"Нужно слышать друг друга, общаться – это путь к тому, чтобы нецерковная пресса не писала глупости о Церкви, а церковная пресса училась быть интереснее для читателей"

27 мая 2008, 20:26 | Архив веб-конференций | 0 |   | Код для блога |  | 

Влад ГоловинВ гостях: Влад ГОЛОВИН, православный журналист, работает в светских СМИ, автор нескольких десятков публикаций на сайтах www.orthodoxy.org.ua, www.kiev-orthodox.org, представитель известного российского миссионерского журнала "Фома" в Украине, прихожанин Свято-Троицкого Ионинского монастыря в Киеве, один из основателей православной молодежной организации "Общее дело" (www.pritvor.kiev.ua)

Основная тема веб-конференции: Церковь и нецерковная журналистика – друзья или враги?

Вопросы и ответы размещаются в обратном порядке – последние вверху


20. Вопросы от редакции

1. Влад, Вы пишете о публичной жизни Церкви и о делах духовных. Непревзойденным является Ваш Символ веры XXI века. А о чем Вам писать на религиозную тематику интереснее всего?

2. Как Вы оцениваете медиа-ринок в Украине, в частности с морально-этической точки зрения? Что и кто составляет наибольшую угрозу для свободы слова в Украине?

3. Какие последствия могут иметь религиозно-нетолерантные публикации в СМИ?

Благодарим за участие в веб-конференции! Приглашаем к плодотворному сотрудничеству с РИСУ! Божьих благословений и многочисленных творческих идей!

1. Мне лично было интересно писать очерки-портреты об известных священниках или монахах. Или истории о возрождении социальной или миссионерской жизни Церкви.

2. Вряд ли свободе слова в Украине что-то угрожает. Украина – демократическая страна, где журналисты имеют много свободы. В настоящий момент главная проблема медіа-ринка – существование большого количества заказных материалов. Это – большое зло. Журналисты, которые постоянно пишут «заказухи», потом уже не могут писать нормальные материалы, а заказчики привыкают к мысли, что любую публикацию можно купить.

3. Религиозно-нетолерантные публикации, конечно, могут привести к межконфессиональной вражде. Это очень плохо. Но это было в истории всегда и вряд ли когда-либо исчезнет.

Меня больше тревожит сама толерантность, которая в настоящий момент принимает формы не уважения к мировоззрению других людей, а пренебрежения собственным мировоззрением. Очень часто говорят, что христиане должны всех любить и уважать, а если они не любят, значит они – нетолерантные. Это неправильно понимание толерантности. Христос поступил очень нетолерантно, когда выгнал торговцев из храма – вспомните Евангелие. По меркам современных СМИ он проявил неуважение к их праву на свободную торговлю. Христианам отказывают в праве защищать их святыню. Ислам критиковать запрещено, а о Христа можно какому-то Дэну Брауну написанную какой-то бред. А если христиане скажут, что Дэн Браун – идиот, то их сразу назовут нетолерантными.

Именно в этой толерантности – основная опасность и для христианских СМИ, и для самих христиан. Нас будут постоянно провоцировать на скандалы, а затем скажут, что мы не умеем уважать другую точку зрения.


19. Игорь, Киев

— Как Вы объясняете «феномен Сандея»? Благодарю

— Насколько я понимаю, вы имеете в виду популярность церкви Сандея Аделаджи. Во-первых, я не думаю, что он такой уж и популярный. Если взять несколько приходов Киева и собрать их вместе – вышел бы не только полный концертный зал, но и большой стадион. Православные остаются наибольшей конфессией Украины. Насколько мне известно, популярность так называемых харизматческих церквей – очень недолговечна. Многие люди, которые приходят в такие конфессии, достаточно быстро разочаровываются в них. Популярность самого неопротестантизма объясняется тем, что это, – так называемое «лайт» христианство – без аскетики, без постов или попытки изменить себя. Всегда будут люди, которую захотят стать святым на быстрых курсах – за 5 минут. Кроме того, большинство подобных конфессий вместо миссионерства в действительности занимаются манипуляцией сознанием.


18. Сергей

— Не кажется ли вам что образ врага из представителей других конфессий, который создают многие православные СМИ, бьет в первую очередь по самой церкви, которую эти СМИ представляют. Ведь это не столько катехизация и миссионерство, сколько ругательства и трансляция неправды, которые губят самих носителей истинной веры.

