"Пока еще римо-католические СМИ преимущественно информируют украинцев о жизни Церкви, а не формируют их"

13 ноября 2008, 23:00 | Архив веб-конференций | 0 |   | Код для блога |  | 

Александр ДоброерВ гостях: Александр ДОБРОЕР, директор Европейского института социальных коммуникаций, богослов, социолог, журналист. Был основателем первой пресс-службы в Римо-католической Церкви в Украине; руководитель пресс-службы (2003-2006) и пресс-секретарь (2005-2006) Одесско-симферопольской епархии РКЦ. Инициатор и участник многих общественно значимых научных, культурных и медиа-проектов

Основная тема веб-конференции: Церковь, общество, масс-медиа: сотрудничество в служении (из опыта служения Римо-католической Церкви в Украине)


21. Вопросы от редакции

1. Расскажите, чем занимается Институт, который Вы возглавляете?

— Это общественная организация, объединившая нескольких единомышленников – ученых и практиков — которые желают развивать коммуникационную составляющую общества в трех направлениях: способствовать повышению коммуникационной эффективности в отношениях между супругами и между родителями и детьми (семья); развивать идеи межрелигиозного и межконфессионального диалога; содействовать развитию украинской журналистики. В известной мере, это объединение под «одной крышей» разных начинаний последних лет, которые до того мы реализовывали в других местах. В начале следующего года начнет работать страница www.scomin.eu, где можно будет узнать больше об этой инициативе.

2. Вы сегодня уже много сказали о католических медиа в Украине. А какие Ваши предложения относительно улучшения их деятельности?

— По моему мнению, католические медиа в Украине должны работать для повышения профессионализма, заострения тематики и открытости на мир. И не бояться выходить на встречу « неудобным вопросам ». « Выплыви на глубину », — этот призыв Папы должен быть не только агитационным лозунгом, но и программой действий.

3. Вы принимали участие в образовательных тренингах для христианских масс-медийщиков. Что нужно особенно подчеркивать на таких курсах?

— Профессионализм, профессионализм и еще раз профессионализм. Христианские масс-медийщики призваны служить правде. Это требует мужества и ответственности. Нужно поднимать проблемы, которые действительно тревожат людей, а не копировать от выпуска до выпуска сладкие басни о том, как замечательно быть христианином. Христианином быть трудно!

4. Как Вы оцениваете освещение религиозной тематики в украинских светских СМИ? Что стоит делать для улучшения ситуации?

— Поиск сенсации и не умение общаться в «нормальном» формате. Последнее подтверждение этому – «Шустер life» от 3.11.2008, когда гостями студии были кардинал Любомир Гузар, Муфтий Украины, шейх Ахмед Тамим, и ребе Яков Дов Блайх. «Звезды» украинской тележурналистики постоянно сбивались на скандальные штампы и выразили неумение говорить о важных вещах – в выше приведенной программе идет речь в частности о солидарности.

5. РКЦ в Украине имеет нового предстоятеля. Какие надежды у Вас лично от такого назначения?

— Митрополит Мечислав Мокшицкий – человек новой формации, который к тому же «повидал мир». Надеюсь, что он более отважно поведет Римо-Католическую Церковь в Украине на встречу вызовам современности и будет способствовать углублению братских отношений с Украинской Греко-Католической Церковью.

Благодарим за интересный и содержательный разговор. Надеемся на расширение нашего сотрудничества, в частности в сфере медиа-образования. Желаем Вам и Вашей институции плодотворных и Богом вдохновенных проектов!

— Благодарю всех, кто своими вопросами сотворил эту веб-конференцию!


20. Бр. Николай М.

— Один-единственный вопрос к Вам: в настоящее время в труде на ниве церковных масс-медиа чувствуется ли, например, давление со стороны каких-то государственных структур или других конфессий? Благодарю!

— Уважаемый брат Николай! Я такого давления не вижу. Надеюсь, что ответил на Ваш вопрос. Благодарю!


19. ОНУ, отделение журналистики

— Благодарю за ответ, она является очень показательным. Очень прошу ответить на один вопрос, который родился в следствие Вашего ответа:

Вы говорите: " Если Вы действительно желаете получить компетентную и достоверную информацию по этому вопросу, Вам необходимо обратиться к пресс-секретарю Конференции епископов Украины владыке Виталию Скоморовскому или руководителю Католического медиа-центра в Киеве отцу Павлу Вышковскому. Лишь они в состоянии предоставить официальную и точную информацию относительно этого вопроса."

Значит ли это, что в Римо-Католической Церкви в Украине есть "закрытая" информация, которая недоступна даже Вам со всеми Вашими перечисленными регалиями? Какую еще информацию католический журналист в Украине не сможет освещать без доступа к иерархам?

— Уважаемая коллега! Вы ставите мне риторический вопрос. Конечно, в Римо-Католической Церкви (как и в любой религиозной общине, и не только в Украине) есть «закрытая» информация. Такая«закрытая» информация существует во многих украинских компаниях и других учреждениях. Говоря об этом, мы с Вами не открыли Америку. Зато «объем» и «содержание» этой закрытости разный. Я помню, как несколько лет тому назад на одну медиа-акцию деньги предоставил украинский спонсор. Его имя было известно священнику, но информация была «закрытая» для остальных участников проекта – спонсор не хотел, «чтобы левая рука знала, что делает правая».

Понимаю, что Вы ведете речь о другого рода «закрытости». Должен Вас разочаровать: я никогда не чувствовал потребность исследовать, откуда приходят деньги на проекты, в которых я не беру участия. Те, в которых принимал участие я, имели конкретный источник – преимущественно это Акция «Реновабис» или «Церковь в нужде». Эти фонды, как и другие западные фонды, которые работают с Католической и Православной Церквями в Украине, ежегодно публикуют открытые отчеты о своей деятельности и отмечают, на что и сколько денег было выделено. Найти эти отчеты – дело нескольких кликов компьютерной мышкой. К тому же более двух лет я не беру участия непосредственно в церковных проектах. Поэтому повторюсь: если Вы действительно желаете получить компетентную и достоверную информацию по этому вопросу, Вам необходимо обратиться к пресс-секретарю Конференции епископов Украины владыке Виталию Скоморовскому или руководителю Католического медиа-центра в Киеве отцу Павлу Вышковскому.


