Вадим Новинский: «Я сам лично встану защищать Лавру»

25 июля 2018, 16:38 | Общество-дайджест | view photo | 0 |   | Код для блога |  | 

Соня Кошкіна

"Левый берег", 25 июля 2018

Один из лидеров «Оппоблока» Вадим Новинский крайне редко дает интервью. Если уж решается, выбирает комфортные для себя «лайтовые» форматы – ограниченные временем, количеством вопросов и т.д. Посему шансы на то, что он согласится говорить со мной на церковную тему, представлялись мизерными.

Ведь ясно было, что в такой беседе нам не обойти:

  • «политического православия»;
  • активного участия Вадима Владиславовича во всех делах УПЦ МП – от спонсорства поездок ее верховных представителей к Патриарху Варфоломею в Константинополь до самоличного участия в ключевых встречах с иерархами, совещаниях и т.д.;
  • последствий возможного предоставления Томоса – от количества «переходов» из МП до принадлежности Киевской и Почаевской Лавр;
  • перспектив главы УПЦ КП патриарха Филарета возглавить новую украинскую церковь;
  • детального разбора его конфликта с митрополитом Александром Драбинко;
  • обсуждения не/законности перехода Киевской кафедры под протекторат Москвы в далеком 1686;
  • и так далее, и тому подобное и еще более подробно.

Тем не менее, Новинский на разговор решился.

О политике – вероятности раскола ОБ, их планах на президентские и парламентские – мы, конечно, тоже говорили, но все равно все время «сбивались» на религию. «Вы их спросите, спросите этих депутатов (голосовавших за обращение к Фанару относительно Томоса, – С.К.), они хоть «Отче наш знают»? Католики, протестанты, пусть в своих церквях порядок наведут!», – горячился влиятельный «оппоблоковец». «Еще минута, и я спрошу, знаете ли вы «Символ веры», – не выдерживала я.

В таком режиме прошло более двух часов. Следствием является две части действительно этапного интервью Вадима Новинского, первую из которых мы сегодня представляем читателям LB.ua. Каждый свои выводы сможет сделать самостоятельно.

Фото: Макс Требухов

«Порошенко говорит, ему нужна автокефалия, но это не так! Это все лукавство!»

Начнем с короткой дефиниции. Что, на ваш взгляд, сегодня происходит в Украинской православной церкви?

В канонической?

Московского патриархата.

Вы говорите о канонической церкви. В ее уставе так и записано: Украинская православная церковь. Приставка МП – просторечие, сленг и журналистские придумки.

Допустим. Итак, в апреле Президент Порошенко заявил об обращении к Константинополю относительно предоставления нам Томоса.

Эта инициатива не нова. На протяжении последних 25 лет ее уже пытались проявлять различные политики. Последние «всплески» были при президенте Ющенко.

В 2008 году.

Да, перед 1020-летием крещения Киевской Руси. Как мы знаем, никаких результатов у той попытки не было.

Следующая попытка случилась в 2016 году. Мы помним тогда обращение Президента к Вселенскому патриархату и соответствующее голосование ВР, пакет документов был отправлен в Константинополь. Мы, Оппозиционный блок, единственные кто проголосовал против этого обращения. Более того, мы подготовили свое письмо Вселенскому Патриарху, противоположное по смыслу этому антиконституционному и антиукраинскому документу.

Почему антиконституционного и антиукраинского?

Потому что государство не может вмешиваться в дела церкви, это же очевидно, это в Конституции записано. К сожалению, порой Президент Порошенко забывает, что он является гарантом Конституции. И многие депутаты ВР забывают о том, что должны соблюдать Основной закон.

Так вот, возвращаясь в 2016 год, тогда был ответ даже не Вселенского Патриарха, а одного из клириков Вселенского Патриархата (очевидно, речь идет о протоприсвитере Александре Карлуцосе, входившем в оргкомитет Собора, но явно не уполномоченном делать какие-либо политические заявления, – С.К.), о том, что обращение неправомерно и что это – дерзкий шаг, если не сказать больше. Поэтому обращение тогда не рассматривалось (обсуждалось в кулуарах, но на повестку дня Критского собора в июне 2016-го действительно не выносилось, – С.К.).

