И отделил Бог Церковь от государства

28 апреля 2018, 18:24 | Общество-дайджест | view photo | 0 |   | Код для блога |  | 

Тетяна Деркач

"Петр и Мазепа", 27 апреля 2018

И сказал: вы уверены, что хотели именно этого?

Сейчас ведётся много дискуссий о принципе отделения Церкви от государства. Желая добиться своих личных конъюнктурных целей, противники ради ослабления позиций друг друга возводят в ранг догмата ст.35 Конституции Украины, которая гласит:

Стаття 35. Кожен має право на свободу світогляду і віросповідання. Це право включає свободу сповідувати будь-яку релігію або не сповідувати ніякої, безперешкодно відправляти одноособово чи колективно релігійні культи і ритуальні обряди, вести релігійну діяльність.

Здійснення цього права може бути обмежене законом лише в інтересах охорони громадського порядку, здоров'я і моральності населення або захисту прав і свобод інших людей.
Церква і релігійні організації в Україні відокремлені від держави, а школа — від церкви. Жодна релігія не може бути визнана державою як обов'язкова.
Ніхто не може бути увільнений від своїх обов'язків перед державою або відмовитися від виконання законів за мотивами релігійних переконань. У разі якщо виконання військового обов'язку суперечить релігійним переконанням громадянина, виконання цього обов'язку має бути замінене альтернативною (невійськовою) службою.

При этом догмат сей трактуют кто во что горазд. Например, выдумывают, что по Конституции у нас как раз государство отделено от церкви, а не наоборот. Для большинства обывателей «догмат об отделении» означает две абсолютно противоположные вещи:

  • Церковь имеет право делать все, что угодно — ибо она обладает абсолютным иммунитетом, дарованным на основании небесной санкции, от вмешательства государства в деятельность её членов, и отвергает любые попытки власти повлиять на те или иные церковные реалии;
  • Церковь полностью лишена всех прав вмешиваться в любые сферы политико-общественных отношений, кроме сугубо внутрицерковных, её место — в субкультурном гетто.

Отсюда естественным образом вытекают две тенденции (причем обе они взаимно противоречат друг другу, а потому агрессивны). Клерикалы (представители Церкви) говорят: «А давайте-ка мы отделим государство от Церкви!» Соответственно, их оппоненты не менее рьяно требуют: «А давайте-ка мы отделим Церковь от государства!» То есть, от слова вообще. Вот или «Церковь над законом» — или «Церковь вне закона», третьего не дано.

Для одних современное государство с его правами человека и равноправием всех религиозных убеждений (и даже всяких грешников) — ересь и победа антихриста, для других активная деятельность Церкви и верующих в XXI веке — анахронизм, мракобесие и средневековье.

Как ли не странно, но оба этих шаблона регулярно подвергаются критике — причём со всех сторон: и власти, и представителей Церкви, и оппонентов Церкви. Как бы ни хотелось противникам Церкви (в данном случае речь об институте как таковом, а не о конкретной религиозной организации) послать её в далёкий открытый космос, по статистике:

  • верующими себя считает 72% украинцев (так называемый уровень манифестированной религиозности);
  • консолидированный авторитет Церкви (уровень доверия) — 60%.

Это свежие данные Центра Разумкова.

И уж поскольку Церковь — один из лидеров доверия, то хотим мы того или нет — государство будет учитывать религиозный фактор и даже местами падать на хвост этому институту в надежде, что тот поделится частью оказанного ему высокого общественного доверия. Это — реалии, от которых никуда никому не деться. Можно, конечно, мечтать построить счастливое, моральное и современное общество — без верунов-мракобесов, геев, феминисток, белых цисгендерных мужчин, ватников, пенсионеров. Но по-быстрому это можно сделать только одним способом — с помощью геноцида. Так что не будем обсуждать сферических коней в идеальном патриотичном украинском вакууме.

Принцип отделения

Вернёмся к непонятным отношениям Церкви и государства, которые характеризуются термином «отделение». Мы уже выяснили, что у нас по Конституции именно Церковь отделена от государства, а не наоборот.