18. Светлана Одинець, журналист, light_online@ukr.net  

— Господин Александр, две недели тому назад в польском издании "Жечпосполита" появилась беседа, в которой ксендз Tadeusz Isakowicz-Zaleski особенно остро обвинил Митрополита Шептицкого в " поддержке преступлений ОУН-УПА" и коллаборации с немцами. Ввиду того, что подобные выступления не единичны в польской прессе, в каких общественных плоскостях, по вашему мнению, должна формироваться наша "реакция" на них? Какую роль могло бы сыграть официальное руководство УГКЦ?

— Благодарю, госпожа Светлана! Досадно, что такие вещи происходят. Что касается личности отца Исаковского-Залеского, то он «отличился» не только обвинениями в адрес Митрополита Андрея, но и многими другими провокативными мероприятиями – также и в адрес польских католических священников краковской митрополии. Реагировать непосредственно на его высказывания вряд ли стоит.

По обе стороны польско-украинской границы живет много людей, которые имеют предубеждение друг ко другу. Но сегодня вырастает другое поколение поляков и украинцев. Они строят новый мир. Я думаю, что собственно они должны быть главным объектом заботы Церкви. Адекватный «ответ» должен формироваться в культурной, научной, пасторальной и, конечно, масс-медийной плоскости. Мы имеем много друзей за польской границей, которые доброжелательны к нам и заинтересованы в непредвзятом взгляде на нашу общую историю. Эти же тенденции стоит лелеять и в собственной среде. Многое могут сделать общие конференции, лагеря, встречи молодежи, которые давно уже практикуются на пограничных территориях. Я уверен, что все это – дело времени.


17. Татьяна Шпайхер

— Слава Иисусу Христу! Господин Александр, скажите, пожалуйста, по вашему мнению, допустима ли реклама в католических СМИ?

— Да, Татьяна! Не только допустима, но и нужная. Иначе как они будут выживать? Но пока еще никто – кроме религиозных католических издательств — не спешит рекламироваться в украинских католических СМИ. Не является ли это красноречивым свидетельством степени заинтересованности общества такими медиа и определенным «приговором» рынка относительно их качества?

Благодарю за Ваш вопрос!


16. иерм. Мануил, Уневская Лавра

— Господин Александр, я иногда сталкиваюсь с тем, что те журналисты, которые хотят работать в церковных СМИ, могут идти в светскую журналистику, через какие-то пустяковые недоразумения и определенное давление. Теперь вопрос: является ли это действительно проблемой, или мне просто встречаются такие люди? А если это действительно так, то не является ли причиной то, что трудно "перестроиться" на "церковную журналистику", в то время, как большинство журналистов заканчивают светские Вузы? Искренне благодарю!

— Уважаемый отче Мануил, Вы касаетесь важного и болезненного вопроса. Такая проблема действительно есть! Дело в том, что церковные СМИ в подавляющем большинстве остаются рупором конфессиональных «корпоративных» интересов. Думаю, что ответственные лица не всегда осознают, что средства массовой информации давно превратились в средства социальной коммуникации (как это было отмечено на Втором Ватиканском Соборе). Поэтому и идут в такие СМИ преимущественно люди соответствующего психического и духовного «профиля» — которые знают «что можно», а что «нельзя». Но это не проблема «темников», о которых спрашивала коллега из ОНУ. Это была бы вообще скандальная ситуация! Для таких людей «темники» не нужны. Это проблема внутреннего цензора. Мой внутренний цензор не справился со своим заданием. Поэтому я лично уже несколько лет не публикуюсь в религиозных СМИ и более уютно чувствую себя в сотрудничестве со СМИ светскими. Вместе с тем мне приятно чувствовать, что в Украине есть люди, которые идут таким же путем. Это плохо для христианских СМИ. Но от этого впоследствии выигрывает украинская христианская журналистика. Очень благодарю за Ваш вопрос!


15. о.Александр , ЧСДБ, Светлый Дом

— Насколько я помню, Вы принадлежите к т.н. " Третьему Салезианскому чину", а СМИ является вторым приоритетом Салезиан. Вы в свое время, в определенном смысле, были "очарованы" романтикой этого чина вроде монашеского.

Как сегодня складывается Ваше сотрудничество с Салезианами, особенно в работе по СМИ? Сотрудничаете ли Вы с Чином, различая наличие византийско-украинской Делегатуры и римо-католического присутствия? Или же для Вас это не столь важно в осуществлению Салезианских инициатив?

Какие перспективы в работе с СМИ открываются Вам, как человеку, принадлежащему к Салезианам?

— Благодарю, отче Александр, за Ваш новый вопрос! Влюбленность и романтическое «очарование» — разные вещи. Как монах, Вы, наверное, понимаете это.

То, что Вы пафосно называете «третьим чином» (конечно, можно и так), является общественной ассоциацией, которая соединяет мирян вокруг харизмы, ценностей и миссии святого Ивана Боско. Этому святому я многим обязан в своей жизни. И блаженной памяти отцу Тадеушу Хоппе, салезианину, который меня (как и Вас) «возродил для Христа и Церкви». Уже много лет я не беру участия в никаких салезианских инициативах, хотя с юных лет сохранил дружбу с некоторыми украинскими салезианами. Возможно, потому мне неизвестно ничего о «перспективы в работе», которые Вы вспоминаете.


14. Ольга, христианка

— Господин Александр, скажите, пожалуйста, существует ли в Одессе межконфессиональное общение христиан, есть ли какие-то общие социальные проекты или инициативы в медиа, которые бы подтверждали такое единство? Искренне благодарю за ответ!

