Исидор, Митрополит Киевский, Кардинал Утенский, Патриарх Константинопольский

14 августа 2013, 13:47 | Религиоведение-дайджест | 0 |   | Код для блога |  | 

К.и.н. Маленков В.В.

Южно-Сахалинский институт экономики, права и информатики

Сайт www.rusnauka.com, б.д.

В российской историографической литературе митрополит Исидор не пользуется почётом ни с точки зрения общественной популярности, ни с точки зрения положительного оценивания его короткой деятельности в Московском государстве. Большинство сочинений о нём носят тенденциозный характер и написаны его противниками. Данная статья призвана более объективно осветить деятельность этой исторической личности.

Исидор родился в 1380 году в незнатной семье.[1] По словам Н. Голубинского, Исидор с молодости выдавался «из ряда других  блестящими талантами и отличным образованием».[2] Получил религиозное образование, стал иеромонахом, затем игуменом монастыря св. Дмитрия в Константинополе.

В этом сане в 1434 году Исидор был послан византийским императором Иоанном II Палеологом и патриархом Иосифом в числе делегатов на Базельский собор. Председатель собора кардинал Джулиано Чезарини приветствовал делегатов, заявил о важности воссоединения обеих церквей и уверял всех, что официальное примирение католиков и православных послужит сигналом всеобщего крестоносного движения против турок. В конце своей речи кардинал высказался, что разногласия между католиками и православными, в сущности, относятся к чисто формальным вопросам, которые можно урегулировать.[3]

От византийской делегации с ответным словом выступил Исидор. Он согласился с кардиналом в том, что в основе распри между христианскими церквями лежали простые недоразумения  и что восстановление единства было бы «славным делом».[4] Обе стороны сошлись на том, что единственным путём к соглашению является вселенский собор. Император через своих уполномоченных дал указания Исидору, чтобы тот настаивал на проведении  собора в Константинополе. В сентябре 1435 года в столице Византийской империи начались рабочие совещания между обеих церквей, в числе которых был игумен Исидор,  по открытию собора. Уполномоченные разработали декрет  о созыве собора, одобренный обеими сторонами. Но сам собор решено было проводить не на территории воевавшей Византийской империи.

В это же время Киевская митрополия оказалась без пастыря. Ещё в 1431 году умер митрополит Фотий. Московский князь Василий II предложил на его место рязанского епископа Иону. Но Москва медлила с отправкой своего претендента.[5] И  Константинополь назначил митрополитом кандидата от литовского князя - Герасима, епископа Смоленского, который в 1435 году погиб трагической смертью. Литовский князь Свидригайло сжег первосвященника по подозрению в измене.[6]

Иона отправился в Константинополь, но там его опять ждало разочарование. Киевским митрополитом уже был назначен игумен Исидор. Императору и патриарху на этом посту нужен был свой человек, горячо преданный их делу и способный проводить нужные идеи. Но Ионе пообещали киевскую митрополию после Исидора, «если с последним случится смерть или что другое».[7]

В начале 1437 года рязанский игумен отправился назад в Московию вместе с Исидором, новым митрополитом Киевским. Вместе с ними ехали императорский посол, а также монах Григорий, ученик первосвященника. В Москву, по словам О. Пирлинга, из Константинополя направили человека, на которого была возложена ответственная и серьёзная миссия – склонить русских к участию в предстоящем вселенском соборе. «Горячий сторонник соединения Церквей и пламенный патриот, Исидор ехал в Москву, лелея самые определённые планы. Он был одушевлён решимостью, во что бы то ни стало, достигнуть своего».[8]

В начале апреля 1437 года митрополит прибыл в Москву, где был с почётом встречен великим князем Василием II. Исидор пробыл в столице недолго, и уже в сентябре того же года в сопровождении многочисленной свиты выехал в Италию на вселенский собор. Киевский митрополит вёз с собой целый обоз драгоценных подарков для раздачи нужным людям. Подарками этими снабдил митрополита великий князь.[9]

Некоторые исторические источники утверждают, что Московский князь препятствовал участию митрополита Исидора во вселенском соборе, а когда, первосвященник не послушался князя, тот, якобы, предостерёг первосвященника: «Если уже ты непременно желаешь идти на Собор, то принеси нам оттуда наше древнее Православие, которое мы приняли от предка нашего святого Владимира; а нового и чуждого не приноси нам, - мы того не примем».[10]

