«Церковь не сможет ничем помочь обществу, если не начнет с себя»

1 мая 2012, 16:48 | Общество-дайджест | 1 |   | Код для блога |  | 
Беседу вела Надежда ТЫСЯЧНАЯ, фото Константина ГРИШИНА, «День»

Михаил ЧеренковПротестант-философ Михаил Черенков — о современном человеке и вызовах времени

Сначала выбор этого собеседника был предопределен рекомендациями коллег. А затем, когда я натолкнулась на его предисловие к бестселлеру «Хижа» Уильяма Пола Янга, в целесообразности такого выбора убедилась сама.

Михаил ЧЕРЕНКОВ — доктор философских наук, профессор культурологии Национального педуниверситета им. М. Драгоманова, специалист по социальной теологии протестантских церквей. Он — вице-президент фонда «Духовне відродження». Автор многих книг, например «Культура влиятельного меньшинства», «Разговор о вере в конце истории», «Лицом к лицу. Евангельская вера в современном мире», «Европейская реформация и украинский евангельский протестантизм», «Баптизм без кавычек».

А еще Михаил любил читать нашего незабываемого философа Сергея Крымского, в частности, на страницах «Дня». (Это выяснилось в течение разговора.) Собственно, с ним несколько раз общался непосредственно. Кстати, одна из этих бесед, как и та, что сейчас, касалась темы протестантизма.

— Ныне украинцы в который раз переживают растерянность, предопределенную политической ситуацией и экономическим кризисом. Может ли Церковь их направить как-либо? Ведь, как показывают социологические опросы, именно Церкви мы доверяем больше всего.

— Богословское кредо всех христиан должно быть следующим: Церковь не сможет ничем помочь обществу, если не начнет с себя. Сегодня, слушая ее критику о разрушении традиционных ценностей, хочется сказать, что у нее самой не все в порядке. Потому что в Церкви должна быть прежде всего евангельская, а не историческая основа.

По моему мнению, у нас не состоялось христианство как таковое. За предыдущие двадцать лет велась борьба за преференции. Церковь увидела, что освобождается место для новых авторитетов, и попыталась воспользоваться этим. Я не говорю, что это плохо, если в Церкви есть внутренняя жизнь, а вместе с тем общественная позиция, которая позволяет ей ретранслировать свое внутреннее богатство в общество. Но когда такой жизни не было — Церковь обескровленной пришла к перестройке, а затем к независимости.

Церковь излишне проникается возрождением собственного статуса, возрождением традиций не в содержательном измерении, а в измерении внешнего авторитета. То есть заявляется, что мы — традиционные и авторитетные. А чем обусловлен этот авторитет? Об этом никто не говорит. И в чем заключается содержание традиции? Тоже непонятно. Поэтому постхристианство, которое мы наблюдаем в Европе, в той части Ойкумены, которая с IV века нашей эры утвердила христианство как свою духовную, культурную, социальную, даже политическую матрицу жизни, не согласовывается с нашим христианством, которое еще не состоялось. Или я скажу более оптимистично — словами Александра Меня: «Христианство только начинается». Современный мир мне напоминает первые времена христианства, когда оно только начиналось, потому что в Европе его уже, а у нас — еще нет. Как раз можно начинать диалог Запада и Востока как диалог христиан, которые проходят через постмодерн, и тех, которые выходят из духовного и социального постколониализма.

— Известный культуролог Оксана Пахлевская считает, что русское православие дискредитирует все христианство. А вы как думаете?

— Православие не только московское, но и вообще на наших землях начиналось как политических проект. (Читаем исторические источники!) Даже русские писатели ХІХ века указывали на это. Например, есть известное высказывание Лескова: «Россия была крещена, но не просвещена». Иначе говоря, воплощалось политическое решение, но духовное просвещение так и не было проведено, коллективная массовая солидарность относительно преимуществ выбора христианства так и не была достигнута. Поэтому московское православие в своей истории является насквозь политическим. И оно еще не состоялось как духовная традиция. Как Церковь, собственно. Следовательно, я согласен с тем, что сказала пани Оксана. Только добавлю: московское православие дискредитирует, возможно, не все христианство, а православие всемирное. Почему так происходит? Потому что, к сожалению, до сих пор в православных церквях на постсоветском пространстве рассуждают так: нас больше, значит, мы первые. И наши люди не знают всемирное православие, а только тот образ данной религиозной традиции, который навязывается со стороны Москвы. А часть выдавать за целостность и полноту — это исключительно политическое средство манипуляции массовым сознанием.

Возьмем споры вокруг пентархии: заслуживает ли Москва того, чтобы принимать участие в этом или должна уступить Кипрской церкви? (Речь идет о возрождении пентархии — старого принципа разделения православного мира на пять патриархатов. — Ред.) Здесь больше политики, чем духовной основы, которая бы вызывала признание и свидетельствовала об авторитете РПЦ. За политическим фасадом в московском православии мы мало чего найдем. Особенно теперь.