— Благодарю, госпожа Ольга. Относительно общих социальных проектов христиан Одессы, то я уже ответил на этот вопрос раньше. Из других форм сотрудничества очень распространены посещения христианами разных общин друг друга и практика общих молебнов. Есть сотрудничество в рамах Межконфессионального богословского общества Одессы. Общих медиа-инициатив нет. Надеюсь – пока!


13. Александр Запорожець, журналист

— Скажите, пожалуйста, существуют ли католические МОЛОДЕЖНЫЕ СМИ? Учитываются ли в них интересы молодежи и СПЕЦИФИКА молодежной жизни? Доходит ли до молодежи опубликованная там информация? Как Вы об этом узнаете? Благодарю за время и внимание.

— Господин Александр, благодарю Вас за вопрос. Вы затронули тему важную и болезненную одновременно. Греко-католическая Церковь издает в Украине немало молодежных изданий. На общеукраинском уровне это газета “Вірую”. Имеют свои издания комиссии по делам молодежи отдельных епархий, молодежные организации и семинарии. Они распространяются через приходы. Относительно Римо-католической Церкви –, то здесь мы имеем определенные проблемы. Думаю, что единственным изданием для молодежи является журнал «Любите друг друга». Издается он в Польше, имеет польскую редакцию. Проблематика, которая освещает на страницах этого издания, по моему мнению, не совсем отвечает реалиям жизни и проблемам, которые на сегодняшний день кипят в среде украинской римо-католической молодежи. К сожалению, ни римо-католики, ни греко-католики не имеют издания, которое бы было адресовано рядовой украинскому молодому человеку.


12. Андрей

— Господин Александр, в церковных масс-медиа нередко случаются факты нарушения авторского права. Как бороться с этим, не прибегая к государственным органам?

— Благодарю, господин Андрей, что Вы касаетесь такого важного вопроса. Проблема нарушения авторского права – это не проблема церковных масс-медиа, или точнее – не проблема лишь этих медиа. Это явление характерно и для мира рекламы, бизнеса, культуры и науки. Несколько лет тому назад на страницах одного авторитетного украинского издания вышел материал, который показывал, между прочим, что даже почтенное украинское академическое учреждение, которое издает серию учебников (они расходятся по всей Украине), значительную часть одного из томов почти дословно списала из исследований польских ученых. Знаете чем закончилось дело? Спокойным выяснением позиций сторон. Извинением. И никто не прибегал к государственным органам. Благородные польские ученые применили библейский принцип (Сир. 8,6), который красиво трансформирован в русскую пословицу: «С грехом борись, а с грешником мирись». Думаю, это ответ на Ваш вопрос. Кстати, упомянутая книжка и далее распространяется и продается в Украине, но законные обладатели авторских прав не стали «развивать» эту тему.

Возвращаясь к церковным СМИ. В церковных СМИ факты нарушения авторского права встречаются не чаще, чем в журналистской или академической деятельности. Но ситуация сегодняшняя и ситуация десятилетней давности значительно отличаются. Церковные СМИ в свое время могли (как и другие) перепечатать какой-то материал или фотографию. Но никогда за этим не стояло желание наживы. Это и не реально, по крайней мере, в реалиях Католической Церкви в Украине – достаточно специфические адресаты таких изданий.

Конечно, случались и досадные ошибки. Связаны они чаще были с нехваткой соответствующих рецензентов, редакторов, профессионалов своего дела, которые бы «не пропустили» явных ляпов. Последствия таких ошибок также публично известны. Но благодаря такому опыту эти СМИ становились профессиональнее. Болезни роста шли на пользу.

К тому же нужно помнить — мы никогда не застрахованы от недостатков судебной системы. Если Вы интересуетесь проблемами авторского права, наверное, Вы следили за тем, как Ежи Гофман в украинском суде отстаивал свое авторское право на собственные фильмы. И проиграл это дело. Украинское законодательство не признало его таковым. Случаются ошибки и «в другую сторону».

Но не будем об этом. Проблема, которую Вы поставили, является очень важной и заслуживает отдельного обсуждения. Отмечу лишь, — как интересный факт для участников этой веб-конференции— что в современном мире возрастает значение и альтернативного взгляда на объекты интеллектуальной собственности. Эта тема в свое время даже широко обсуждалась в русских медиа: исключительные права интеллектуальной собственности самим своим существованием и конкретной формой полностью обязаны законодателю (в отличие от фундаментальных прав человека). Такие отношения не существовали до момента принятия соответствующего закона и прекратятся в случае его отмены. Практическим воплощением подобных инициатив являются разные проекты «открытого доступа». Что касается меня лично, то за двадцать лет, на протяжении которых я пишу и публикуюсь, я никогда не видел проблемы в распространении и «использовании» собственных текстов.


11. Александр, slavskiy@gmail.com  

— В настоящий момент очень распространено мнение относительно упадка духовности украинцев, что собственно и приводит к неурядицам в политике, экономике. Выскажите свое мнение по этому поводу. И как это преодолеть?

— Духовность – это повиновение человека перед величием Божьего Духа. Это послушание Духу и послушное следование за его вдохновением. Это следование голосу совести. Наверно, наши неурядицы имеют причину – возможно, не единственную – в проблемах в отношениях с Духом. Сегодня я вряд ли способен “выписать рецепт”, как вылечиться от этой болезни. Давайте думать и работать над этим вместе.


10. Марьяна Карапинка, журналист

— Добрый день! Как, по вашему мнению, повлияет финансовый кризис на состояние украинских церквей? Какой должна была бы быть их реакция – душпастырская и структурная? Станет ли церковный пиар более изобретательным:)?

— Благодарю за вопрос, госпожа Марьяна. О проблемах финансового кризиса так много говорится в последнее время, что вполне естественно, этот вопрос появляется и в нашем разговоре. Церковь составляют люди, которые посещают храмы. Если кризис “ударит” по ним, то тем самым “ударит” и по церквям.

