Между религией и политикой. Как Российская православная церковь отрицает украинскую автокефалию

7 августа 2019, 09:42 | Общество-дайджест | 0 |   | Код для блога |  | 

"НВ", 6 августа 2019

После пяти лет гибридной войны России против Украины многомерный политический конфликт достиг и сферы религии.

После пяти лет ползучей гибридной войны России против Украины в конце 2018 года их многомерный политический, экономический, гражданский, военный и культурный конфликт достиг и сферы религии, пишут известный политолог Андреас Умланд и стипендиат Центра изучения демократии в Киеве Кристина Боровкова для VoxUkraine.

Основательная перестройка отношений между российской и украинской христианскими общинами показала себя в начале 2019 года, когда Украина получила так называемый «томос» (дословный перевод: маленькая книга). По мнению Киева, этот документ сделал Украинскую православную церковь канонически независимой от Москвы. Томос было выдан Константинопольским Вселенским патриархатом в Стамбуле, бывшей столице Византийской империи, то есть восточной церковью, которая занимает отдельное почетное место в мире православия.

Как это произошло? Как на украинский томос отреагировали высшие иерархи и священники Российской православной церкви (РПЦ)? Какие аргументы использовала РПЦ для отрицания права Православной церкви Украины (ПЦУ) на независимость от Москвы?

Как Киев и Константинополь оскорбили Москву

Прибытие в январе этого года из Константинополя в Киев официального документа, согласно которому ПЦУ предоставлялась автокефалия, было не только следствием российско-украинской войны. Сторонники религиозной автономии Киева также выиграли от относительно связанного с ними усиления давнего трения между Константинополем и Московским патриархатом, которые сейчас являются двумя главными центрами православия в мире. Конфликт между ними продолжался еще с 2016 года, когда Москва отказалась принять участие в важном съезде иерархов Восточного христианства на Крите, который планировался очень долго и организацией которого занимался Константинополь.

Петр Порошенко, президент Украины в 2014—2019 годах, вместе с неканонической, или непризнанной, Украинской православной церковью Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церковью решительно воспользовались изменением настроений в Стамбуле, что стало следствием этой ситуации. Несмотря на то что предыдущие две попытки были неудачными, в конце 2018 — начале 2019 года им удалось быстро создать единую национальную ПЦУ и добиться ее официального признания Вселенским Патриархатом. Ранее этой цели безуспешно пытались достичь предыдущие украинские лидеры, прежде всего Виктор Ющенко, президент Украины в 2005—2010 годах. В начале 2019 года делегация из Киева отправилась в Стамбул, где Святой Синод Вселенского Патриархата единогласно и официально одобрил принятое ранее решение предоставить новосозданной и объединенной ПЦУ полную автокефалию.

Конечно, несколько месяцев спустя эффект от объединения и получения автономии ПЦУ был испорчен жестким конфликтом между почетным патриархом новой Церкви и бывшим религиозным иерархом Филаретом и новым митрополитом Киевским и всей Украины Епифанием. Однако получение автокефалии вызвало радость многих украинцев, даже тех, кто не связывал себя с ПЦУ, христианством или другими религиями. С другой стороны, независимость ПЦУ от Москвы вызвала недовольство и даже гнев многих иерархов РПЦ.

Православный крест на одеянии монахини Украинской православной церкви Московского патриархата / Фото: REUTERS / Gleb Garanich

Руководство РПЦ признает как легитимную в Украине только свою киевскую ветку, так называемую «Украинскую православную церковь» Московского патриархата (УПЦ МП).

Поэтому накануне получения ПЦУ автокефалии РПЦ настаивала, что пока об автокефалии не просила УПЦ (МП), томос в Киеве предоставлять некому. Более того, Москва утверждает, что Константинополь не имеет права предоставлять автокефалию на «канонической территории» РПЦ, к которой, по мнению Московского патриархата, якобы относится и Украина. По мнению руководства РПЦ, единственной канонической местной Православной церковью в Украине была, есть и может быть только украинская ветвь российской восточной общины под предводительством Москвы.

Как Москва отреагировала на вызов Константинополя

Р уководствуясь этой церковной логикой, Москва обвинила Константинополь в разжигании конфликта внутри украинской православной общины. Илларион Алфеев, глава Отдела внешних церковных связей РПЦ, спрашивал: «Кому, собственно, собирается Константинополь предоставлять автокефалию? Ведь каноническая [Украинская православная] церковь [Московского патриархата] об автокефалии не просила, а предоставлять ее раскольникам означает легитимизировать [уже существующий] раскол [в украинской православной общине]».