Сергей, я уже говорил о том, что многие церковные издания занимаются в основном обличением всех инакомыслящих. Это действительно неправильная позиция. Но поверьте, для возрождения церковной журналистики нужно гораздо больше времени. В качестве примера уважения к другой точке зрения могу привести журнал "Фома" – там не только печатают полемические материалы, но даже давали слово атеисту и известному рок-музыканту разочаровавшемуся в Церкви.


17. Вопрос, интересующий Константинопольский Патриархат

— Интересует вопрос, почему вроде бы церковные журналисты Московского Патриархата (Андрей Кураев и Кирилл Фролов из Москвы, Василий Анисимов из УПЦ и многие другие, чьи сайты выходят по благословению архиереев) называют нашего Патриарха презрительно "турецким"? Мы не знаем, чтобы что-то подобное было в нашей греческой журналистике в отношении Московского Патриарха. Для жителей Украины он, как мы понимаем, также остается "Московским", а не "российским" или, в период СССР, "советским", как его называли журналисты РПЦЗ. Нельзя ли узнать, Вы тоже пользуетесь такой терминологией и с чьей санкции?

— Я не пишу о Константинопольском Патриархате. Почему о. Андрей или Василий Анисимов пишут так – лучше спросить у них. Церковные журналисты не обязаны всегда и во всем быть елейными. Если они считают политику Константинопольского Патриархата неправильной — у них есть право использовать жесткие слова.


16. Остап, православный украинец

— Влад, кажется Вы сами себе противоречите. Сначала приводите пример, что православный святитель Японии обнаруживал во время русско-японской войны патриотизм именно по отношении к Японии, а не России, откуда пришел с миссией, а затем приводите такую фразу: "украинцам привыкнуть к мысли, что русские тоже могут быть патриотами своей страны". Если россияне живут в Украине, то они должны были бы быть патриотами Украины как ее граждане, хотя, конечно, должны любить и свою историческую родину. Но если, не дай Бог, будет между Украиной и Россией вооруженный конфликт (о чем в русской думе часто говорят), то как они тогда должны себя вести и как должна на это реагировать украинская власть, всех арестовать для гарантии? Глупость выходит.

Вы говорите, что в УПЦ не занимаются политикой, то почему все политические т.н. крестные ходы начинаются с Лавры? Кто в Лавре позволяет этим политиканам собираться?

Остап, я так думаю, что русский, где бы он ни жил, в Украине ли, во Франции ли, в США ли, должен быть патриотом своей родины. Ту страну, где он живет, он должен уважать – знать ее язык и культуру. Я сам – русский и общаюсь по-украински лишь тогда, когда ко мне обращаются на украинском. Если я уважаю местную культуру, то я ожидаю от украинцев уважения к моей культуре и языку, и к моему праву любить мою родину. В этом нет противоречия.

Что будет при вооруженном конфликте – я не знаю.

Официальное отношение УПЦ – это решение соборов или синодов. На таком уровне не было решений поддерживать определенную политическую силу. Крестные ходы из Лавры – это инициатива определенных монахов или священников. Мое личное отношение – подобные крестные ходы не нужны. Лучше было бы эту энергию направить в другое русло.


15. Коллега

— Прочитал, что вы прихожанин Свято-Троицкого Ионинского монастыря. Бывал я там несколько раз. Создалось стойкое впечатление, что монастырь – сердцевина русской национальной идентичности в Киеве, к тому же в „привычной” великодержавной обертке, и для украинца места там нет. Не отрицая права этой общины на существование, хочу спросить – почему русским можно культивировать свою русскость, а нам свою украинскость нельзя? В церкви же нет ни эллина, ни иудея, – все равны?

Коллега, Ионинский монастырь – это далеко не вся Церковь. В Киеве есть очень много священников – искренних патриотов Украины и верных УПЦ. Например – о. Петр Зуев и приход св. Екатерины. Никто не отрицает право украинцев любить свою родину. Просто у разных священников разные взгляды.


14. Anonim

— Чего не хватает православной и светской журналистике (новости, публикации)? Какой вы себе представляете идеал? и почему этого идеала до сих пор нет?