Какая будет реакция? Должно наступить определенное переосмысление базовых принципов существования общества. В том числе и украинского. О том, что кризис повлекла человеческая жадность, сегодня на весь голос кричат не только представители Католической, Англиканской Церквей, Исламского сообщества, но также и ведущие политики и экономисты. Высокие процентные ставки по банковским взносам, безграничное потребление, погоня за ростом частной собственности – эти и другие причины обусловили то положение вещей, которое мы имеем на сегодня. Католическая Церковь отмечала и будет отмечать то, что частная собственность не может быть целью, а лишь средством. Христианская традиция никогда не признавала право на частную собственность абсолютным и неприкасаемым. Право частной собственности всегда рассматривалось и рассматривается в контексте общего назначения благ.

Думаю, что в условиях кризиса религиозные общины – не только христианские – должны поднять голос собственно по делу публичного обсуждения общих принципов здорового функционирования общества. Для христиан это время должно стать «кайросом» для провозглашения «общественного Евангелия».


9. ОНУ, отделение журналистики

1. Переход от тоталитарного режима к демократическому укладу в то же время сопровождается изменением доминанты в социальной коммуникации от интерпретационной (агитация, пропаганда) к информационной. Какая доминанта имеется в печати церковной современной? Какая, с Вашей точки зрения, будет преобладать в будущем? И что является более полезным (или пригодным) для евангелизации украинского населения?

2. Насколько сегодняшние римо-католические СМИ является дотационными и какие источники дотаций преобладают? Ведь "кто платит, тот заказывает музыку", – соответственно, кто является заказчиком римо-католических СМИ: западные доноры, местная иерархия или, в конечном счете, рядовой массовый адресат римо-католической прессы? Существует ли зондаж интересов заказчика/адресата?

3. Считаете ли Вы нужным в связи с необходимостью распространение христианской пропаганды и агитации внедрения чего-то такого, как "темники" от иерархии Костела или доноров? Или, может "темники" уже существуют?

1. Сегодня доминантной является модель информирования. В будущем, я думаю, католические и другие религиозные СМИ пойдут путем осложнения этой структуры. Будут осваиваться новые каналы передачи информации. Усложнятся также формы послания («коды»). Больше внимания будет посвящаться «обратной информации». Религиозные общины будут активнее осваивать методы формирования общественного мнения. Конечно, это будет более полезным для провозглашения Благой Вести.

2. Являются ли сегодняшние римо-католические СМИ дотационными? Было бы странно, если бы нет. После стольких лет уничтожения Церкви в Советском Союзе, где бы она за короткое время могла найти нужные средства и силы? В конечном итоге, это касается не только католических СМИ. Такая же ситуация и в других церквях. Думаю, что часть проектов поддерживает Акция солидарности католиков Германии “Реновабис”. (Кстати, эта организация поддерживает также многие проекты Православной Церкви в Украине и в России). Наверное, есть и местные доноры. Но все выше упомянутое – лишь мои предположения. Если Вы действительно желаете получить компетентную и достоверную информацию по этому вопросу, Вам необходимо обратиться к пресс-секретарю Конференции епископов Украины владыке Виталию Скоморовскому или руководителя Католического медиа-центра в Киеве отца Павла Вышковского. Лишь они в состоянии предоставить официальную и точную информацию относительно этого вопроса.

Осуществляется ли в Украине зондаж интересов заказчика? Возможно, какие-то почтенные научные или государственные институции и занимаются таким зондажем, но я не встречал никогда публикаций исследований на такие темы. Что же касается адресата (он в определенном смысле также является и заказчиком информационных услуг — не так ли?), то встречи с читателями, письма в редакцию, звонки в студию, решение о размещении того или другого телевизионного продукта в эфире уже выполняет функции зондажу интересов адресата.

3. “Возродиться” может лишь то, что существовало раньше, но потом по определенным причинам перестало существовать. “Темники” от иерархов или доноров возродится не могут, потому что они и не рождались. Я никогда не встречал ничего подобного, как и мои коллеги-журналисты, которые работают в католических СМИ. Если Вам известны конкретные примеры, которые вы можете обоснованно сообщить общественности, Вы должны это сделать. Потому что “темники” презирают труд журналиста и пренебрегают правом читателя на полную и беспристрастную информацию. Зато, если это лишь Ваше предположение, то лучше оставьте его при себе. И так иногда многовато грязи в информационном пространстве Украины. Что же касается “необходимости распространения христианской пропаганды и агитации”, то сам этого держусь и Вам советую: убегайте от этого как от огня. Пропаганда и агитация (и религиозная в том числе) – творение тоталитарного сознания. Церковь не нуждается в этом. Это вредит ей. Церковь нуждается в провозглашении Благой Вести, которая освобождает человека из-под тотальной власти греха и, как следствие, от всех других форм тоталитаризма.


8. Андрей Сытников, журналист

1. Как бы вы могли охарактеризовать религиозную обстановку в Одессе?

2. Существует ли здесь межконфессиональное сотрудничество в осуществлении социально значимых начинаний? Если да, в чем конкретно оно проявляется?

3. Не блокируют ли представители Московского Патриархата, учитывая их пребывание во властных структурах города (те же Агафангел, Серафима – депутаты Одесского горсовета от Партии Регионов) деятельность других церквей и конфессий в Одессе? Спасибо.

— Здравствуйте, Андрей. Одесса – город, который я очень люблю и могу говорить о нем часами. Тем не менее, постараюсь быть кратким и держаться сути Ваших вопросов.

1. Характер города, его темперамент (как, наверное, и человека) «задается» с момента его появления на свет. В этом смысле Одесса уникальна. Появившись на карте Украины (земли которой на тот момент входили в состав Российской империи) в конце XVIII ст., этот город явил собой исключительный пример сосуществования разных религиозных групп. Почти тридцать лет с момента основания города (1794) губернаторами южно-украинских земель (Новороссии, как принято было называть их тогда) и градоначальниками Одессы были католики. Заметьте, что было это за сто лет до опубликования знаменитого Указа 1905 г. о расширении прав иностранных и иноверных вероисповеданий. Православная, католическая, лютеранская и реформатская общины появились здесь практически одновременно. Первая синагога была построена в том же году, что и православный кафедральный собор – 1798. Через сто лет треть населения города составляли иудеи, 55 % православные и 12 % — представители других христианских исповеданий. Пребывая в меньшинстве, католики, лютеране, баптисты, пятидесятники были достаточно активны. Они организовывали санатории, больницы, школы, играли большую роль в экономической, академической и культурной жизни города.