РПЦ создала отдельную веб-страницу «В защиту единства Русской Православной Церкви» (Edinstvo.patriarchia.ru), где Московский патриархат публикует различные более или менее официальные материалы относительно позиции Церкви по поводу борьбы ПЦУ канонической независимости. Например, священник РПЦ Георгий Максимов утверждал, что украинцы якобы сами не хотят собственной православной церкви — мол, этот проект поддерживают только религиозные и политические махинаторы. Максимов отметил, что, «пожалуй, впервые в истории мы видим принудительное» предоставление автокефалии", что заставляет задуматься".

Москва утверждает, что Константинополь не имеет права предоставлять автокефалию на «канонической территории» РПЦ

РПЦ называет предоставление ПЦУ независимости просто инструментом, использованным для внутренних политических распрей в Украине. По словам Максимова: «Получение томоса — один из главных пунктов предвыборной программы [Петра Порошенко], который хочет быть избранным на второй срок этой весной». Это действительно было частью более широкой общественной кампании в Украине, что в комплекте с эффективным общением Киева с Вселенским Патриархатом привело к официальному признанию Константинополем вновь ПЦУ. Однако киевские православные иерархи пытались получить независимость от Московского патриархата еще даже во времена недолговечной Украинской Народной Республики в 1918 году (если не раньше).

Сотню лет спустя представители РПЦ обвинили Вселенский Патриархат в том, что своей поддержкой канонической независимости Киева он якобы провоцирует подавление верующих Украинским государством. Вышеупомянутый Максимов заявил, что «Патриарх Варфоломей [Константинопольский] ведет себя так, словно не замечает, что его действия повлекли государственное преследование канонической Украинской церкви» (то есть УПЦ МП). На самом деле Киев не ограничивает деятельность УПЦ (МП) в Украине. Украинский парламент всего-навсего решил в декабре 2018 года, что УПЦ (МП) должна изменить свое название таким образом, чтобы отражать принадлежность к иностранной национальной церкви.

Очередной аргумент РПЦ против украинского религиозной автономии — это озабоченность о нарушениях прав человека в Украине; также она обвиняет западные организации в наличии двойных стандартов. Уже упомянутый Илларион Алфеев из Отдела внешних церковных связей РПЦ аргументировал, что «волна гонений на Украинскую православную церковь [Московского патриархата] не заканчивается. Западные правозащитные организации пытаются игнорировать существующую проблему не потому, что о ней не знают, а потому, что текущая политическая конъюнктура не предусматривает Украину в роли антигероя. Антигероем сегодня на Западе может быть лишь Россия».

Как Московский патриархат вторит Кремлю

В обоих этих аргументах Московский патриархат повторяет сценарии дезинформации и клеветы, характерных для внешнего дискурса Кремля. Как в религиозной, так и в нерелигиозном плане постмайданная Украина представляется как страна-агрессор, которую поддерживает предательский Запад. Россию же и ее агентов влияния, наоборот, изображают жертвами необоснованных обвинений и жестоких репрессий.

Неудивительно, что РПЦ, комментируя украинскую автокефалию, прибегает к традиционному российскому антиамериканизму. Например, патриарх Кирилл отметил, что «конкретная политическая цель очень хорошо сформулирована, в том числе представителями Соединенных Штатов, работающих в Украине, да и собственно представителями украинской власти: надо разорвать последнюю связь, объединяющую наши народы [россиян и украинцев], и этой связью является связь духовная».

Глава РПЦ патриарх Кирилл / Фото: patriarchia.ru

Этот аргумент соответствует общему дискурсу РПЦ относительно изображения западных прав человека профанацией. Кирилл добавляет: «Мы должны делать собственные выводы [по этому поводу] и по поводу сказок, которые [Запад] в течение длительного времени пытался нам навязать, верховенства права, прав человека, свободы религии и всех тех вещей, которые не так давно считались жизненно необходимыми для создания современного государства и человеческих отношений в современном мире».

Московский патриархат играет жестко

Еще одним способом для РПЦ противостоять украинской независимости было постоянное напоминание об отсутствии в начале поддержки украинской автокефалии от большинства других православных церквей мира. Москва пытается показать, что якобы выражает «мнение снизу» и позицию большинства православных христиан. Митрополит Волоколамский Илларион в начале 2019 года триумфально произнес: «На сегодняшний день ни одна поместная церковь не признала беззаконие, совершенное [Вселенским Патриархатом] Константинополем»*. Тем не менее ограниченная пока что международная поддержка украинской религиозной автономии — феномен, в значительной степени связанный с влиянием самой РПЦ.

То, что Константинопольский Вселенский патриархат уже в октябре 2018 года отменил отлучение Филарета, Патриарха Украинской православной церкви Киевского патриархата, и митрополита Макария, митрополита Украинской автокефальной православной церкви, когда принимал решение о предоставлении независимости ПЦУ, также разозлило Московский патриархат. Как результат, РПЦ даже решила разорвать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Протодиакон Константин Маркович из Петербургской богословской академии заявил, что «Варфоломея [Константинопольского] и его Синод нужно, согласно канонической логике, отлучить и объявить им анафему».

