Ростислав Павленко: «Справедливость в отношении православия в Украине будет восстановлена»

12 июня 2018, 20:53 | Общество-дайджест | 0 |   | Код для блога |  | 

Ольга БЕСПЕРСТОВА

«ФАКТЫ», 7 июня 2018

* «Есть процессы, которые происходят независимо от того, хочет этого Москва или нет», — говорит Ростислав Павленко. Фото с сайта президента

Отстаивание суверенитета Украины идет на всех фронтах. Мы вынуждены защищать свои интересы и с оружием в руках, и в дипломатической, экономической, медийной и далее по списку сферах. Не последнюю роль в противостоянии с агрессором играет и религиозная составляющая. Влияние Московского патриархата на события в Украине достигло своего апогея в 2014 году, когда разворачивалась кровавая драма на Донбассе. Однако, похоже, теперь появилась вполне обоснованная надежда избавиться от этой назойливой опеки (это очень интеллигентное определение), поскольку Украина стремительно приближается к решению проблемы, о которой говорилось на всех уровнях почти три десятилетия.

В настоящее время Украинская православная церковь Московского патриархата является автономной частью Русской православной церкви. А Киевский патриархат и Украинская автокефальная церковь пока не признаны Вселенским патриархатом, они считаются неканоническими.

Создание Единой поместной православной церкви — одна из национальных целей Украины. 17 апреля после встречи Порошенко и Вселенского патриарха Варфоломея президент заявил, что Украина как никогда близка к созданию автокефальной поместной церкви (в православии поместная церковь — это религиозная община христиан в конкретной местности; автокефальная — имеет полностью самостоятельное управление и пребывает в духовном единстве с другими православными церквями). Спустя пять дней Вселенский патриархат начал необходимые процедуры. Томос (указ, декрет о некоторых вопросах церковного устройства) Вселенского патриарха может быть издан уже в ближайшие месяцы.

Грядущие перемены вызывают очень много вопросов. На них ответил заместитель главы Администрации президента Украины, кандидат политических наук, эксперт и аналитик Ростислав Павленко. Он считает, что украинская православная автокефалия канонически оправдана и исторически неизбежна.

— Ростислав Николаевич, сначала спрошу вот о чем. У нас есть план «Б» на случай, если томос не будет получен?

В таком плане нет необходимости. Вселенский патриархат запустил процесс. Старт дан. Мы же с вами понимаем, что просто так такие вещи не делаются. Решение о предоставлении томоса украинской церкви будет принято. И не важно, на каком именно Синоде. Главное — чтобы все процедурные моменты были соблюдены.

Существует несколько уникальных прерогатив, которые имеет именно Вселенский патриарх. Одна из них — дарование автокефалии другим поместным церквам. Как с точки зрения канонов происходит эта процедура? Согласно византийской традиции, свое мнение обязаны высказать две стороны. Во-первых, в Константинополь должна обратиться светская власть. Она так или иначе всегда обозначала свою позицию в подобных вопросах. К примеру, когда в XIX—XX вв.еках (период распада Османской империи и после Первой и Второй мировых войн) давали томосы созданным тогда церквам, были обращения руководства ряда государств. Во-вторых, к Вселенскому патриарху надлежит обратиться духовным иерархам. В нашем случае во Вселенском патриархате констатировали, что все было сделано как положено.

Мы никогда не были настолько близки к решению проблемы, волнующей миллионы верующих. В настоящий момент Вселенский патриархат информирует другие поместные церкви о намерении предоставить нам томос.

— Читала в СМИ, что некоторые духовные отцы проговорились, мол, он уже написан.

— Очевидно, что томос огласят, когда будут завершены все полагающиеся процессы.

— Почему вопрос предоставления автокефалии так активизировался именно в этом году?

— Скажу так: мы сейчас говорим о результате долгой, напряженной и скрупулезной работы, которая длилась не один год. Ведь президент буквально с первых недель после избрания уделял этому вопросу особое внимание. Он несколько раз встречался с Вселенским патриархом, были налажены очень активные рабочие контакты, чтобы разработать механизм, который будет реализован.

— Обретение автокефалии, по словам президента, не менее важно, чем безвиз, Соглашение об ассоциации с ЕС, борьба за членство в ЕС и НАТО. Порошенко говорит, что это вопрос национальной безопасности.