И вот сейчас опять Порошенко решил поднять эту тему. Думаю, Президента его окружение подталкивает. Ему наверняка политтехнологи нашептывают: вот 36% украинцев поддерживают создание поместной автокефальной церкви. Или как там? Единая поместная украинская православная церковь ЕПУПЦ, если так говорить.

Дескать, хорошая тема, чтоб улучшить свои скромные рейтинги. Ведь понятно, что шансов избраться у него на второй срок практически нет никаких. Потому что все, за что бы он не брался, все превращалось в руины. Где его успех за четыре года? Вот скажите мне, хоть один успех?

Безвиз, например.

Это не его успех! Но народа Украины, который шел по этому пути с 2008-го года. И основные законопроекты – 85 процентов, позволившие нам получить безвиз, были приняты в период с 2010 по 2013 год.

Фото: Макс Требухов

Любопытная трактовка.

Это не трактовка – это факт!

Просто у Петра Алексеевича поразительное умение приватизировать чужой успех, «записывать» все на себя. Вот, вы сказали безвиз. А где остальное? Где успехи в экономике? В международной политике? Во внутренней? Нет ничего! Экономика в руинах полностью находится. 10 млн украинцев работает за рубежом. Закрываются предприятия!

И вот он решился навести такой точно «порядок», как навел в стране, и в церкви. Единственный институт общественной жизни, которого не коснулась пагубная рука Петра Алексеевича, но он и туда решил вмешаться.

Так, мы отвлеклись. Значит, вы считаете, что просьба о Томосе – предвыборный ход?

Очень грубое вмешательство президента Порошенко в дела церкви и один из элементов его предвыборной технологии. Он говорит, ему нужна автокефалия, но это не так! Это все лукавство! Как и многие другие слова Петра Алексеевича.

…Вот, вы меня спросили, как обстоят дела у украинской православной церкви.

Да, после просьбы о Томосе.

Внутри самой церкви дела обстоят очень хорошо. Она как выполняла свою миссию – несение слова Христова людям, спасение душ человеческих, борьбы с грехом, воспитание братолюбия и подлинного патриотизма, так и выполняет ее. Несмотря на то, что пытаются церковь оболгать постоянно, оклеветать в прессе. Я бы хотел обратиться сейчас – через вас – к другим журналистам, да и к вам тоже, так как недавно прочел вашу статью (имеется ввиду «Автокефалия. Обратный отсчет», – С.К.): хотел бы просить вас всех быть очень осторожными в суждениях относительно церкви. И миллион раз проверить информацию, которую вы даете людям. Потому что клевета на церковь – хула на Дух Святой. Потому что Дух Святой управляет церковью. Это очень тяжелые последствия будет иметь для каждого человека. Лично. Для души каждого человека. Надо быть очень-очень острожным в этих вопросах.

«Те, кто ушел в раскол, они должны покаяться. Через покаяние вернуться в лоно матери-церкви»

Учитывая, что это уже не первое обращение Киева к Константинополю, что мы выяснили, каким вы далее видите развитие ситуации?

Томос может быть, как предоставлен, так и не предоставлен. Вы поймите: Церковь живет по своим законам, установленным Господом, апостолами, святыми отцами семи вселенских соборов и так далее. Этим законам больше двух тысяч лет и они все это время, в отличие от светских, неизменны. Если смотреть по закону, по церковным канонам и традициям, то ни о каком предоставлении Томоса речи не может быть.

Фото: Макс Требухов

То есть, автокефалия нам не нужна?

Как должна предоставляться Украине автокефалия? Для этого необходимо, чтобы был преодолен раскол. У нас раскол существует 26 лет уже. Его создали политики, в 1992-м году. И если бы они его с тех пор не поддерживали, он бы уже давно был бы преодолен.

Как? С помощью межцерковного диалога?

Разумеется. Если бы еще некоторые мировые иерархи его (раскол, – С.К.) не поддерживали, не давали бы каких-то призрачных надежд, все давным-давно бы успокоилось и вернулось в лоно матери-церкви.

Так вот, для того, чтобы перейти к вопросу об автокефалии, нужно сперва преодолеть раскол, чтобы церковь была бы едина, а не так, как сегодня – двойная юрисдикция, когда в одном регионе архиереи и от канонической церкви и от Киевского так называемого патриархата.

По такой логике священники Киевского патриархата должны прийти, покаяться и быть перерукоположены?