Однако Е. Голубинский сомневается, что Василий II говорил подобное, и считает эти слова позднейшей выдумкой, сочинённой уже после возвращения Исидора с Флорентийского собора: «Не мог предвидеть великий князь, чтобы собор окончился тем, чем он окончился; равным образом не мог предвидеть великий князь, как сам говорит, и того, чтобы Исидор явился на нем изменником православию. Греки отправлялись на собор в полной уверенности, что они успеют восторжествовать над латинянами и что соединение состоится на условии отречения последних от их новых учений и обычаев… с какой стати великий князь захотел бы противиться путешествию своего митрополита на собор, результатом от которого ожидалось возсоединение латинян с православною церковию на условии их отречения от своих новшеств?».[11]

Вселенский собор открылся в итальянском городе Ферраре в 1438 году. На нём со стороны католиков, участвовали Римский папа Евгений IV, кардиналы, епископы. Со стороны православных: византийский император Иоанн II Палеолог, Константинопольский патриарх Иосиф, митрополиты, епископы и почти 700 других духовных и светских лиц. Император и патриарх константинопольские искали унии, надеясь, что когда будет уничтожена церковная распря востока и запада, тогда папа и западные государи помогут грекам в их борьбе с турками.[12]

Православные патриархи: Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский отказались присутствовать на соборе лично и назначили вместо себя местоблюстителей.[13] 

Московскую делегацию возглавлял Исидор. В числе его спутников находились всё те же монах Григорий и византийский посол Гудела, а также Авраамий, епископ Суздальский, священник Симеон, архимандрит Вассиан, боярин Фома Матвеев и другие – всех  более ста человек. По тем временам это было самое большое посольство, которое когда – либо отправлялось из Москвы за границу с важной миссией.

Митрополита везде в русской земле встречали торжественно и с почётом. В Пскове, явно с разрешения великого князя Василия II, Исидор провёл организационную реформу. Он вывел Псков из новгородской епархии и образовал самостоятельную Псковскую епархию.

Е. Голубинский  объясняет подобную реорганизацию следующим образом:  Псков соперничал с Новгородом и стал тяготеть к Москве, что было выгодно Василию II. Придавая церковную самостоятельность псковичам, Москва приобретала благодарного союзника. К тому же для московского посольства нужны были средства для путешествия в Италию. Эти средства собирались по дороге с епархий. Благодарные псковичи внесли один из самых больших вкладов – отдали Исидору пошлины месячного архиепископского суда. Есть даже сведения, что митрополит «изъял Псков с его областию из-под ведения архиепископа новгородского и подчинил его своей собственной власти, поставив в нём своего наместника» и даже «взял за себя и все вотчины архиепископа, которые находились в псковской области». [14]

В Юрьеве (Дерпте) произошел инцидент. С.М. Соловьёв и многие другие светские и церковные историки его описывают так: «когда русское народонаселение города вышло к нему (митрополиту – В.М.) навстречу с священниками и крестами и в то же время вышли навстречу немцы со своими крестами, то он подошёл сначала к последним».[15]

Тем самым показывалось, что Исидор еще до Флорентийского собора уже поступал, как  изменник православной вере и открыто доказал это в Юрьеве.   Е. Голубинский излагает события по другому. Он сравнил раннюю и позднюю редакцию описания въезда Исидора в Юрьев и обнаружил разночтение. По ранней редакции митрополита на въезде в город встретили только православные священники, а к католикам в их костёл Исидор явился позже.[16]

Исидор и московское посольство прибыли в Феррару в середине августа 1438 года, когда вселенский собор уже формально работал. Его торжественное открытие произошло ещё в апреле. Но больших собраний после открытия не было, так как участники собора ждали прибытия европейских государей – второй целью собора было организовать крестовый поход против турок-мусульман, угрожавших Византийской империи. Государи так и не прибыли. По другой версии собор не начинался, потому что греки ждали именно Исидора, которого почитали как великого философа.[17]

В начале 1439 года по финансовым причинам и в целях безопасности (в городе разразилась чума, в предместьях угрожали разбойники – В.М.) собор переместился во Флоренцию, где и началась настоящая работа по официальному сближению двух церквей. Эта работа представляла собой больше теологическую дискуссию. При этом обрядовые вопросы оказались не менее важны, чем догматические проблемы.