Московский патриархат повторяет сценарии дезинформации и клеветы, характерные для внешнего дискурса Кремля

РПЦ воспринимает действия Константинопольского Вселенского Патриархата как своевольные и противоречащие канонам православия. Максимов говорит: «Православные разных стран с удивлением и ужасом наблюдают, как предстоятель уважительной Церкви вдруг объявляет своей канонической территорией то, что более 300 лет признавалось всеми без исключения частью другой поместной Церкви, а тех, кого все православные Церкви единодушно признавали раскольниками, объявляет частью канонической Церкви, угрожая в то же время объявить раскольниками тех, с кем в евхаристическом единстве находятся все поместные Церкви».

По мнению руководства РПЦ, Константинопольский Вселенский патриархат должен проявить уважение к канонической территории Московского патриархата. Протодиакон Маркович, цитата которого приведена выше, говорит: «Если бы Патриарх Варфоломей действительно хотел способствовать исцелению схизмы в Украине, он мог бы взять на себя функцию миротворца, посредника между сторонами конфликта и принять все свое немалое влияние и авторитет, которые принадлежат ему в силу сана первого из первоиерархов Вселенской Церкви, на то, чтобы состоялся плодотворный диалог между иерархами канонической Украинской Церкви и схизматиками, который бы увенчался примирением и воссоединением раскольников с канонической Церковью [то есть УПЦ (МП)].

Этот аргумент похож на обвинение, РПЦ уже озвучивала несколько лет назад, а именно — Предстоятель Константинопольского патриархата действует так, будто является представителем высшей Церкви. Священник Михаил Уланов говорит: «…нынешние претензии Константинополя — это не просто манипуляции в области церковной политики или борьба за сферы влияния против Москвы. Они являются попыткой пересмотреть православную экклезиологию».

РПЦ между религией и политикой

Резкий тон этих и многих других заявлений РПЦ демонстрирует фундаментальную дилемму Московского патриархата. РПЦ как государственная церковь страны, участвующей во все более агрессивных региональных и геополитических битвах за влияние, стала заложником амбициозных и экспансионистских настроений и взглядов российской политической элиты. Как в ссоре с Константинополем, так и в конфронтации с Киевом Московский патриархат, копируя подход Кремля к международным организациям и украинского государства пользуется устаревшими силовыми сценариями с позиции сверхдержавы.

Президент РФ Владимир Путин и глава РПЦ патриарх Кирилл / Фото: patriarchia.ru

Выбирая позицию относительно российско-украинского конфликта, РПЦ следовало бы вместо этого придерживаться общих христианских и православных принципов. Московский патриархат мог бы выступить в защиту государственной территории украинской братии с критикой гибридной войны Кремля против Киева. Словно мирная сила, поддерживающая восточнославянское единство, он должен был осудить официальную аннексию Россией Крыма и неофициальную оккупацию Восточного Донбасса.

Однако РПЦ де-факто является ветвью российской власти, следует за Путиным в тщетной попытке переосмысления российской геополитики или даже мировой политики в первой половине XXI века. Реакция Константинополя и Киева на агрессивное поведение Кремля и РПЦ в политических и религиозных вопросах была предсказуемой. Фактически только Московский патриархат избрал свой путь, такая реакция стала неизбежной. Как показали приведенные выше цитаты, недавняя политическая, дипломатическая, экономическая и культурная изоляция России может усилиться из-за постепенного отделения ее религиозной жизни от славянского и других миров.

* Исследователи проанализировали тексты и выступления священников и высоких чиновников РПЦ на фоне слухов о независимости Украинской церкви с лета 2018 года до весны 2019 года. Для этого они использовали контент и дискурс-анализ.

Авторы — стипендиат Центра изучения демократии в Киеве, Украина, в 2018—2019 годах Кристина Боровкова и старший научный сотрудник Центра изучения демократии в Киеве, эксперт Института международных отношений в Праге Андреас Умланд.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Мониторинг СМИ

    Последние комментарии

    • Михаил | 22 сентября 2019, 21:12

      Путин уже поверил в шаманов и боится их колдовства! Совсем крыша съехала!

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:41

      Бог у поміч! Саме на сході країни дуже не вистачає храмів ПЦУ, бо дуже багато людей там вже полишили храми російського загарбника й лишилися без храмової молитиви...

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:38

      пробачаюсь, для Александрії.))

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:37

      Котра вона буде за чергою - це вже не так важливо! Важливіше те, що проти Константинополя ця церква теж не піде, бо та "велика" росія для Антіохії що є, що нема.)))

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:32

      А кто здесь врёт, кроме тебя, лживый москаль Мишка?))

    Популярные статьи месяца