После революции 1917 года (а точнее, после 1920 – именно тогда советская власть утвердилась в городе окончательно) ситуация коренным образом изменилась. Нет нужды рассказывать о том, что происходило на протяжении следующих семидесяти лет – печальные страницы истории религиозных общин в советское время известны всем, кто хоть немного интересуется этим вопросом.

Когда на заре украинской независимости в городе стала возрождаться религиозная жизнь, сработала «генетическая память». Многим христианам показалось вполне естественной необходимость сотрудничества на благо людей, проживающих в этом городе. Этот процесс сближения имел свои этапы (трудности, конечно, тоже) и, в принципе, не завершен и по сей день. Однако с уверенностью можно сказать, что на сегодня большинство религиозных организаций города с уважением относятся друг ко другу и ищут новых форм сотрудничества. Конечно, есть и те, кто не разделяет таких воззрений. Но в этом нет ничего страшного – все это вопрос времени. Вспомните, что еще пол столетия тому назад Католическая Церковь смотрела на членов иных христианских церквей как на ущербных христиан. А сегодня Католическая Церковь очистилась, принеся покаяние за ошибки прошлого. И задает тон стремлениям христианского мира к единству и примирению. Для других Церквей просто еще не настал этот час. Но эти процессы необратимы. И не исключено, что через пятьдесят лет эту инициативу сможет перехватить кто-нибудь из нынешних аутсайдеров этого процесса.

2.Существует. Работа с моряками и их семьями; работа с ВИЧ-инфицированными и больными СПИДом; образовательные и научные проекты в рамках Школы апостольства мирян и Христианского гуманитарно-экономического университета; культурные фестивали. Быть может отсюда, с близи, не все выглядит так глянцево, как может показаться со стороны. Бывают сбои, рабочие трудности. Но есть большое желание “быть вместе”. А это уже много значит. Из последних инициатив могу назвать проведенный в сентябре круглый стол на тему “Социальная работа религиозных организаций: проблемы и перспективы”, организованный Южно-украинским отделением Социологической ассоциации Украины и нашим институтом в рамках международной конференции «Социальная политика и механизмы интеграции украинского общества». Плодом этой встречи стали Социальные дни в Одессе, которые пройдут 26-28 ноября. С инициативой их проведения выступила Украинская Греко-Католическая Церковь. Ее поддержали ряд конфессий, общественных организаций и органы местного самоуправления. Надеюсь, что РИСУ будет освещать ход этого мероприятия.

3. Думаю, что на это вопрос наилучшим образом могут ответить сами представители религиозных организаций. В рамках упомянутого круглого стола эта тема также возникла. Результат ее обсуждения представителями различных конфессий сводился к следующему. В церковной жизни вопросы взаимодействия членов церквей – это тонкие вопросы. Но опыт свидетельствует, что если чиновник принадлежит к какой-то конфессии, то ее приоритеты он часто ставит на первое месте. Зло не в том, что какая-то религиозная организация желает играть главенствующую роль в том или ином регионе. Это, в принципе, свойственно религиозным организациям, особенно тем, которые имеют в регионе развитую структуру. Проблема, по мысли участников круглого стола, в государственных чиновниках и представителях местного самоуправления. Отождествляя себя с той или иной религиозной организацией, они часто используют тайные рычаги для содействия своим фаворитам. А это неприемлемо для государственного чиновника.


7. Andriy Soletskyy

— Pane Oleksandre! Chy ye yakis spilni media-proekty mij RKC i UGCC? Jakshcho mogna, descho rozkagit pro nyh.

— Благодарю за вопрос, господин Андрей! К сожалению, мне не известно о таких общих проектах. Но сотрудничество между представителями медиа-сред РКЦ и УГКЦ существует. Профессионалы имеют общие интересы, они живут вроде бы «на одной волне», а потому желают и умеют договариваться. Это сотрудничество «снизу».

Конечно, было бы очень хорошо, если бы такие инициативы рождались “на верху”. По просьбе Святейшего Отца украинские католические епископы латинской и византийской традиции время от времени имеют общие встречи. Ближайшая будет проходить в конце этого месяца. Возможно, когда-то, поняв свою общую ответственность за судьбу Украины и ее народа, иерархи обеих Церквей дадут начало общему медиа-проекту.


6. Дорошенко Константин

— Мировые тенденции медиа-рынка таковы: все большее пожелтение и интерактивность медиа. Какое здесь возможное сотрудничество с Церковью?

— Благодарю, господин Константин, за Ваш вопрос!

Конечно, в медийном мире, который приобретает «желтый цвет», Церкви очень трудно найти соответствующее место. Скандалы «пикантные» истории – реальные или вымышленные – вот чего ищут такие СМИ. К тому же нужно отметить, что такие СМИ закладывают соответствующую антропологию – представление об адресате, как о машине получения наслаждения. Не соглашаясь с тем, Церковь собственно и осваивает новейшие интерактивные технологии, которыми она может достичь своего адресата, минимализируя нивелирование своего послания. Вы, наверное, знаете, что интернет-сайт Ватикана признан одним из лучших и «наиболее стойких» относительно хакерских атак. Католическая Церковь осваивает другие интерактивные средства – от продукции компьютерных игр, где игрок должен осуществлять моральный выбор, до построения виртуальных «часовен» в пространстве Web.2.0. Есть иерархи, которые открывают свои блоги в Интернет-пространстве.