Исидор, митрополит Киевский играл на соборе значительную роль. Он являлся главой одной из самых больших православных епархий, был представителем страны, к союзу с которой стремилась Византийская империя в борьбе против турецкой угрозы, а также пользовался большим  доверием византийских императора и патриарха. Сторона Римской курии к нему тоже относилась с уважением, видя, что Исидор стремится к действительному примирению церквей и заключению унии.

Теологические споры затянулись, и стороны не уступали друг другу. Тогда византийцы решили покинуть Флоренцию. Именно Исидор уговорил патриарха и всю делегацию остаться и продолжать работать на соборе. Пирлинг так описывает этот эпизод: «Пользуясь образным сравнением, и сближая военный союз с религиозным миром, Исидор призывал к единению души и тела. Он подходил к вопросу и с практической стороны: «Отказавшись от Унии», говорил он своим соотечественникам, «мы должны будем покинуть Италию… Нет ничего легче, как уехать… Но куда? Когда и как отправиться? Я не знаю».  Исидор искренне считал, что без мира и соединения с католиками, не будет никакой надежды на спасение отечества.

А говоря о сути разногласия с католиками, он указывал: «Мы все принимаем божественное предание, оно установлено св. отцами на Востоке и Западе. Поэтому нельзя допустить непримиримаго разногласия между латинянами и греками. Отцы Западной Церкви учат, что Дух Святой исходит от Отца и Сына. Именно так мы и должны истолковывать тексты наших святителей. Эти тексты не так ясны, как западные, и мы можем придать им такой смысл, не искажая их».[18] Никто из греческой делегации Исидору не возразил.

Редакционная комиссия, состоявшая в равной мере из католиков и православных, составила окончательный документ на латинском и греческом языках. Торжественное объявление Унии в форме папской буллы состоялось 6 июля 1439 года в соборе «Santa Maria del Fiore».  Основными её положениями стали:

  1. Дух Святой исходит от Отца и Сына, или от Отца через Сына, как от единого начала и единым дыханием. Узаконивается добавление к символу «филиокве» (лат. filioque, «и от сына» – В.М.).
  2. Допускается совершение таинства Евхаристии, как с пресным, так и кислым пшеничным хлебом.
  3. Утверждается, что непосредственно после смерти святые награждаются блаженством лицезрения бога, грешники же низвергаются в ад.
  4. Папа признаётся наместником св. Петра. Вся церковь подчиняется его суду. Он отец и учитель всех народов. Второе место в церковной иерархии принадлежит Константинопольскому патриарху, третье – Александрийскому, четвёртое – Антиохийскому, пятое – Иерусалимскому.                                                                                    

Обе стороны подписали буллу. Но несколько человек от греков во главе с Марком Эфесским отказались её подписывать. Один из экземпляров унии был изложен в три колонки на трёх языках: латинском, греческом, славянском. От московской делегации унию подписали митрополит Исидор и епископ Авраамий. По словам участника посольства и очевидца событий священника Симеона: «Авраамий не хотел было подписываться, но что Исидор принудил его силою», посадив на неделю в темницу.[19]

Через Исидора  император Иоанн II Палеолог пытался добиться военной помощи своей погибающей империи от Римского папы. Последний пообещал от себя лично содержать для защиты Константинополя триста солдат и снарядить двадцать галер сроком на шесть месяцев или десять на один год. Также папа пообещал призвать на помощь Византийской империи светских государей.[20]

В соответствии с новой конфигурацией устройства объединённой христианской церкви Исидор в августе 1439 года был провозглашён папским легатом для Литвы, Ливонии, всей Руси и польских областей, входивших в Киевскую митрополию.  А в декабре того же года римский папа Евгений IV ввёл двух представителей греческой церкви в коллегию кардиналов: Исидора Киевского и Виссариона Никейского. Исидор получил титул кардинала св. Петра и Марцеллина.