— Есть несколько аргументов. Первый лежит на поверхности. Да, государство не должно вмешиваться в церковные дела (к слову, объясняю, что мы в своих контактах с Константинополем действовали в полном соответствии со статьей 30 Закона «О свободе совести и религиозных организациях», где сказано, что проведение государственной политики по вопросам религии и церкви проводится в том числе путем осуществления контактов с международными религиозными центрами и зарубежными религиозными организациями). Но, к сожалению, сложилось так, что чужое государство — российский агрессор — использует церковные организации для влияния на внутриполитические процессы в Украине.

— Знаю священников Московского патриархата, которые финансируют боевиков так называемых «Л/ДНР».

Зафиксировано множество свидетельств очевидцев о том, что такие священники поддерживали террористов, благословляли на бои «за Донбасс», что там в храмах Московского патриархата находили склады с оружием и т. д. Государство не имеет права на такие факты закрывать глаза. Это первый момент.

Второй — это риторика ненависти, которую допускают многие иерархи Московского патриархата. Они настраивают украинцев друг против друга, выделяют канонических и неканонических прихожан, отказывают в таинствах, оскорбляют и прочее. Я как светский человек не могу дать каноническую оценку такому поведению, но полагаю, что оно вряд ли совместимо с саном.

Третий аспект. Миллионы украинцев, согласно всем опросам, относят себя не к российскому православию в Украине, а к Украинской православной церкви Киевского патриархата и Автокефальной православной церкви. При этом глубоко верующим гражданам важно знать, что их церковь признана в мире. Так называемый аргумент неканоничности церкви может завести очень далеко. Не хочу обсуждать схоластическую часть и вести дискуссии, есть в неканонических церквах благодать и спасение, нет ли их. Христос сказал, что «где двое или трое собираются во имя Мое, там Я среди них». Но! Сам подход, что у нас есть православные одного сорта (канонические) и другого (неканонические) — ущербен.

Поэтому чрезвычайно важно предоставление людям возможности полноценного евхаристического общения со всем мировым православием. И это не могут не понимать и Вселенский патриарх, и предстоятели других поместных церквей.

— Вы написали в «Фейсбуке», цитирую, что «истерика противника показывает, что мы делаем все правильно». Московский патриархат прилагает неимоверные усилия, чтобы мы не получили томос.

Даже из официальных сообщений видно, насколько активно действует сейчас Русская православная церковь. Патриарх Кирилл уже нанес визиты своим зарубежным коллегам. Подключились и некоторые наши народные депутаты, сопровождающие церковных иерархов во время встреч в других поместных церквах.

Но мы живем в век информации. Не факт, что зарубежные церковные иерархи ограничиваются лишь тем, что им вкладывает в уши Русская православная церковь и те, кто ей сочувствует. Думаю, что поместные церкви, будучи информированными из разных источников, смогут составить объективное мнение о том, что происходит в Украине. И понять, что, во-первых, создание у нас канонического православного центра позволит наконец миллионам верующих находиться в полноценной коммуникации со всем православным мировым обществом (это очень серьезный аргумент). Во-вторых, когда иерархов пугают предстоящим конфликтом в православии, то они отдают себе отчет: на самом деле есть один большой конфликт — это российская агрессия против Украины, то есть незаконная аннексия Крыма и война, развязанная Россией на Донбассе. Эти факты никак не заретушировать.

Безусловно, попытки Московского патриархата вставить нам палки в колеса очень серьезны. Мы не недооцениваем усилий, которые прилагают Россия и те, кто поддерживает ее. Но при этом и Вселенская патриархия, и другие поместные церкви располагают информацией не только из Москвы.

— Помимо увещеваний в ход может пойти обычный подкуп. «Газпромовские» деньги, например.

— Когда речь идет о принятии исторического решения, не всегда такие вопросы могут быть простимулированы с помощью денег. Россия имела достаточно широкие возможности и шансы влиять на этот процесс, однако сейчас, как говорится, имеем то, что имеем. Маховик запущен.

— Для Русской православной церкви потеря Украины катастрофична, поскольку будет утрачен ее статус крупнейшей православной церкви. Да и амбиции придется поумерить. И концепцию своей миссии в мире пересмотреть. К тому же не исключена цепная реакция, и вслед за нами «отступниками» могут захотеть стать национальные церкви Молдовы, Беларуси, Казахстана и т. д., тоже имеющие право на автокефалию. Патриарх Кирилл два года назад заявил, что «никогда не согласится на смену священных канонических границ».