Конечно! Те, кто ушел в раскол, они должны покаяться. Через покаяние вернуться в лоно матери-церкви. И – через перерукоположение – подтверждается хиротония тех или иных архиереев, тех или иных священников.

Если уж говорим о КП, то я надеюсь, вы не будете отрицать тот факт, что общественные настроения…

Послушайте, общественные настроения очень часто меняются... Если б церковь следовала общественным настроениям, ее бы давно не было! В церкви настроение одно: Христово слово, Христова правда, несение ее людям. А также борьба с грехом. Все, ничего другого быть не может. Одни президенты приходят – одно настроение, другие приходят – другое, но в том-то и ценность церкви, что она ни под кого не подстраивается. И Блаженнейший Владимир, царство ему небесное ни под кого никогда не подстраивался, и Блаженнейший Онуфрий…

Даже под Вадима Новинского?

Новинский никогда не пытался ничего делать в церкви.

Серьёзно?!

У нас интервью или дискуссия? Я на вопросы отвечаю или мы спорим?

Фото: Макс Требухов

Интервью. Прошу прощения, вырвалось, продолжайте.

Так вот, про Томос. После того, как церковь будет едина и если будет такое желание у большинства архиереев и народа Божьего изменить свой статус… Как мы знаем, сейчас у украинской церкви статус поместной. То есть, она признана всем миром как самоуправляемая Церковь с правами широкой автономии.

С подчинением Москве.

Вы знаете в каких вопросах?

Налоги мы им не платим, уже хорошо.

У нашей Церкви очень широкая автономия, на самом деле: ни административной, ни финансовой зависимости. С правами назначения, избрания архиереев, создания епархий – без какого-либо согласия Москвы и т.д. У украинской церкви есть практически все права церкви независимой.

Поэтому. Порядок такой: преодолевается раскол, устанавливается всеправославный консенсус, после этого, если народ, архиереи и священники высказываются за получение автокефалии, то собирается поместный собор, на котором присутствуют все они, включительно с представителями мирян, разумеется. Ну, и на Соборе принимается решение. После чего следует обращение к матери-церкви, коей для украинской церкви в данный момент является русская православная церковь… Итак, собирается Собор Русской православной церкви и принимает то или иное решение. В случае, если оно будет положительным, должна еще произойти так называемая рецепция – его должны подтвердить все 14 поместных церквей.

В ноябре 1991-го года митрополит Буковинский и Черновицкий Онуфрий поставил свою подпись под постановлением УПЦ МП относительно предоставления украинской церкви автокефалии. Просто сегодня, когда он выступает против, вспоминать об этом как-то не принято.

Откуда у вас такая информация?

Из опубликованных журналов того Собора.

 

Это не верная трактовка произошедшего тогда. Насколько я знаю, по процедуре, все принимавшие участие в заседании должны были подписать документ, если за него проголосовало большинство. Но несколько архиереев, в том числе Блаженнейший Онуфрий, тогда епископ Черновицкий и Буковинский, внизу документа сделали замечание о своем несогласии с принятым решением.

… Итак, завершая относительно процедуры. В том виде, в котором сейчас автокефалия запрашивается, это просто недопустимо. Кто обратился к Константинополю? Не каноничный КП, не каноничная автокефальная церковь, светские власти, которые тут вообще ни при чем?! Синод УПЦ эту идею не обсуждал, ни к кому не обращался, да и в целом не собирался по данному вопросу.

А как же «письмо десяти»? (имеется ввиду письмо нескольких высокопоставленных служителей УПЦ МП к Вселенскому Патриарху, в котором они высказываются в поддержку автокефалии, а также просят Константинополь обратить внимание на системную пророссийскую деятельность отдельных своих коллег, – С.К.).

А где оно?

Формально не обнародовалось, но вам же известно, что оно существует. Так, двое подписантов – митрополиты Александр и Софроний – свои подписи под ним признали. Более того, на архиерейском совещании в Киеве 25-го июня архиепископ Львовский Филарет…

Ксения Никитична, мы к этому придем! Я вам говорю про факт: Синод УПЦ по вопросу Томоса не собирался и обращений-прошений ни к кому не формулировал. И это – самое главное и важное в данном вопросе. А сами по себе архиереи подобных обращений права делать не имеют. Конечно, всякий человек может ошибиться….