По дороге в Москву митрополит отослал русским и литовцам окружную грамоту, в которой извещал об унии и убеждал всех принять её. Он разрешил православным и католикам посещать друг у друга церкви.  В Южной Руси уния имела успех. 

По-другому дела сложились в Московском государстве. Московские князья давно тяготились зависимостью от Византийской империи в религиозных вопросах. Не случайно, что Василий II выдвинул на этот пост своего русского кандидата. Но влияние империи было ещё большим и с нею приходилось считаться. После Флорентийского собора настал удачный момент для отделения от константинопольской патриархии. В Москве не признали унию с католической церковью, посчитали позицию патриарха предательской, и, следовательно, освободили себя от обязанности ему подчиняться.

Внешне это выглядело так. Когда вернувшийся в марте 1441 года митрополит Исидор отслужил свою первую службу в Успенском соборе, а затем приказал прочитать текст унии, великий князь Василий II прервал чтение и велел митрополита арестовать и заточить в Чудов монастырь.  Исидор бежал из-под ареста в Тверь, но там опять был арестован. И опять убежал, и отправился в Италию. Некоторые считают, что в Москве не хотели окончательно ссориться с императором, патриархом  и папой, и дали митрополиту возможность, чтобы он просто, как пишет Макарий, «удалился в Рим».[21]

Василий II собрал собор русских епископов, которые низложили Исидора, что было незаконным, так как сделать это мог только собор, составленный из лиц, равных митрополиту по сану. Поэтому в великокняжеских кругах всячески стремились представить избрание Ионы как акцию, согласованную с Константинополем.[22]

В Италию Исидор приехал, «окружённый ореолом подвижника веры и человека непоколебимой твёрдости». Папа выслал ему навстречу тридцать кардиналов. Через несколько дней была проведена церемония «очищения уст», что считалось последним актом принятия нового члена в святую коллегию. Новому кардиналу Рутенскому (так Исидора называли современники – В.М.) назначили долю при распределении доходов.[23]

Тем временем положение Византийской империи ухудшалось. Исидор сразу же занялся делом оказания помощи родине. По распоряжению папы он отправился в Константинополь, где сблизился с византийским патриархом Григорием Маммой. К своему ужасу Исидор увидал, что большинство православных не приняло унии, в заключении которой он так деятельно участвовал. По меткому выражению одного из исследователей истории папства: «Флорентийская уния, наспех слепленная под давлением внешних обстоятельств, не получила большой поддержки в массах верующих восточной церкви».[24]

Неприязнь большинства православных к католикам была такой сильной, что первые готовы были лучше подчиниться мусульманам. Православные даже говорили: «Лучше тюрбан, чем тиара».[25]  Так и случилось: уния на берегах Босфора не была провозглашена, Византийская империя перестала существовать, и оказалась во власти турок-мусульман.

Во время осады и штурма Константинополя Исидор находился среди защитников города. Султан Магомет II, зная о роли Исидора в деле организации сопротивления турецким войскам, вступив в город, тотчас потребовал голову кардинала. Но последний чудом спасся. По одной из версий Исидор накинул свой кардинальский пурпур на один из трупов, а сам смешался с пленными, а потом выкупился. По другой – верные друзья Исидора, чтобы враги считали его мёртвым, принесли султану какую-то голову в красной шляпе. Исидор этим воспользовался и выскользнул из города.[26]  Вернулся в Италию кардинал Рутенский с большим почётом. 

В 1458 году бывший патриарх Константинопольский Григорий Мамма из Рима поставил на Русь нового митрополита Григория, ученика Исидора. Великий князь Московский Василий II не согласился его принять и предложил сделать то же самое польскому королю. Но тот Григория принял. С этого момента единая Киевская митрополия разделилась на две: собственно Киевскую и Московскую. Во главе первой стоял митрополит-униат Григорий, второй – митрополит Иона.[27]

В 1459 году Римский папа Пий II возложил на Исидора сан Константинопольского патриарха вместо умершего Григория Маммы. Новый патриарх, мечтая о возрождении своей христианской родины, даже послал письмо к султану с предложением креститься. Ответа, конечно, не получил. Но до конца своих дней Исидор был апологетом идеи крестового похода против захватчиков-мусульман. Он даже попытался на собственные деньги собрать войско, но у него этого не получилось.  27 апреля 1463 года Исидор скончался.