— Знаете, очень многие не могли смириться с возобновлением украинского суверенитета. Однако есть процессы, которые происходят независимо от того, хочет этого Москва или нет. Есть ее желания, но есть и исторические реалии.

— Как будут развиваться события после получения томоса?

— В Украину прибудет экзарх (представитель) Вселенского патриархата. Он соберет архиереев Киевского патриархата, Автокефальной церкви и Московского патриархата, написавших обращение в Константинополь.

— Большое количество представителей Московского патриархата примкнули к этому движению?

— Скажу, что они есть. Точка.

Так вот, когда соберутся все, кого я перечислил, это и станет первым Собором новой Единой украинской православной церкви, которая получит томос, провозглашенный представителем Вселенского патриарха.

— То есть три церкви объединятся в одну?

— Именно так. Речь не идет о создании некой четвертой церкви.

Эти же архиереи изберут предстоятеля Киевской церкви в присутствии представителя Вселенского патриарха.

— Киевский патриарх Филарет в интервью «ФАКТАМ» сообщил, что будет претендовать на это место.

Кто будет баллотироваться, как пройдут выборы, кого изберут — это точно не прерогатива государства. Мы, согласно Конституции и законам Украины, создаем условия для свободного вероисповедания граждан. А церковь может решать свои вопросы так, как считает нужным, но не нарушая законодательства Украины.

— Филарет сказал, что священники Киевского патриархата готовы работать со священниками Московского патриархата. Честно говоря, после всего произошедшего не представляю их сотрудничества.

— Вот один из ответов на вопрос, зачем создавать единую церковь. Такое сотрудничество и станет путем их примирения. Те представители Московского патриархата, кто любит нашу страну и хочет быть частью украинской церкви, будут в ней.

— То есть — добро пожаловать.

— Им — да. Но никакого насилия не будет. Каждый сделает осознанный выбор самостоятельно: оставаться ли ему — при наличии украинской канонической всеми признанной православной церкви, подчиняющейся Киевскому патриарху, который будет равным среди равных иерархов православных церквей, — в Московском патриархате. И люди могут выбирать, в какой храм им ходить.

— Разговаривала с прихожанкой Московского патриархата. Она не готова перейти в храм Киевского патриархата. Таких, как она, очень много. Не считаться с их мнением нельзя. Какие аргументы следует использовать в беседах с ними?

Еще раз повторю, что для многих глубоко верующих прихожан Московского патриархата очень серьезный довод — каноничность, так называемая благодать. И ответ на этот довод — то, что в Украине появится каноническая всеми признанная церковь. Поэтому для тех, кто считает, что только московская традиция является истинной, будет снят главный барьер.

К слову, о московской традиции. Знаете, очень интересно слушать рассказы, что Русская церковь якобы является церковью-Матерью для нас и что Константинополь не может нам даровать автокефалию. Но мы-то знаем, что дочь старше матери точно быть не может и что церковью-Матерью для украинской церкви является Константинополь.

Давая томос польской православной церкви в 1924 году, Вселенский патриархат достаточно четко обосновал, что украинская территория канонически не была отдана Московии. Земли, на которых служили польские епископы, просившие об автокефалии, исторически считались землями Киевской митрополии или зависимыми от нее, а Киевская митрополия не была передана в подчинение Московской патриархии. Тогда Константинопольская церковь-Мать предоставила автокефалию епископам церкви, которая создавалась на тех территориях.

Да, в 1686 году, поскольку Левобережье Украины отошло к Москве, Константинопольский патриарх принял решение, что благословлять Киевского митрополита может Московский патриарх, но Киевский митрополит должен был оставаться экзархом Константинопольской церкви, то есть существовало двойное подчинение. Однако при этом не было канонической передачи территории. В Москве об этом забыли (в истории есть немало примеров ее «забывчивости»), а в Константинополе помнят.

То есть мы имеем как минимум один очень серьезный исторический документ, который дает все основания быть уверенными в том, что Константинопольский патриархат канонически считает нашу территорию своей. Еще есть очень много заявлений разного уровня, в том числе и Вселенских патриархов, о том, что именно Константинопольская церковь является церковью-Матерью для украинской церкви. Поэтому Константинополь и предоставит нам автокефалию.

— «Скрепы» могут рухнуть окончательно… Русской церкви придется отсчитывать летоисчисление не с 988 года — времени крещения Киевской Руси, а с 1448-го, когда она самопровозгласила автокефалию.