На тему того «чего не хватает» я много говорил в других ответах – если вас не затруднит, прочитайте. Идеал я пока еще никак не представляю. В прессе его не будет никогда, потому что журналисты – простые люди, унаследовавшие от Адама склонность к греху и ошибкам.


13. Чтец

— Скажите, есть ли в журнале ФОМА, который Вы презентуете, темы, посвященные Украине? Не собирается ли редакция выпускать украиноязычный журнал или просто посвященный событиям на Украине и с украинской редакцией?

На этот вопрос я уже отвечал ранее. Для создания украинской редакции нужны спонсоры и хорошие журналисты. Если у вас есть те или другие — обращайтесь, пообщаемся.


12. Татьяна Шпайхер

Христос Воскрес!

1. Уважаемый Влад, скажите пожалуйста, какого формата печатные христианские издания по вашему мнению сегодня в Украине самые перспективные?

Я считаю, что в настоящий момент не хватает формата цветного еженедельника, который писал бы обо всех важных событиях в стране с христианской точки зрения. Что-то наподобие «Ньюзвика» или «Корреспондента».

2. Сегодня все более СМИ имеют узкую специализацию, по вашему мнению коснется ли эта тенденция также религиозных СМИ, которые все-таки не могут позволить себе слишком большие бюджеты? Благодарю за ответ.

Рынок СМИ в настоящий момент бурно развивается – появляются новые издания и телеканалы. Церковь тоже вынуждена будет находить деньги на новые издания, чтобы дать своим верным церковный взгляд на события. Поэтому будут развиваться все разновидности церковных СМИ – как издание общего интереса, так и с узкой специализацией.


11. Серега

— Влад, я бы на месте Ивано-Франковского мэра тоже, может быть, не разрешил выступать дьякону Андрею Кураеву и "Братьям Карамазовым" у себя в городе, опасаясь прошлых антиукраинских высказываний или провокаций с их стороны, которые обычно сопровождают этих миссионеров. Это еще слава Богу, что никаких эксцессов эти музыканты на этот раз не устраивали - и так ореол у нашей Церкви как "московских запроданцев". Но вообще, на будущее, было бы желательно устроить для Братьев Карамазовых, Константина Кинчева из "Алисы" и диакона Андрея Кураева какие-то курсы православного этикета: как вести себя в стране с отличной от российской культурой и политикой, как не раздражать публику неуместной фрондой над значимыми для украинцев вещами и прочая. Потому что православие должно быть в мире со всеми народами, а не только с одним русским :)

— Серега, я не понял в чем вопрос. Россияне не умеют вести миссионерскую работу среди украинцев? Так давайте сами вести такую работу! Заодно научим и Кураева, и Кинчева.

Я читал тексты выступлений Кураева в украинских городах во время нынешнего тура – в них нет ничего антиукраинского. А Шевчук – это вообще оппозиционер, он участвовал в Марше несогласных и осуждает политику Путина. Очевидно, что он точно не по заданию Кремля выступает.


10. Елена Кулыгина

1. Читаете ли Вы масс-медиа других конфессий? Если да, то какие из них Вам нравятся?

2. Что Вам нравится и что не нравится в представлении религиозной жизни в украинских светских СМИ?

1. Я читал протестантский журнал «Христианство» — очень неплохое оформление и подача материалов. Сам сайт РИСУ я отношу к медиа-ресурсам УГКЦ, хотя редакция и отрицает такой взгляд. Делается этот сайт очень неплохо с журналистской точки зрения – очень широкое освещение новостей от разных конфессий.

2. Относительно светских СМИ я уже отвечал раньше.


 

9. Степан Мельник

1. Владе, в Украине не так много журналистов, которые пишут на религиозную тематику. Является ли кто-то для Вас примером и антипримером для наследования?

Примером для меня является диакон Андрей Кураев. Не как миссионер, а как публицист. Я хотел бы уметь так просто писать о сложных вещах, как это умеет делать о. Андрей. Кроме того, мне очень нравится творчество Владимира Гурболикова и Владимира Легойды – это основатели журнала «Фома». Они умеют подавать религиозную тему интересно и в то же время не «желто». Они не авторы, они редакторы. Но это тоже большое искусство – правильно и интересно отредактировать и оформить текст.