Выходя на встречу вызовам «желтого» медиа-мира, Церковь имеет своих союзников в виде серьезных СМИ. В соответствии с этим такие СМИ видят в Церкви также здоровые силы. Это – благоприятный случай для сотрудничества с целью воспитания читателя или зрителя. Ваш прекрасный опыт сотрудничества с религиозными организациями – в т.ч. и с католическими – в рамах проектов, которые Вы реализовывали в свое время (ПолитикHALL, Профиль), – наилучшие подтверждения тому.


5. Нина Падун, ассистент по делам контактов с Востоком Регионального бюро Human Life International для Восточной и Средней Европы Human Life International - Europa, nina@hli.org.pl  

— Приветствую Вас, господин Александр! Помогает ли государство Вам в вашем труде? Если да, то каким образом? Если нет, то какой бы Вы хотели видеть эту помощь? Благодарю

— Госпожа Нина, благодарю Вас за вопрос! Простите, но, откровенно говоря, я не до конца понял его смысл. Учитывая написание «Вы» с большой буквы, могу понять, что идет речь обо мне лично. Имеете ли в виду Вы дела церковной жизни? Или мою актуальную деятельность?

Какой бы из этих смыслов Вы не влагали в свой вопрос, ответ будет звучать одинаково. Характер формирования и развития отношений между структурами высшего (в этом случае государства) и более низкого уровня (религиозного общества, общественной организации, семьи, личности) в демократических обществах предопределен принципом субсидиарности. Согласно этому принципу сообщество высшего уровня должно уважать автономию сообщества низшего уровня и не вмешиваться в ее внутреннюю жизнь. Однако в чрезвычайных потребностях сообщество большего содружества предоставляет институционную, экономическую, юридическую и другие виды поддержки и помощи меньшим сообществам и ради общего блага может координировать их деятельность. Наши отношения развиваются в рамах этого принципа общественного общества.


4. Одессит

— Дорогой Друг! Существенны ли для Вас такие понятия, как "единоверие" и "иноверие"? Как вы их понимаете и какое значение эти понятия имеют в рамках социальной коммуникации (с точки зрения опыта Римо-Католической Церкви в Украине)? Связаны ли эти понятия с утверждением национальной идеи Украины?

Безусловно, мы можем калькировать исторический опыт США в плане специфической конфессиональной толерантности/индифферентности. Нужно ли нам ЭТО? Если принимать во внимание не только благие доктрины, а трудную (трудовую) реальность украинской жизни, то каковы могут быть опасности экуменизма (в том числе и в масс-медийном исполнении) для ещё не пришедшей в себя после исторической контузии украинской нации?

— Здравствуйте, дорогой земляк! Спасибо за Ваши вопросы.

Для меня единоверцами являются все те, кто исповедует веру в Триединого Бога и Иисуса Христа как Господа и Искупителя согласно Писаниям. Такое понимание единоверия (использую здесь предложенную Вами терминологию) принято в качестве минимального догматического базиса на Третьей генеральной ассамблее Всемирного Совета Церквей в 1961 году в Дели. Оно было одобрено всеми евангельскими и православными Церквами, участвовавшими в той Ассамблее. Несколько иное звучание (но сохраняя тот же смысл) получает термин «единоверие» в современных документах Католической Церкви (напр., Декрет об экуменизме Второго Ватиканского собора), хотя и не встречается там именно в таком написании. Говоря проще – никто не может назвать Христа Господом, только как Духом Святым (1 Кор. 2,3). Такой человек для меня единоверец. Другой вопрос – как и где он реализует веру, то есть в какой христианской общине. Вопрос также не праздный, но в системе «иерархии истин», как понимает ее Католическая Церковь, это уже реальность второго порядка.

Иноверцы для меня те, кто реализует свою веру в Единого Бога не в Христовой Церкви. Вера человека «вторична» в том смысле, что рождается она всегда как ответ на Божий зов (что само по себе уже тайна). Почему человек откликается на этот зов так, а не иначе – также тайна. Уважая эту тайну отношений Бога и конкретного человека, я уважаю и тех, кто верит в Бога не так, как я, кому Он открылся иначе.

В построении коммуникации с представителями христианских и нехристианских общин в Украине, как и в остальных частях мира, Католическая Церковь руководствуется Священным Писанием, духом христианской любви, осознанием равенства всех людей перед Богом и соответствующими документами Соборов и Папских советов: межрелигиозного диалога и содействия христианскому единству.

Копировать исторический опыт США в Украине вряд ли получиться – даже если очень захотеть. Слишком различны исторический путь становления Соединенных Штатов Америки и украинского государства. И место церквей в этом процессе.

Если говорить об опасностях экуменизма в Украине, то я их не вижу. Сам экуменический опыт (если только мы понимаем под этим словом одни и те же реалии) только-только начинает пролагать себе путь в Украине. Скорее, я вижу опасность в отсутствии подлинной открытости навстречу друг другу. Открытость – не значит размытие собственной тождественности. Мне кажется, что формирование идентичности (в том числе и религиозной) через отрицание – дескать, мы не такие как они, — не самый лучший путь. В результате он ведет к ксенофобии. Свою тождественность можно и должно формировать, обращаясь к истокам, корням своей веры, своей традиции: религиозной, национальной, культурной.


3. Игорь Скленар

— Слава Иисусу Христу, г-н Александр, насколько эффективно РКЦ в Украине использует масс-медиа как средство донесения Благой Вести к широкому кругу? Какие трудности есть на этом пути?

— Благодарю, г-н Игорь! Вы ставите очень важный вопрос. Его суть сводится к тому, каким способом возможно (и возможно ли вообще) донести Благую Весть, используя масс-медиа.

Непосредственное, личное, провозглашение Благой Вести было, есть и остается основной формой христианского свидетельства. Но в современном глобальном мире трудно преувеличить влияние СМИ на жизнь людей. В том числе и религиозное. Благодаря трансляциям праздничных богослужений Церковь «приходит» в наш дом. Оставаясь в привычных и комфортных для себя обстоятельствах (дома), рядовой украинец уже прикасается к церковной жизни. Однако трансляция богослужений – это еще не провозглашение Благой Вести. Оно возможно тогда, когда Церковь (церкви) через СМИ начнут формировать соответствующее представление о мире и значении человеческой жизни, где опыт встречи с Христом будет частью общего жизненного опыта человека и общества — фактов, идей и ценностей, которые имеют место в нашей жизни, которыми «обмениваются» люди и среды (в том числе и благодаря СМИ).