Украине ст.35 Конституции досталась от Советского Союза, однако никто не стал углубляться в то, что отделение Церкви от государства в 1918 году и в 1996-м — две большие одесские разницы. Не будем заморачиваться описанием классификации государственно-церковных моделей по всему миру (антагонистическая, либеральная, партнёрская и т.д.) На данный момент отделение Церкви от государства означает:

  • Церковь не выполняет никаких государственных функций — от ведения актов гражданского состояния до выполнения роли замполита, соответственно, её священнослужители не получают зарплату как госслужащие;
  • никакое вероучение не может быть признано государственным и обязательным.

Все остальные нюансы вытекают прямо или косвенно из этих двух.

Принцип невмешательства

Ещё один мем, часто используемый при описании этих отношений — невмешательство государства в дела Церкви. Обычно его представляют как полное абстрагирование государственных органов от существования религиозных организаций по типу «делайте что хотите».

Тезисно направления невмешательства описаны в ст.5 Закона Украины от 23.04.1991 г. № 987-XII «О свободе совести и религиозных организациях»:

Стаття 5. Відокремлення церкви (релігійних організацій) від держави
В Україні здійснення державної політики щодо релігії i церкви належить виключно до відання України.
Церква (релігійні організації) в Україні відокремлена від держави.
Держава захищає права i законні інтереси релігійних організацій; сприяє встановленню відносин взаємної релігійної i світоглядної терпимості й поваги між громадянами, які сповідують релігію або не сповідують її, між віруючими різних віросповідань та їх релігійними організаціями; бере до відома i поважає традиції та внутрішні настанови релігійних організацій, якщо вони не суперечать чинному законодавству.
Держава не втручається у здійснювану в межах закону діяльність релігійних організацій, не фінансує діяльність будь-яких організацій, створених за ознакою ставлення до релігії.
Усі релігії, віросповідання та релігійні організації є рівними перед законом. Встановлення будь-яких переваг або обмежень однієї релігії, віросповідання чи релігійної організації щодо інших не допускається.
Релігійні організації не виконують державних функцій.
Релігійні організації мають право брати участь у громадському житті, а також використовувати нарівні з громадськими об'єднаннями засоби масової інформації.
Релігійні органiзації не беруть участі у діяльності політичних партій і не надають політичним партіям фінансової підтримки, не висувають кандидатів до органів державної влади, не ведуть агітації або фінансування виборчих кампаній кандидатів до цих органів. Священнослужителі мають право на участь у політичному житті нарівні з усіма громадянами.
Релігійна організація не повинна втручатися у діяльність інших релігійних організацій, в будь-якій формі проповідувати ворожнечу, нетерпимість до невіруючих і віруючих інших віросповідань.
Релігійна організація зобов'язана додержувати вимог чинного законодавства і правопорядку.

Теперь «я тут вам урок русского языка даду», как говорил один весельчак, ныне покойный. Русского — потому что основные адресаты этой статьи обычно владеют именно русским в качестве родного. Согласно толковому словарю С.Ожегова, «вмешательство — самовольные насильственные действия в чужой стране, в чужих политических сферах». Толковый словарь Ушакова: «непрошенное или насильственное участие в чужих делах, отношениях; действия, противоречащие самостоятельности или независимости другого». Ключевые слова — «насильственный» и «самовольный». Кстати, вмешательство не обязательно носит негативный оттенок.

Итак, невмешательство государства в церковные дела означает:

  • отказ государства от формирования или контроля за вероучением Церкви;
  • табу на влияние (согласование, одобрение) процедуры выбора кандидатур и высвячивания церковнослужителей (священников, епископов).

Всё, чем занимается Церковь в рамках закона — находится за рамками государственного вмешательства. Но если Церковь сама нарушает эти рамки — стоит пенять только на себя. То есть, Церковь не над законом, а под ним. И её деятельность вполне подсудна светскому законодательству.

Некоторые будут удивлены, но принцип невмешательства не мешает государству иметь свою политику в сфере религии, формирование и реализация которой возложены на Минкульт (ст.30 Закона о свободе совести).