— Количество протестантских церквей в Украине растет. Как и растет численность их сообществ. Например, недавно моя знакомая из УПЦ МП перешла к протестантам. Чем, по вашему мнению, вызван такой запрос?

КНИГА «ХИЖА» СТАЛА МИРОВЫМ БЕСТСЕЛЛЕРОМ — ПРОДАНО СВЫШЕ 15 МИЛЛИОНОВ ЭКЗЕМПЛЯРОВ. ПРЕДИСЛОВИЕ К УКРАИНСКОМУ ПЕРЕВОДУ НАПИСАЛ МИХАИЛ ЧЕРЕНКОВ

— Возможно, это вызвано тем, что протестантизм разный. Есть такие протестантские церкви, где люди как раз не находят чего-то, соответствующего их духовным запросам. И наоборот, есть такие церкви, которые свою позицию формулируют так: современная церковь — для современных людей. Очевидно, это определенный риск. Здесь не чувствуется исторического наследия. Зато чувствуется открытость и вера, что Господь присутствует в этом мире, несмотря на все его обезбоживание. Собственно, протестантизм как раз не апокалиптичен — в том смысле, что все так плохо с нашей эпохой. Он утверждает, что Бог продолжает действовать и Церковь является организацией, где именно Он действует. «Церковь, которая была реформирована, должна продолжать реформы», — одна из классических формулировок протестантизма. Собственно, она и обеспечивает его актуальность.

Кстати, недавно посмотрел интересную программу по ТВі, где была обнародована информация об аудитории телеканала. Протестанты там были на четвертой позиции из числа конфессий и охватывали более 6%, а не 1%, как обычно оценивают социологи. Иными словами, протестанты частично составляют значительную аудиторию СМИ, которые утверждают демократические, может быть, даже либеральные ценности. Это одна из иллюстраций того, что протестантизм ближе к современному самостоятельно и критически мыслящему человеку: в определенном смысле протестантизм в Украине является каналом демократизации.

— В своем предисловии к бестселлеру «Хижа» Уильяма Пола Янга вы написали: «..люди устали от традиционных разговоров о Боге, от религиозных систем и церковных бюрократий, но не прекратили думать о Нем, обращаться к Нему, спорить с Ним, интересоваться вечными вопросами. Оказалось, что в пострелигиозном и постхристианском мире Бог никоим образом не умер, устарели и умерли только образы, привычные слова и стереотипы». Исходя из собственного опыта, скажите, пожалуйста, какие проблемы в контексте поиска Бога ныне больше всего волнуют людей?

— Современный украинец чувствует себя бездомным. Возможно, больше, чем немец, итальянец или американец. Он не чувствует уже такую крепкую связь с Церковью. Вернее, если эта связь вообще есть, то она скорее с культурной традицией. А Церковь для человека должна быть, прежде всего, семьей и домом, а уже потом общественным институтом с иерархией, традицией, правилами.

Каковы наиболее распространенные проблемы в контексте поиска Бога? Это — поиск постоянного баланса между коллективизмом и индивидуализмом, между несознательной ритуальной и сознательной свободной верой. Современный человек знает, что традиция не так уж и плоха на фоне таких разрушительных последствий индивидуализма, которые очевидны сегодня. Но куда же ему податься? Где его примут, не лишая свободы. Вопрос остается. Потому что церкви часто говорят: мол, видите ли, к чему привели демократия и гуманизм. Давайте возвращаться к традиции, где вместо вашей свободы предложим стабильность, достаток и опеку.

Раньше, в студенческие и аспирантские годы, я остро чувствовал, что мир настолько обезбожен, что слишком трудно найти в нем что-то хорошее. И был очень удивлен, когда нашел Бога в философии и понял, что философы иногда могут знать о Боге больше, чем церковные люди. То же касается и культурологии, о которой порой говорят как о бездуховной и низкой. Это я веду к тому, что современные люди часто бросаются в крайности: ищут Бога только в Церкви. Другие, наоборот, категорически утверждают, что Его в Церкви нет. Но правда в том, что Он присутствует везде. И тот, кто Его ищет, обязательно найдет.

— Михаил, какие вы сейчас книги читаете? И что посоветуете читать украинцам?

— Читаю американского теолога Джеймса Смита, чья книга под названием «Церковь постмодерная» скоро выйдет в Украине. Также белорусского протестантского теолога Александра Жибрика «Бог под арестом». Всегда под рукой «Исповедь» Августина.

Для украинского читателя важно перевести «Теологию освобождения» перуанского теолога-революционера Густаво Гутьерреса, фундаментальные труды немецких теологов Юргена Мольтмана, Вольфхарта Паненберга, Карла Ранера.