Имеет ли трудности РКЦ в донесении Благой Вести через масс-медиа к широкому кругу людей? Да! Какие? Такие же, как и все другие христианские общины. Христианские медиа сегодня по большей части направлены на своего конфессионального адресата. Радостно видеть, что их уровень ежегодно растет. Да, в последнее время благодаря некоторым кадровым изменениям и после «ренейминга» «Парафіяльна газета» (которая теперь издается под названием «Католицький вісник») является более современным и интересным изданием, чем было до сих пор. Но пока еще римо-католические СМИ преимущественно (хотя не исключительно) информируют украинцев о жизни Церкви, а не формируют их. По крайней мере, я так это вижу.

Счастливым и ярким исключением, по моему мнению, является продукция винницкой Clara Studio, которую осуществляют отцы-капуцины. Детские программы, разработанные на этой студии (прежде «Містечко Надії», а сейчас «Іхтіс»), которые транслируются на общеукраинском канале, являются первыми вестниками позитивных изменений в понимании роли христианских (и специфически католических) СМИ.

Отдельно следует выделить потребность воспитания профессиональных кадров – христианских журналистов, которые бы могли качественно работать не только для конфессиональных изданий, но и в общеукраинских «светских» СМИ, влияя на адресатов этих изданий, делая их более ответственными за свои жизни, жизни своих современников и своей страны. В этом направлении также ведется работа. Может, иногда еще преобладают «защитные» тенденции, но это болезнь роста. Нужно пережить эту болезнь, чтобы приобрести стойкий иммунитет к таким «защитным» установкам.


2. Михаил Шелудько, Одесса

— Прошу охарактеризовать состояние современного украинского католического богословия. Скажите, можно ли вообще говорить о таком явлении, как украинское католическое богословие? Например, о. Андрей Кураев как-то говорил о том, что как такого украинского православного богословия теперь не существует, что практически нет современных мощных православных богословов в Украине. Справедливо ли то же утверждение относительно украинских католиков? Вы могли бы назвать хотя бы несколько основательных богословских изданий, подготовленных католиками нашей страны за последние двадцать-тридцать лет?

— Благодарю, г-н Михаил! Думаю, что современное украинское богословие существует, но пока еще только в зародышевом состоянии. Как в зернышке пшеницы потенциально существуют золотые колосья, как в горчичном зерне – огромное дерево. Богословами не становятся за 5-6 лет учебы в университете или семинарии. Там только засеваются семена. Но прорастает оно на протяжении жизни. В действительности, богословом можно стать – если только мудро трактовать это служение – разве что на склоне жизни. И этот конец должен стать “печатью” всего предыдущего опыта богословствования человека и подтверждением его свидетельства.

Сегодня формируется лишь первое поколение украинских католических богословов. Они получали богословское образование в заграничных вузах – от Польши до Соединенных Штатов – а теперь работают в разных церковных и академических учреждениях. Они развивают богословское осмысление украинской современности, пользуясь опытом заграничных предшественников. Огромное значение имеет академический труд – так готовятся предпосылки для формации второй украинской богословской генерации.

Относительно обстоятельных католических изданий. Конечно, что они не могли быть “подготовлены католиками нашей страны за последних двадцать-тридцать лет”. Тогда не было ни возможности для существования нашей страны, ни соответствующих специалистов, ни условий, для такого труда. Традиции украинского богословия взращивали на эмиграции и были частично “имплантированы” в современную богословскую жизнь в Украине. Одно из важнейших заданий, которые сегодня стоят перед украинским богословием: сделать максимально доступными источники. Поэтому нужно приветствовать инициативы и Украинского Католического Университета, и издательства “Кайрос”, и других центров, которые переводят и издают классические богословские тексты и источники церковного Магистериума. Среди этих центров не последнее место занимает и киевское издательство “Дух і Літера”. Хотя оно и не является католическим, некоторыми своими публикациями (книг кардинала Вальтера Каспера, кардинала Роже Эчегерая, книги о митрополите Андрее Шептицком) безусловно содействует развитию и католического богословия.

И последнее. Украинское богословие, как и любое другое, должно иметь свое “родимое пятно”, свою харизму. По моему мнению, такой специфической чертой католического богословия в Украине (где, как высказался Папа Иоанн Павел ІІ, Католическая Церковь; “имеет особенно привлекательное лицо” – византийское и латинское одновременно) должна стать кирилло-мефодиевская традиция. Она закладывала единство в многообразии. И позволяет как Римо-католической, так и Греко-католической Церкви (не говоря уже о православной) найти свою идентичность и надлежащее место в современной украинской церковной жизни. В русле этой традиции существовали очень интересные взгляды на достоинство человека, которые могут стать мощным импульсом для развития “славянского богословия освобождения”. Попытки возродить эту традицию были в начале ХХ века в форме Велеградских конгрессов. К сожалению, эта традиция замерла, а недавние празднования столетия Велеградских конгрессов не принесли ожидаемую заинтересованность этим явлением. Но это не значит, что обращение к этому наследству невозможно в будущем.


1. о. Александр Чумаков, ЧСДБ, Светлый Дом, OlesKnecht@gmail.com  

— Уважаемый г-н Александр! Для многих людей Вашего возраста церковная жизнь условно распределена на две эпохи: до 1988 г. (украинский христианский миллениум) и после августа 1991 года (6-й ВДМ в Ченстохове и последующие события).

1. Какие наибольшие христианские надежды (понятно, кроме общего христианского МАРАНАФА) устрояли Вашу жизнь в переходном трехлетии (1988 – 1991)? Исполнились ли они?