Стаття 30. Центральний орган виконавчої влади, що реалізує державну політику у сфері релігії
Центральний орган виконавчої влади, що реалізує державну політику у сфері релігії, забезпечує проведення державної політики щодо релігій і церкви шляхом:
здійснення реєстрації статутів (положень) релігійних організацій, зазначених у частині другій статті 14 цього Закону, а також змін і доповнень до них;
офіційного погодження можливості зайняття проповідницькою чи іншою канонічною діяльністю, виконання релігійних обрядів священнослужителями, релігійними проповідниками, наставниками, іншими представниками зарубіжних релігійних організацій, які є іноземними громадянами і тимчасово перебувають в Україні;
здійснення контактів і координаційних зв’язків із відповідними органами інших держав;
забезпечення релігієзнавчої експертизи за участю представників релігійних організацій та відповідних спеціалістів;
сприяння зміцненню взаєморозуміння і терпимості між релігійними організаціями різних віросповідань;
сприяння участі релігійних організацій у міжнародних релігійних рухах, форумах, ділових контактах із міжнародними релігійними центрами та зарубіжними релігійними організаціями.

Так что иногда религиозные организации, отстаивая принцип невмешательства государства, начинают препятствовать осуществлению его прямых функциональных обязанностей. Это как больной на приёме у доктора в ответ на просьбу «Раздевайтесь!» начинает вызывать милицию с криком: «Что вы себе позволяете?»

А теперь представим Церковь без государства

С антиклерикалами, мечтающими кислотой вытравить религию из страны вообще, нет смысла спорить. Зато можно помочь рьяным представителям Церкви смоделировать в фотошопе их небо в алмазах без государства вообще. Давайте на минуточку представим, что будет, если Церковь волевым своим решение сбросит с себя путы опостылевшей государственной опеки и полетит вольною птицею на свободу. Спойлер: вспомните чудесный рассказ Салтыкова-Щедрина «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил» — и вам всё станет понятно. А тем, кому непонятно (или интересно), распишем подробно. Здесь мы натыкаемся на такой перечень направлений, по которым Церковь имплементирована в государство, а потому поднадзорна ему, что говорить о полном дистиллированном её отделении даже нет смысла. Более того, эта имплементация — часто залог её физического выживания.

Налоги. Налогообложение — это классическая модель из серии G2B, по-церковному именуемая «кесарю — кесарево», которой, тем не менее, Церковь пользуется на всю катушку. Потому что наше тоталитарное безбожное государство насильственно обложило Церковь самыми разными налоговыми льготами (глаза б наши на них не глядели!)

Во-первых, религиозные организации имеют статус неприбыльных юридических лиц (пп. 133.4.6 ст.133 Налогового кодекса), что позволяет им законно выводить из-под налогообложения свои доходы в любой форме — денежной и материальной (п.133.4 ст.133 Налогового кодекса) (Не все и не всегда, но большей частью это именно так (прим. авт.) Но это только официальная часть марлезонского балета. Неофициальная состоит в том, что наше государство особо старается не вмешиваться в церковный бизнес (и я не буду детализировать по ряду причин). А это значительные обороты.

Оказание культовых услуг и продажа предметов культового предназначения освобождены от обложения НДС (пп.197.1.9 ст.197 Налогового кодекса).

Во-вторых, культовое имущество религиозных организаций освобождено от налога на недвижимость (пп. «и» пп. 266.2.2 ст.266 Налогового кодекса). В противном случае, сами понимаете, содержание храмов было бы просто неподъемным занятием.

В-третьих, земельные участки для строительств и обслуживания культовых сооружений и другой недвижимости, необходимой для обеспечения деятельности религиозных организаций, освобождены от обложения налогом на землю (пп.283.1.8 ст.283 Налогового кодекса). «Ох, безобразие!» — тут бы и вздохнули настоятели лавр и монастырей попроще, занимающих гектары земли: «Какие же гонения мы терпим!». Но нет, не вздохнули. Молча проглотили обиду.

Наконец, идя навстречу многочисленным пожеланиями верующих, государство разрешило им отказываться от цифровых идентификационных номеров и вставать на учёт плательщиков налогов по своим паспортным данным (п.70.1 ст.70 Налогового кодекса).

И вот за все эти плюшки государство просит религиозные организации — нет, не рвать на себе тельняшку, а просто не заходить в своей деятельности за рамки закона.

А теперь представим, что этих льгот нет.

Представили? Едем дальше.

Бюджетная помощь. Это в первую очередь финансирование церковных проектов. К примеру, в СМИ подсчитали, что Киево-Печерская Лавра (та, которая под монастырем УПЦ МП) за 2 года (2010-2012) провела тендеры на 126,38 млн грн — бюджетных гривен. А сколько таких примеров по всей стране? Формально, если храмовое имущество находится в государственной или коммунальной собственности, то и ремонтировать его будет государство.