…Патриарх Варфоломей – человек мудрый. Уверен, он не о предвыборных технологиях Петра Порошенко думает, но о вечности; о том, как войдет в историю. В первую очередь, Константинопольский патриарх думает о всеправославном единстве мировом. Поэтому каких-то резких поспешных шагов с его стороны точно не будет.

Я так понимаю, переход Киевской кафедры под протекторат Москвы в 1686-м вы считаете законным?

Конечно!

А вот Патриарх Варфоломей так не считает. О чем прямо сказано в его заявлении от первого июля.

Те события были легитимными. В 1686 – решением Синода и тогдашнего Вселенского Патриарха Дионисия – Киевская кафедра была подчинена московскому патриархату.

Не подчинена, а передана в управление на конкретных условиях. И условия эти очень скоро выполняться перестали. Есть разница.

Решение было принято 330 лет назад! И никто за 330 лет не поставил это под сомнение. Я же вам говорил: церковь живет по апостольским правилам, одно из которых гласит, что если поставлен епископ и на протяжении тридцати лет к нему не возникает вопросов, то все законно. А тут не 30 лет прошло – 330 (возможно, подразумевается 17-е правило Халкидонского собора 451 года, которое действительно предусматривает признание новых границ епархий через 30 лет после их установления, однако также в случае споров предписывает обращаться к Константинопольскому патриарху, – С.К.)

Да, я не поднимал, конечно, архивы и не отвечу насчет всех нюансов документооборота в 1686 году, но думаю, что все необходимые процедуры были выполнены, что важно – со строгим соблюдением церковных законов.

«Константинополь является матерью-церковью по отношению к Украине», – слова Вселенского Патриарха, сказанные им в заявлении от первого июля. Константинополь, не Москва.

Я не могу комментировать слова Святейшего Варфоломея. Скажу только одно – да, до 1686 года так и было.

Ведется диалог между Вселенским Патриархатом и другими церквями, в том числе с русской церковью. Мы знаем, что 9 июля делегация Константинополя была в Москве (в рамках процедуры «объезда», – С.К.). Возможно, это заявление было сделано специально перед визитом, я не знаю.

Так, погодите, Патриарх Варфоломей прямым текстом говорит: «Константинополь никогда не признавал церковной власти Москвы над Киевом. Никогда». Двойной трактовки здесь быть не может.

Вы не задавались вопросом, почему Вселенский Патриарх не сказал эти слова в 2008-м, во время визита в Киев (текст выступления Патриарха Варфоломея на Софиевской площади в Киеве в июле 2008-го, опубликованный на сайте УПЦ МП, свидетельствует обратное, – С.К.)? И почему эти слова возникли сейчас, во время обострения диалога о Всеправославном соборе? Одно дело – претензии Константинополя на статус Церкви, от которой в свое время Киев получил Благодать, и другое дело – изменение церковной юрисдикции, которое признается всем православным миром – границы и влияние Церквей на сегодняшний день сформированы и не подвергаются пересмотру.

Никто же никогда не отрицал – даже когда УПЦ в 90-м году получила статус самоуправляемой с правами широкой автономии, и она была признана всем миром, в том числе константинопольским патриархатом как церковь, имеющая духовную, каноническую связь с РПЦ... Никто не ставил это под сомнение.

…Я не знаю, что сейчас произошло. Возможно, события 2016 года(упоминавшийся критский собор, – С.К.) оставили какой-то след.

То есть, Константинополь через два года только сориентировался?

Делегация русской церкви тогда не оказалась на Крите. Может быть эти события накладывают какой-то отпечаток на слова или действия …

Раз уж мы заговорили про Крит, то давайте честно скажем: делегация русской церкви там не просто «не оказалась», но специально не приехала в последний момент, рассчитывая, таким образом, сорвать проведение Собора – первого в таком роде за несколько столетий, бывшего критично важным для Патриарха Варфоломея – в принципе. Мало того, что не приехала сама, так еще и некоторых коллег к тому же сподвигла. Ради мира в церкви, Патриарх, конечно, виду не подал, но запомнить этот эпизод точно запомнил.