2. Какие наибольшие разочарования в церковно-общественной жизни ожидали Вас после 1991 р.? Что является, с Вашей точки зрения, корнем христианских трудностей в современной Украине? И, отдельно, что предлагает опыт в звене общественной коммуникации Римо-католической Церкви в Украине для постижения восстановления традиционного христианского сознания рядового населения Украины?

— Дорогой отче Александр, благодарю за Ваши вопросы! Вы напомнили мне далекие времена моего христианского “детства”, когда кормился я молоком, а не твердой пищей (Евр. 5, 12). Мне кажется, что для многих религиозных людей моего возраста жизнь главным образом распределена на время жизни “до” и время, которое начинается “с” прихода в Церковь. Многие из моих сверстников не имели опыта роста в вере и приобщились к церкви в зелом возрасте.

1. До 1988 года наша церковная жизнь преимущественно была ограничена стенами храма. В 1988 она – еще не смело, но уже достаточно убедительно – начала выходить за эти ограничения. Тогда обильно расцвели разные духовные, культурные, социальные и научные инициативы, вдохновленные нашими старшими братьями в вере. Около них мы росли, мужали, набирались опыта. VI Всемирный день молодежи и встреча с Папой Иоанном Павлом ІІ в Ченстохове в 1991 году были событиями, которые дали нам большое вдохновение. Это был первый коллективный опыт выхода из «дома неволи» и преодоление мировой изоляции. Миллион молодых людей со всего мира на улицах маленькой Ченстоховы, ощущение братства, солидарности! Это было очень важно для нас. Минуло 17 лет. Я и теперь встречаю людей, которые были в 1991 там, в Ченстохове. Все они единогласно свидетельствуют, что этот опыт повлиял на их последующую жизнь. Для кого-то сразу, для кого-то – 15 лет позже. Но безусловно повлиял. Не все пришли в Католическую Церковь. Кто-то нашел себя в православии, кто-то – в евангельских церквях, кто-то – в творчестве, бизнесе, общественной жизни, науке.

После возвращения из Ченстоховы события стали происходить мгновенно: ГКЧП, распад Советского Союза, образование независимой Украины. Это были беспрекословные свидетельства того, что Бог действует не только в нашей личной жизни, но и в истории.

Что мы чувствовали в то время? Наверное, радость, подъем, энтузиазм. Если говорить о надежде, то на что мог надеяться “трехлетний ребенок ”? (Именно таким был в 1988 году мой христианский “стаж” – с таким стажем даже еще в семинарии запрещается принимать кандидатов). Что мир является большим и замечательным. Что много чего удастся сделать. Исполнились ли эти ожидания? В определенной – мере да. А в определенной – нет. Когда мы взрослеем, мы начинаем более реально оценивать собственные силы и возможности. Жизнь нас учит определенному повиновению. И это очень полезные уроки.

2. Что касается разочарований относительно церковно-общественной жизни, то я их не чувствую. Может, потому, что давно взял за правило не очаровываться. Но скорее всего причина в другом. Жизнь стала сложнее. И в этом вижу ее красоту. В свое время Владимир Соловьев строил апологию красоты собственно на том, что чем более сложные биологические организмы, тем более совершенная их раса. Думаю, что эту аналогию можно применить и к реалиям общественно церковной жизни. Можно ли грустить за тем, что мы уже не дети и едим “твердую пищу”? Можно ли грустить по поводу того, что мы взрослеем? Можно ли грустить по поводу, что любовь в сорок лет переживается иначе, чем в восемнадцать? Это нормально. Намного важнее оставаться верным своей “первой любви” (Откр. 2, 4).

Что является корнем христианских трудностей в современной Украине? Во-первых, это сама позиция христианских церквей. Порой значительно легче проповедовать обрядоверие, чем Живое Божие Слово. В своей пастырской деятельности достаточно часто религиозные организации видят своим адресатом какого-то «общего» украинца, а не конкретного человека, который живет «здесь» и сейчас». Церковная жизнь требует определенного творчества, живого отзыва на современность, а не репродукции устоявшихся штампов. Во-вторых, проблема – в людях. Многие из наших современников потеряли ощущение трансцендентности. Дать им «твердую пищу» — значит оттолкнуть от Церкви (мы видели определенный отток людей от Церкви после религиозного ренессанса 1988-1991 года). Католическая Церковь имеет здесь большой опыт преевангелизации. Он заключается в том, чтобы приготовить сердца людей, чтобы зерна Божьего Слова упали не на каменистую почву, а на хорошую землю. Однако в Украине этот опыт еще не используют в полной мере. И последнее. Католическая Церковь является Церковью Вселенской. Но в реалиях земной жизни она реализуется в контексте определенного этноса, его исторического и культурного опыта. Очень важно апеллировать к этому опыту, чтобы вообще быть услышанным. И в этом случае может быть полезным католический опыт инкультурации.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Точка зрения

    Последние комментарии

    • dutchak1 | 24 ноября 2017, 08:56

      «Фанів» в мене мабуть немає і іноді той стиль аргументації викликаний бажанням знайти розумних опонентів в вузькому, корпоративному і закритому середовищі т.з. «релігієзнавців». Сама наука

    • protBohdan_Ohulch | 23 ноября 2017, 21:45

      Автор коментаря під іменем dutchak, можливо, має певну логіку аргументів та знання у цьому питанні. Але, на жаль, початок тексту зі словами Країна Дурнів, клоунада, посміховище тощо працює як

    • dutchak1 | 23 ноября 2017, 14:48

      "Сонце ще не зійшло, а в Країні Дурнів вже кипіла робота ..." (с) О.М. Толстой, "Золотий ключик або пригоди Буратіно" Країна Дурнів існує не в тому розумінні, що її жителі не

    • Василий Петров | 23 ноября 2017, 10:32

      ...и не допусти нам отречься от тебя. но избави нас от обмана.

    • Тарасій | 23 ноября 2017, 09:15

      Не вірю цьому сайту давно. Вже не раз бачив як вони брешуть відверто. Бо не відомо що реально сказала ця жінка, її прямої мови ніхто не подає. І в цьому випадку вона бачить лише змонтоване відео, яке