В истории православной церкви в России митрополит Исидор остался последним митрополитом нерусского происхождения, назначенным из Константинополя, а также одним из главных участников Флорентийского собора 1439 года, на котором объединились католическая и православная церковь и, в результате, возникла  униатская церковь.

 


[1] Точного места рождения Исидора до сих пор не установили. Им считаются: Болгария, Греция, Константинополь. Известно одно, что родиной Исидор считал Византийскую империю.

[2] Голубинский Е. История Русской Церкви. Период II. Том второй. М., 1900. С. 422.

[3] Пирлинг О. Россия и папский престол. М., 1912. С. 51.

[4] Пирлинг О. Указ. соч. С. 52.

[5] Соловьёв С.М. Сочинения. Книга 2. Тома 3-4. М.: Голос, 1993. С. 642.

[6] Знаменский П.В. История Русской Церкви (учебное руководство). М., 2000. С. 91.

[7] Макарий. История Русской Церкви. Книга I. СПб., 1870. С. 9.

[8] Цит.: Пирлинг О. Указ. соч. С. 59 – 60.

[9] Кучкин В.А. Русская церковь во второй половине XIII-XV веках //  Православная церковь в истории России. М., 1991. С. 50 – 51.

[10] Толстой М.В. История Русской Церкви. М.: ООО «Фирма СТД». М., 2008. С. 272.

[11] Голубинский Е. Указ. соч. С. 430 – 431.

[12] Платонов С.Ф. Учебник русской истории. М., 1992. С. 111.

[13] Толстой М.В. Указ. соч. С. 272.

[14] Голубинский Е.  Указ. соч. С. 436 – 437.

[15] Цит.: Соловьёв С.М. Указ. соч. С. 643.

[16] Голубинский Е. Указ. соч. С. 438.

[17] Голубинский Е. Указ соч. С. 439.

[18] Цит.:  Пирлинг О. Указ. Соч. С. 82

[19] Голубинский Е. Указ. соч. С. 443.

[20] Пирлинг О. Указ. Соч. С. 91.

[21] Макарий. Указ. соч. С. 13.

[22] Борисов Н.С. Русская церковь в политической борьбе XIV-XV веков. М., 1986. С. 158.

[23] Пирлинг О. Указ. Соч. С. 104 – 105.

[24] Ковальский Я.В. Папы и папство. М., 1991. С. 162.

[25] Пирлинг О. Указ. Соч. С. 115

[26] Пирлинг О. Указ. Соч. С. 120.

[27] Соловьёв С.М. Указ соч. С. 648 – 649.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Мониторинг СМИ

    Последние комментарии

    • ukrlem | 22 ноября 2017, 23:33

      http://news.church.ua/2017/11/22/jevropejskij-pravozaxisnik-vislovila-sturbovanist-bezzakonnyami-v-kolomiji-video/

    • velovs@ukr.net | 22 ноября 2017, 21:54

      І якраз сьогодні же, 22 листопада, з Гааги прийшло вже давно очікуване повідомлення. Що - за вироком Міжнародного кримінального трибуналу ООН щодо колишньої Югославії - сербського екс-генерала Ратко

    • velovs@ukr.net | 22 ноября 2017, 15:51

      Р. Р. S. Крім того, впадає у вічі і надзвичайно дивує й те, що це відродження ("оживлення") самостійних і суверенних держав народів обох святих Господніх Єрусалимів відбулося точно в ті

    • velovs@ukr.net | 22 ноября 2017, 14:55

      Р. S. А також. Впадає у вічі, що рівно - день у день - через 72 (біблійно-містичне й сакральне число) роки по тому, як 1942 р. у Бабиному Яру нацисти розстріляли Олену Телігу та її побратимів і

    • velovs@ukr.net | 22 ноября 2017, 14:45

      І - в цьому ж контексті - Бабин Яр, як жахливе місце на колишній околиці Києва, по суті, СПІЛЬНИХ масових жертв, а надто - єврейського та українського народів, історичні долі яких мають багато чого

    Популярные статьи месяца