Комментируя ваш последний тезис – возможно и так. Возможно в тех словах, которые говорятся сейчас, есть некий отпечаток событий 2016-го года. Однако, необходимо понимать, что таким категориям как обида, желание отомстить в церковной жизни места нет. В церковной жизни правит любовь. А что касается критского собора, то на нем отсутствовали делегации Русской, Грузинской, Болгарской и Антиохийской православных Церквей.

Эти делегации не приехали потому, что, как я слышал, в документы, которые готовились на собор, в последний момент, были внесены несогласованные изменения. И каждая Церковь уже принимала решение самостоятельно.

Фото: Макс Требухов

Вы упомянули июльский визит делегации Константинополя в Москву. Он произошел в рамках так называемого «объезда», когда Фанар сообщает поместным церквям о своем намерении предоставить Украине Томос.

Нет, это не так. Во-первых, что такое Томос? В переводе с греческого, просто «документ». Документ, все! Как папка, файл. Во-вторых, вам знакомо коммюнике, изданное по итогам Собора в апреле. Там сказано: «принять к рассмотрению обращение украинских властей». Все. Точка! И дальше – «проводить консультации по этому вопросу с другими сестринскими церквями». Консультации!

Ясно.

Важно отметить: после того, как начала распространяться информация, о которой вы говорите, священным Синодом УПЦ было составлено и – за подписью Блаженнейшего Онуфрия – разослано всем поместным церквям мира письмо, разъясняющее позицию по данному вопросу. Там прямо было сказано, что Синод УПЦ ни к кому за томосом не обращался и все, что об этом говорится, в том числе – слова Президента – наша церковь узнает только из СМИ. Также делегация нашей церкви объехала многие поместные церкви, представляя свою позицию по данному вопросу. В некоторых визитах, будучи в составе делегации, участвовал в том числе я.

Вот! Об этом-то я хотела спросить отдельно!

…В ходе визитов мы прямо высказывали свою позицию и везде, абсолютно везде, слышали слова поддержки – митрополиту Онуфрию и нашей канонической церкви. Никто ни разу не высказался в пользу раскола, ни разу. Также все выражали сомнение относительно того, что какой-то документ раскольникам будет выдан.

Так вот, в начале нашей беседы, вы говорили, что вмешательство политиков в дела церкви недопустимо.

Государства.

И что лично Вадим Новинский в дела церкви точно не вмешивается.

Разумеется.

Но интересная же штука получается. Вы – депутат ВР. Причем не просто депутат, а весьма авторитетный. Поездки, о которых вы рассказывали сейчас, вы их… не хочу использовать пошлый глагол «спонсировали», но по факту так и есть. Более того, наравне с архиереями принимаете участие во встречах, совещаниях. На всех протокольных снимках вы рядом с предстоятелями церквей.

Фотографиях? Каких?

Да вот хоть бы и с последней поездки УПЦ МП на Фанар. Которую, опять-таки, вы же спонсировали.

Делегация УПЦ МП и Новинский на Фанаре

Фото: Пресс-служба Вселенского Патриарха. Делегация УПЦ МП и Новинский на Фанаре

И?

Что вы там делали? В каком статусе? Конкретно на Фанаре и далее.

Как верующий человек, как верное чадо нашей церкви…

Я – тоже верное чадо церкви, она у нас с вами одна – УПЦ МП. Чего ж меня там не было?

Я ездил туда по благословению блаженнейшего Онуфрия. Это – главное и это важно. Кроме того, кто вам запрещает?

Будучи депутатом ВР, я высказал там позицию тех, кто не голосовал за это позорное обращение (относительно предоставления Томоса, – С.К.) и аргументированно объяснял почему.

Я внимательно изучила состав делегации, пребывавшей на Фанаре. При всем глубочайшем уважении к архиереям, но «русский мир» на марше, в полной красе.

Русский мир? Объясните…

Объясняю. Состав делегации: митрополит Одесский и Измаильский Агафангел, – простите, не могу удержаться от упоминания его фразы о том, что «на Майдане собрались все силы зла», – Донецкий и Алчевский Иларион, Бориспольский и Броварской Антоний… Продолжать?

Так, секунду! Посмотрите список голосовавших за обращение – протестанты, греко-католики, католики, представители других конфессий и только небольшая из них часть считают себя православными! Всего – 268 человек (имеется ввиду количество депутатов, голосовавших за обращение к Константинополю относительно Томоса, – С.К.). Спросите, спросите у них, Ксения Никитична, они хоть «Отче наш» знают?! А вы знаете!?