— Знаете, иногда надо примириться с исторической правдой. История — это все-таки не чьи-то интерпретации, а факты. И их надо признавать, обсуждать и от них отталкиваться.

— Эти невероятные события, которые, даст Бог, произойдут, могут как-то поспособствовать завершению войны на Донбассе?

— Мы все на это надеемся, потому что очевидно, что Единая украинская церковь будет проповедовать мир и единую неделимую Украину. Думаю, она станет еще одной площадкой для тех, кто готов объединиться и совместно противостоять агрессии.

— Возвращаюсь к предстоящему Синоду. Цинизм россиян всем известен. Читала, что не исключено, что они будут индивидуально «работать» с каждым членом Синода, что в ход пойдут и шантаж, и угрозы, и давление. Ко всему прочему религиоведы пишут, что заметно активизировались лоббисты московских интересов в Сербии, Болгарии, Антиохии и даже на Афоне.

— Это понимают и видят не только эксперты. Во Вселенском патриархате и в большинстве церквей тоже в курсе происходящего.

Напомню один эпизод. В июне 2016 года патриарх Варфоломей провел Всеправославный собор. Он считает это делом своей жизни, ведь последнее такое собрание состоялось в VIII веке. А в январе в Шамбези (православный центр Константинопольского патриархата в Швейцарии) прошла конференция, где россияне выдвигали среди других требование узаконить, что предоставление автокефалии церкви (читаем — украинской) возможно только по согласованию со всеми церквами. А потом демонстративно не приехали на собор. В итоге это положение принято не было.

— Еще и подбили других.

— Не прибыли россияне, грузины, болгары и антиохийцы — четыре из четырнадцати церквей. Однако, как говорят, неявка не отменяет матча. Собор все равно прошел. Но осадок остался.

— Такие вещи запоминаются надолго.

— Однозначно. Вот викарий Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев) говорит, что предоставление автокефалии украинской церкви угрожает расколом мирового православия (хотя признание независимой церкви — это не раскол). А попытка сорвать собор — это что? Один из константинопольских иерархов четко отреагировал на слова Илариона: «Раскол возможен только тогда, когда русские захотят на него пойти».

Знаете, мир не настолько наивен, как в это хочется верить многим в Москве. Все понимают, с кем имеют дело, если речь идет о России.

— Можете назвать временные отрезки, когда в эпопее создания Единой церкви будет поставлена точка?

Вот смотрите. Этапы сформулированы. Это информирование Константинополем о своем намерении других церквей, принятие решения о томосе, предоставление томоса на Соборе украинских архиереев, провозглашение церкви и избрание ее предстоятеля. После этого он обратится к другим православным церквам с так называемым письмом мира: «Примите меня в таком качестве». И те, кто захочет, напишет ему, что «мы не против». После этих процедур отказать ему в сослужении будет нельзя.

Что касается времени, то, как говорит один из иерархов, «церковное и светское восприятие времени различны». Но думаю, что историческая и церковная справедливость в отношении православия в Украине будет восстановлена в ближайшие месяцы.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Мониторинг СМИ

    Последние комментарии

    • Михаил | 23 сентября 2018, 01:06

      Вы подобрали очень правильное слово - верные ленинцы! Это о бывшем Митрополите Киевском и Галлицком Филарете, он же "патриарх всея руси-украины" или как его там, не помню. Нет и не было в

    • velovs@ukr.net | 22 сентября 2018, 20:49

      Будь ласка, тов. Ortox, уважно й об'єктивно вивчайте церковну історію та її дійсні, правдиві факти і події. Тобто: не вигадані і не сфальшовані В Москві. І тоді - в цьому сенсі - у Вас жодних питань

    • Ortox | 22 сентября 2018, 20:22

      Хто відділився від Київської митрополії?! Це Київська митрополія стала Патріархатом!

    • Halo | 22 сентября 2018, 18:51

      Коли ж, нарешті, Супрун перестане зневажати Україну! Маємо вітчизняного єпіскопа, канонізованого як Святий, що за життя був відмінним хирургом світового рівня

    • Стефан | 22 сентября 2018, 13:43

      Давление рулящих изуверов-коммунистов на Православную Церковь с 1917 года постоянное и неослабное. Каждый христианин видит заискивание, лизоблюдство и подхалимаш ослабленных репрессиями и гонениями

    Популярные статьи месяца