— А упомянутую «Хижу» — в виду затронутых в романе вопросов?

— Конечно. Эта книга показывает, что люди временами устают не столько от Бога, сколько от Его разных образов. Сегодня в церквях тоже часто проповедуют и исповедуют не столько Бога, как Его идиллические образы. Поэтому пришло время задуматься, в кого я верю (или не верю). Возможно, у того, в кого я верю (или не верю), нет ничего общего с реальным Господом? Как раз самой большой ценностью «Хижи», на мой взгляд, является то, что автор встретился с Живым Богом. И реальный Бог «шокировал» его. Современный человек должен задуматься: встречал ли я Живого Господа? Если нет, то хочу ли Его встретить? И готов ли?

Система Orphus
Рейтинг
0
0
1комментариев

Комментарии

добавить коментарий 
  • deserving | 9 мая 2012, 19:21
    Комментировать комментарий

    Протестанти і протестантизм як явище стимулював у мене здатність переусвідомлювати догми та був спонукою поглянути на речі з иншого куту зору. Добре це чи погано? Напевно, добре, якщо людина намагається в собі відкрити бачення Бога крізь призму самоочищення. Погано, коли людина намагається вивищитись, показати свій "інтелект" на "архаїчних" формах релігійного самовиявлення.Існує небезпека перерходу з крайніх максималістських форм заперечення "архаїзмів" у типове фарисейство і псевдоінтелектуальний нігілізм. Чому я називаю це фарисейством? Бо дуже нагадує ця ситуація біблійних книжників, що знали писання дуже добре, але їм це не допомогло розгледіти і побачити втілення справжнього добра та і стини, зокрема Ісуса Христа та його призначення. Адже вони були людьми освічченими, проте це аж не гарантувало взагалі бачити та приймати істину і правду. Рибалки до зустрічі з Христом, що не особливо переймались знаннями теологічних тонкощів, врешті-решт стали апостолами Божої Істини та Євангелії. Інтелектуалізм, на мою думку в деяких випадках здатен дюдину глибоко і безповоротно заплутати. Парадокс ще полягає в тому, що цей самий інтелектуалізм може також стати тим інструментом, що здаден вивести із лабіринту людину, суспільства та народи від ілюзій та гірких оман. Розв"язка тут на мою проста і криється у присутности чи відсутности Святого Духа та відкритости серця до Божих Правд та Істин. Як написано було в писанні:" блаженні чисті серцем, бо вони Бога побачать". Але основна прикмета протестантизму є те, що все що вони будь-що намагаються сказати і пояснти ґрунтують цитатами з Біблії. Власне, це є дуже доброю прикметою, проте сама декларативність не є гарантією відповідности духу християнства. Проблема полягає в тому, що писання саме по собі є символом, як вірші і слова писання також є символами, до змісту яких нам кожному потрібно йти лише через глибоке самочищення і переусвідомлення. Те саме можна й сказати про обряди, як східнього так і західнього зразків, які теж наповнені таким могутнім символізмом, про який потрібно дуже серйозно говорити і який потрібно пояснювати, аби віряни не сумнівалися у марнотности певних традицій, про який постіно акцентують наші брати протестанти. Доводилось мені самому попадатись на гачок, коли я, або инші люди говорили про необхідність сповідувати любов вдаючись до неусвідомленої агресії і неприйняття иньшого . Отже розумні розмови і красиві розмірковуавння не завжди є тим золотом, що зтатне нас наблизити до вічного і живого, але вимагають від нас пильности і суворости до своїх думок і вчинків.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

Последние комментарии

  • незалежний | 20 октября 2018, 22:32

    Всі розумні коментувати!? Тоді підкажіть за яким законом України або каноном Церкви в нас митрополит Іван (Яременко) зі своєю ручною десяткою є головою і членом всіх парафії??? Тому і піднімаємо руки

  • В. Ясеневий | 20 октября 2018, 21:58

    П.Ігор Шевчук неперевершений коментатор промов Святослава ШевчукаЮ, так що будь-чиї коменти зайві і нікому, крім самого Ігора не зрозумілі, та й не потрібні...А що і кому вони можуть хоть що-небудь

  • velovs@ukr.net | 20 октября 2018, 20:32

    Вочевидь, у підготовці й прийнятті цього ганебно-заборонного рішення - активну й безпосередню - участь брали, зокрема, місцеві структури УПЦ МП. -------- Й тому цілком логічно - у відповідь - було би

  • John | 20 октября 2018, 20:24

    Чомусь, мало написали бридоти на мене, видно не зачепив.

  • bodja | 20 октября 2018, 18:41

    "кожна громада мирян чи ченців матимуть право вільно обрати центр свого церковного підпорядкування – належати до Української чи до Російської Церкви" - ось це і є заклик до війни на рівні

Популярные статьи месяца