Если так дальше пойдет, Вадим Владиславович, я вас спрошу знаете ли вы «Символ веры».

Большинство из тех, кто голосовал, они ни «Отче наш» не знают, ни «Символ веры», а уже пытаются решать церковные вопросы – говорить какой должна быть Церковь в Украине.

Так, ладно, мы сейчас далеко зайдем. Давайте к вопросу вернемся. Вопросу о том, в каком статусе вы пребывали на Фанаре.

Я туда ездил как мирянин, который имел другую точку зрения, отличную от той, которую сегодня пытается демонстрировать Порошенко как «единственно правильную». При том, как отмечалось, при благословении Блаженнейшего. Я действительно не вмешиваюсь в дела церкви, тем более не участвую в принятии решений. Да я участвую в церковной жизни – участием в богослужениях, участием в Крестном ходе, участием в восстановлении и строительстве храмов.

Фото: Макс Требухов

«За храмы начнется гражданская война»

Правильно ли я понимаю, что вы спонсировали поездку архиереев на Фанар 23 июня?

Да, помогал в организации этой поездки, но что в этом плохого?

Вы что-то ожидаете, взамен на такую помощь церкви?

Что я могу ожидать?

Ну, кроме жизни вечной.

Спасения души. Больше я для себя ничего не желаю.

«Чаю воскресения мертвых и жизни будущего века. Аминь», – как сказано в «Символе веры». 23-го июня – визит на Фанар. 25-го – архиерейское совещание в Лавре, которому предшествовало празднование именин Блаженнейшего Онуфрия.

Вам интересно, что происходило на встрече 23-го?

Конечно, расскажите.

Во-первых, это был официальный визит. На самом высоком уровне. Мы – члены украинской делегации – встречались с его Всесвятейшеством Патриархом Варфоломеем, а также членами Синода Константинопольской церкви, конкретно – теми, кто сейчас задействован в процедуре «объезда», как вы ее называете. Мне приходилось читать в наших СМИ: мол, приняли нас как-то не так, продержали несколько часов на задворках. Вот это – полная чушь. Встреча была назначена на 11 утра, нас сразу же принял Патриарх Варфоломей, мы прошли в зал переговоров. В перерыве состоялся официальный обед, где присутствовали все, включая помощников. После переговоры продолжились. И закончились они где-то около 17.30, то есть в целом встреча длилась порядка шести часов.

Разговор был открытый, дружелюбный, делегацию нашей церкви приняли очень хорошо. Архиереи озвучили свою позицию, я – как светский человек – свою. Также я показал выдержки из СМИ, где - со ссылкой на так называемого Патриарха Филарета Денисенко – говорится, что после получения томоса, дескать, Киевская и Почаевская Лавры…

Отойдут новой украинской церкви. Об этом же мы говорили в нашем недавнем с Филаретом интервью.

…Я очень четко сказал его Всесвятейшеству Патриарху Варфоломею: если хоть какой-то документ будет предоставлен, ну вот хоть какой-то, даже самый бессодержательный, где никакой конкретики не будет в принципе, но сам документ будет, то у нас в стране начнется гражданская война. Она будет в каждом городе, каждом селе: когда за храмы, принадлежащие канонической церкви, начнут сражения эти бандиты, которые делали это на протяжении последних четырех лет. Только теперь они будут считать, что имеют на это якобы какие-то законные основания. Вы сами знаете, что за последние годы захвачено свыше 50 наших храмов. Вот только вы почему-то называете этих людей «активистами», а я считаю их бандитами.

Вообще-то я ни о чем подобном в принципе не говорила. Давайте уточним – для записи – о каких именно храмах речь? Несколько наиболее ярких примеров.

В Ровенской области, в Тернопольской, на Волыни, в Коломые, в Киевской области – повсеместно по Украине!

Полиция бездействует. Суды потом эти захваты отменяют, но здания церквей приходам-то обратно не возвращают! Они переходят в пользу Киевского патриархата. Это как вообще?!

А когда священники начинают свои храмы защищать, так против них еще и уголовные дела заводят! Потому что СБУ и органы внутренних дел весь этот беспредел курируют. 

