивается, что в доме тепло, уютно, соблюдается гигиена, условия для проживания детей являются благоприятными.

Владимир, владелец дома, поставил в известность журналистов канала «Украина» о наличии этих документов и объяснил, по какой именно причине он не намерен их пускать: «Права Анны защищаются в судебно-правовом порядке. В визите телеканалу “Украина” я отказал, так как для следствия это не имеет никаких законных оснований».

Если Сергей не может успокоиться и игнорирует любые официальные акты обследования, надо полагать, это его личные проблемы, а не проблемы владельца дома. А вот игнорирование официальных документов журналистами, уповающими только на скрытую камеру – просто недопустимо. Сюжет, сфабрикованный таким образом, не может заслуживать гордого звания «журналистского расследования».

Что касается Анны, отказавшейся пускать Сергея, «потому что он не один», то она, во-первых, сослалась на то, что в данный момент больна и потому не готова давать интервью (в видеосюжете этого показано не было). Во-вторых, она сдержала слово (о чём зритель, разумеется, тоже не знает) – как только Сергей остался один, она пустила его в дом, несмотря на то, что днём ранее он уже побывал у них дома. Несмотря на то, что старшая дочь говорит, что больше не хочет видеть своего папу, потому что он «обижает маму» у неё на глазах. Об этих фактах «Украина» умолчала, показав только первый момент – как Анна ставит условие бывшему супругу, чтобы он пришёл один.

Между прочим, учитывая угрозы и оскорбления Сергея в адрес Анны, можно вполне предположить, что он не является таким уж желанным гостем в её доме. Вот только стоит ли личные отношения бывших супругов проецировать на церковь АСД, обвиняя её в том, что это она «изолировала» маму с детьми? Дорогое ТВ, неужели в стране нет неадвентистских пар с натянутыми отношениями? Почему же вы со скрытой камерой не идёте к ним?

О какой свободе вещает «Украина»

При всей необъективности той информации, которую создатели передачи сообщают о ситуации Анны и Сергея, они ещё и пытаются внушить зрителю, что адвентисты – сектанты и у них «нет никакой свободы». Аргументом служит возврат членами этой церкви десятины (хотя её возвращал, к примеру, князь Владимир, на средства которого была построена Десятинная церковь в Киеве) и наличие миссионерской деятельности (без которой христианства просто не было бы).

Стоит ли говорить, что журналист не имеет права разжигать религиозную рознь через формирование у общественности представления о верующих официально зарегистрированных церквей как о «сектантах», поскольку это является нарушением действующего законодательства Украины. И уж тем более недопустимо очернять репутацию всех верующих той или иной конфессии при помощи искажения фактов.

Конечно, можно предположить, что некоторые люди не осведомлены, сколько на самом деле свободы у адвентистов, в том числе в вопросах десятины, питания, одежды, мультфильмов, развлекательных мероприятий и т. д. Но если вы журналист, надо как минимум поинтересоваться, какова социальная доктрина этой церкви, вместо того чтобы строить свои выводы на предвзятых высказываниях (например, обвинение в том, что адвентистам запрещено выходить куда-либо, кроме как из дому в церковь – вообще полный бред, оставим его на совести Сергея).

Создателям подобных передач, героями которых становятся «православные» мужья, избивающие своих жён за инакомыслие и в достижении целей не гнушающиеся явной ложью, хотя сами задолжали по алиментам около 20 тыс. гривен, стоит задуматься: не кощунство ли – вещать о свободе в православии, приводя в пример ситуации ЭТИХ людей. Должны ли православные благодарить журналистов телеканала «Украина» за лозунги о православной свободе, которые в действительности зиждутся на примерах насилия и обмана?

P.S. Желающие могут ознакомиться с экспертным заключением специалистов Института философии имени Г.С. Сковороды НАН Украины о вероучении, обрядовой практике и структуре Церкви АСД. А также с полным текстом статьи.

 

Комментарий телеканала «Украина»

«Критическая точка» – социальный телепроект, главная цель которого – помогать людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Зачастую к нам на горячую линию программы обращаются те, кто не может самостоятельно справиться со сложными жизненными обстоятельствами. Наши журналисты выезжают на места событий, чтобы разобраться в конфликте, предоставить возможность высказаться каждому и помочь найти решение проблемы. За 4 года программы в эфире мы помогли множеству обратившихся в редакцию людей собрать деньги на дорогостоящее лечение, обрести крышу над головой, добиться справедливости в государственных и частных инстанциях и найти новых родителей осиротевшим детям.

Одним из обратившихся на нашу горячую линию был Сергей Алексеев, муж Анны. При подготовке телесюжета мы придерживались стандартов журналисткой этики, неоднократно обращаясь за комментариями к Анне и представителям церкви Адвентистов седьмого дня. Они от комментариев отказались.

Очень странно, что Анна, которая отказалась давать комментарии нашему корреспонденту, обращается к другим журналистам, хотя могла бы высказать свою позицию в этом же сюжете.

Со своей стороны, мы по-прежнему готовы дать возможность высказаться в эфире всем заинтересованным лицам: если Анна готова давать комментарии нашим журналистам, «Критическая точка» готова снять продолжение этой истории.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
2комментариев

Комментарии

добавить коментарий 
  • Nikolay Ponomarenko | 12 ноября 2012, 14:41
    Комментировать комментарий

    Ignatius, ви всю правду про адвентизм рзкажіть Богу в молитві - адже він ЖИВИЙ і все чує і знає і відповість вам, якщо звичайно ви віруєте в Бога. Він і вирішить "проблему" з цією "сектою". Адже Він Всемогутній. Чи ви в це не вірите?

  • Ignatius | 28 ноября 2011, 15:48
    Комментировать комментарий

    Хоть хтось говорить правду про цю секту! Адвентизм породження пекла!!!

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

Проект "Религия и СМИ"