Кстати, в большинстве случаев религиозные организации пользуются таким имуществом, находящимся в государственной или коммунальной собственности, бесплатно. Именно таким образом «арендуется» та же нижняя Лавра (которая под монастырем).

В качестве косвенной помощи можно считать бесплатные трансляции церковных праздников и богослужений на центральных каналах страны.

Коммунальные тарифы. Пп.1 п.3 Положения, утвержденного Постановлением КМУ от 22.03.2017 г. № 187 устанавливает, что для религиозных организаций устанавливаются те же цены на газ для бытовых нужд, что и для населения.

Политическая деятельность. Формально религиозные организации не имеют право создавать партии и участвовать в политической деятельности. Но мы все понимаем, что есть такие церкви, которым в политике мёдом намазано. Вспомним беспрецедентную политическую агитацию в церквях одного патриархата за богопомазанного Виктора Федоровича Януковича — вопреки запрету вести агитацию в пользу политических партий.

На данный момент закон разрешает священнослужителям участвовать в политических кампаниях — но как гражданам Украины. Однако некоторые граждане Украины всё же предпочитают на всю катушку пользоваться своим церковным статусом.

Теперь опять представим, что государство будет самым жёстким способом пресекать любые попытки политиков попиариться на Церкви. И попытки Церкви попиарить этих политиков. «А жить-то на что???» — закричат отдельные люди в чёрном. Но будет поздно. Политики — это значительная кормовая база для религиозных организаций, и за финансовую поддержку надо расплачиваться политической агитацией в пользу меценатов. Нет агитации — нет денег.

Образование. Формально у нас школа отделена от Церкви. Но по системе ниппель в обратную сторону, как показывает практика, запрет не работает. Церковь отнюдь не отделена от школы. Церковные организации создают синодальные отделы по вопросам взаимодействия с учреждениями образования, которые инициируют петиции в адрес Минобразования о введении в школах курсов христианской этики, библейской истории и т.д.

Капелланство. В случае работы антагонистической сепаратной модели отношений Церкви и государства никаких капелланов в армии быть не должно. У нас это возможно, а сейчас даже желательно.

Права человека. Как бы ни хаяли некоторые представители Церкви одной рукой демократию и европейские ценности, которые нам «навязывают» права человека, другой рукой они же пользуются всем мировым правозащитным кодексом в своих целях. И вот это лицемерие уже невыносимо. Удивительно, что если государство начинает защищать права верующих одних религиозных групп — другие тут же заявляют, что этим нарушаются их права верующих. В этом вопросе у нас пока полный хаос — и в головах, и в законодательстве, чем некоторые вполне успешно пользуются.

Существует ещё много направлений, в которых пути Церкви и государства тесно переплетены. Поэтому в чистом виде конструкт «Церковь без государства» напоминает российского патриота, который на свой БМВ клеит стикер «На Берлин!» и «Если надо — повторим!». Или слезай с БМВ, или сдирай стикер.

Нет, это не ода этатизму. Автор прекрасно отдаёт себе отчёт, что приди к власти радикальные оппоненты нынешнего руководства — история повторится в виде фарса: одни религиозные организации сольются с властью в экстазе, другие попадут в расход. Просто не стоит стрелять себе же в ногу там, где можно проявить разумный нейтралитет.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Мониторинг СМИ

    Последние комментарии

    • Ігор Затятий | 10 декабря 2018, 14:05

      Потрібно казати не Київської Русі, а - Київської держави /Руси

    • Стефан | 9 декабря 2018, 22:34

      Каждый честный вносит свой вклад в очищение Украины от гнилой коммунистической, атеистической, советской идеологии, философии, политики и пропаганды.

    • RODOVID | 9 декабря 2018, 22:09

      А юридично, інвентаризація Почаївської лаври представниками Кременецько-Почаївського заповіднику(в присутності працівника СБУ) підтвердила, що всі цінності і майно в повному порядку! Отже питання -

    • velovs@ukr.net | 9 декабря 2018, 17:40

      Їй-Богу, не варто і не слід тут нам так лихословити й проклинати політичних опонентів. Тобто наслідувати ці їхні ж "взірці" - злоби й ненависті... Краще - все-таки - буде нам

    • enzian | 9 декабря 2018, 16:39

      Коли тобі вже руки відсохнуть, гнидо?