Вот – конкретный пример: протоиерей Виктор Земляной из Ровенской области, село Птича. Сделал все, чтобы защитить храм, чтобы он не был захвачен раскольникам. СБУ заводит против него уголовное дело. В семь утра к нему приходит домой с обысками. К священнику! С обыском! Выворачивают дом на изнанку, ничего, понятно, не находят, но сам же факт! Я, как народный депутат, пишу по этому поводу обращения, запросы в СБУ и т.д. – сплошные отписки получаю.

Все же вернемся к теме визита официальной делегации УПЦ МП на Фанар.

Да, я рассказывал, о чем говорил Патриарху Варфоломею. Я говорил: ваше Всесвятейшество, вы – человек мудрый, не дайте разгореться этой гражданской войне. Раз уж наши светские власти об этом не думают…

Что он ответил?

Он ответил положительно.

Конкретно. Переводил же Николай Данилевич.

С нашей стороны был Данилевич, да, с той стороны – еще два переводчика. Если вдруг кто-то что-то упускал, тут же вмешивались коллеги и все уточняли, так что с переводом некорректностей не было. После выступали представители Константинопольского патриархата, в том числе – члены упомянутой комиссии. Очень хорошо сказал Всесвятейшество Варфоломей: было высказано уважение ко всем, кто приехал; озвучено несколько важных вещей. И красной нитью через весь диалог прошла поддержка Константинополем украинской канонической православной церкви, а также заверение в том, что никто раскольникам никаких документов предоставлять не планировал.

На Фанаре такое сказали?

Да, об этом даже был соответствующий комментарий, просто в наших СМИ…

Фото: Макс Требухов

Я регулярно мониторю на эту тему греческие СМИ, причем церковные, ничего подобного не видела.

Дальше было сказано: мы не собираемся грубым образом вмешиваться в украинские дела. Мы хотим помочь, исходя из принципа "не навреди". И если во врачевании украинского раскола использовавшиеся до этого лекарства не помогают, давайте вместе искать альтернативные. Вот – ровно то, что было сказано.

И еще. В конце января 2016-го года я присутствовал на всеправославном совещании в Шамбези, сидел тихонько в сторонке и своими ушами слышал, как Святейшего Патриарха Варфоломея спросили о его отношении к украинской проблеме. Так вот, он четко тогда, при всех, сказал: я поддерживал и поддерживаю каноническую церковь и никогда не признаю раскол. Нам, на Фанаре, он подтвердил тоже самое.

Вы и в Шамбези были?!

Да.

Еще один факт в копилку. О человеке вроде как светском, а на всех ключевых событиях, встречах, переговорах церковных присутствующем. Но вернемся в 25-е июня в Киеве, когда происходило архиерейское совещание.

25-го числа отмечался день именин Блаженнейшего Онуфрия. Сперва состоялась литургия, потом – трапеза. После всех мирян и рядовых священников попросили покинуть зал, остались только архиереи. Вы неверно написали, что кто-то уехал, никто не уезжал, архиереи остались все. И вот, началось совещание. По моей информации…

Откуда она у вас? Вы и там присутствовали?!

Я практически со всеми архиереями общаюсь! И у нас достаточно уважительная позиция по отношению друг к другу. Так вот, началась дискуссия…

(разговор прерывает телефонный звонок приемной. Новинский коротко отвечает, – С.К.)

…Стартовала дискуссия, в ходе которой архиепископ Львовский и Городоцкий Филарет начал нападать на сторонников автокефалии. В частности, того самого письма, о котором мы упоминали в начале разговора. В том числе нападать на черкасского Софрония. К чему подключился также настоятель Лавры Павел.

Это не так.

А как было?

Спокойный обмен мнениями. Да, упоминалось, что вот появилась, де, информация о том, что существует какое-то письмо-обращение от нескольких архиереев. И вот один из архиереев сказал: братья, ну что мы друг перед другом лукавим, пусть тот, кто подписал, встанет и сам скажет…

Фото: Макс Требухов

Не «один из», а конкретно львовский Филарет это сказал! «Встаньте и объяснитесь», чисто тебе комсомольское собрание.

Не согласен. Если ты давал архиерейскую клятву на верность церкви-матери, а потом пишешь какое-то письмо, тем самым ты предаешь церковь. Так скажи об этом честно! Раз есть позиция, чего тут бояться?

На что Митрополит Софроний, уважаемый человек, он же – один из подписантов, парировал: когда он, двадцать лет тому назад пришел на Черкащину, у него было 20 приходов, сейчас – 530 и большинство из них крайне негативно настроены относительно дальнейшего подчинения Москве. В чем они не одиноки и игнорировать подобное – глупо и недальновидно.

Его слова были следующие: «братья, я верен матери-церкви и я – последний, кто ее покинет»! «Да, возможно, я – сторонник автокефалии, но я последний, кто покинет матерь-церковь». Такой была тональность его выступления.

В ответ на что Владыка Павел начел ему хамить и – если называть вещи своими именами – открыто унижать.

Владыка Павел – человек горячий, эмоциональный. Да, он может что-то высказать, но не хамить, хамства там точно не было.

По факту совещания было обнародовано заявление, которое участники подписывали «вслепую» – не видя текста.

Это неправда.

В комментарии «5 каналу» Софроний это подтвердил.

Не так было. В ходе дискуссии возникло предложение оформить некое общее заявление. Оно было быстро составлено, всем зачитано и всеми подписано.

Зачитано?

Текст письма знали все подписанты.

«Те, кто перейдут, совершат предательство своей церкви»

Вы сказали, что в случае предоставления Томоса начнется в Украине гражданская война – за приходы. Заранее ясно, что две главные болевые точки – Киевская и Почаевская Лавры. Готовы ли вы – как человек, системно помогающий церкви – организовывать некие отряды самообороны для противодействия захвата как минимум Киевской Свято-Успенской Лавры «разбойниками», как вы их называете?

Я не знаю буду или не буду что-то организовывать, но я точно буду защищать нашу святыню – Киевскую Свято-Успенскую Лавру. Сам, лично встану защищать.

Сам лично в каком смысле?

Главное оружие верующего человека – молитва. Думаю, с Божьей помощью и помощью киево-печерских святых, мы сможем защитить.

…Чтобы мы уже закончили с темой Томоса, хочу сказать: если эта инициатива Президента Порошенко будет реализована, то единой поместной церкви в Украине в ближайшие сто лет не будет уже точно. Более того, очень велика вероятность развала страны, гражданской войны, как я сказал. Так что я очень сильно желаю Петру Алексеевичу, чтобы эта его идея с томосом закончилась бы ничем. Для его же блага и блага Украины.

Если события пойдут по не желаемому для вас сценарию, сколько – как думаете – приходов МП могут перейти в новую украинскую церковь?

Я не знаю. Вам же известно, какую сейчас проводит СБУ с архиереями и со священниками. Какое оказывается давление на них – шантаж, угрозы.

Почему этому не дает никто никакой оценки?

Все же о переходах…

Я уверен, что томоса не будет. Но если какой-то документ – вот так вот пофантазировать – все же будет предоставлен, то какое-то крайне незначительное меньшинство, может, и перейдет, и тем совершит предательство своей Церкви.

Возможно ли активность верующих конвертировать в электоральную поддержку того или иного политика?

Нет, это не работает, точно.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Мониторинг СМИ

    Последние комментарии

    • S.Melnyk | 20 сентября 2018, 10:17

      Ага, і це після того сталося, як царські війська зруйнували з населення Батурин.

    • velovs@ukr.net | 20 сентября 2018, 09:45

      Кроме того, здесь, судя по всему, немаловажную роль играют и бизнесово-экономические связи и общие интересы - по крайней мере, весьма значительной части - "нашего" олигархата с той же

    • velovs@ukr.net | 20 сентября 2018, 08:19

      Когда церковная (или любая иная общественная) структура является, по своей сути и содержанию, "5-й колонной" внешнего врага-агрессора, то это, естественно, вызывает к ней соответствующее

    • Николай Григорьев_ | 19 сентября 2018, 21:09

      Лиха беда начало. Сегодня обяжут сменить название, завтра придумают что то новое патриотическое, а там и вовсе пойдут запреты, даешь кузькину мать, чтоб побольше насолить, неважно кому, хоть себе

    • velovs@ukr.net | 19 сентября 2018, 17:32

      А от на теренах МІЖВОЄННОЇ Польщі у тодішній ППЦ, де більшість її вірних становили етнічні українці і білоруси - здебільшого мешканці Західної Волині (включно з Холмщиною і Підляшшям) та Західної

    Популярные статьи месяца