Антипример – это деятельность Клары Гудзык. Ее искренняя ненависть к Московскому Патриархату уже поднадоела. Я могу понять людей, которые не любят Россию, но журналист не имеет права на такой субъективизм. Госпожа Клара просто не хочет или не может быть объективной.

2. Какие масс-медиа для Вас являются особенно интересными, электронные, печатные, звуковые?

— Есть такой старый анекдот – «чукча не читатель, чукча писатель». Я много работаю, потому вечером смотреть или слушать новости мне уже просто неинтересно. Но когда есть время, я читаю «Корреспондент», «Русский Ньюзвик», «Форбс», того же «Фому». Из телевизионных новостей смотрю «1+1» или Интер. Радио почти не успеваю послушать.


8. Петр, русскоязычный украинец

— Не кажется ли Вам, что встречающееся у киевского духовенства, например у священников Ионинского монастыря, неприятие государственности Украины, мешает самой миссионерской деятельности УПЦ в нашей стране? Мне удавалось поговорить с некоторыми из такого духовенства и я убедился, что люди болеют Россией, а не местными интересами, мечтают о великой России и радуются неудачам Украины. Каких патриотов или просто православных граждан можно воспитывать на таких добровольно-принудительно навязываемых политических позициях? Мне кажется, миссионер, как первые апостолы, должен жить интересами того региона, куда он ходит благовествовать, а не протаскивать какие то политические идейки и жить интересами другой страны.

В Ионинском монастыре много священников. Одни, как вы говорите, «мечтают о великой России», другие – наоборот патриоты Украины. Миссионер действительно должен уважать государственность той страны, где он находится. Так, по крайней мере, поступал святой Николай Японский, который даже во время Русско-Японской войны обратился к своей японской пастве: «Молитесь о победе своего императора». При этом сам он всегда отстранялся от политики. Другое дело, что Украина – это не Япония. Здесь 11 млн. русских, многие из них искренне любят Россию. И с ними тоже нужно вести миссионерскую работу. Священники не навязывают своих политических взглядов – просто русские священники говорят с русскими прихожанами. В этом нет ничего плохого. Проблемы начинаются там, где россияне унижают украинскую культуру. Но это – проблемы плохого воспитания. В 1918 г. русские профессоры Киевской духовной академии принимали участие в переводе Библии на украинский язык. При этом они всегда выступали за единство Киевской митрополии с Русской Церковью. Думаю, что всем нужно научится терпимости и взаимопониманию – русским научится уважать украинцев. А украинцам привыкнуть к мысли, что россияне тоже могут быть патриотами своей страны.

Хочу также подчеркнуть – что Ионинский монастырь – это яркий пример и миссионерства и социальной деятельности. Братство при монастыре помогает онкобольным детям, священники монастыря сами являются донорами для таких детей. Монастырь проводит встречи с молодежью, издает журнал, организовывает кинофестиваль. Многие приходы в Киеве и регионах ограничиваются только богослужебной деятельностью. На их фоне Ионинский – это яркий пример действительно активного христианского служения. Поэтому частные точки зрения священников о политике – это мелочи жизни на фоне того моря работ, которые делает монастырь.


7. Правос

— Как вы оцениваете уровень и качество церковной журналистики в Украине? Чего не хватает церковным и светским журналистам, пишущим на религиозные темы?

— Один из немногих примеров качественной церковной журналистики, вернее – публицистики – журнал "Отрок". Интересные материалы иногда появляются на сайте Православие в Украине // www.orthodoxy.org.ua

В остальном церковные издания, к сожалению, делаются пока еще на любительском уровне. К сожалению, многие авторы занимаются только поиском врагов и обличением всех инакомыслящих. Это, конечно же, не журналистика. Это проблема церковной прессы. Но тому есть объективные причины – невозможно ждать высокого качества печатных изданий от организации, которая почти полностью была уничтожена и только начала возрождаться. Я вынужден постоянно повторять этот тезис, потому что это — реальная причина многих сегодняшних проблем в церкви.

Церковным журналистам не хватает умения находить интересные темы и увлекательно их «продавать», то есть оформлять: делать интригующее начало, привлекательный заголовок. Будь моя воля, я бы всех сотрудников церковных пресс-служб отправлял бы на практику в Рейтерз, BBC или по крайней мере в журнал "Корреспондент".

А светским журналистам не хватает вежливости и религиозной грамотности. Многие не знают, чем священник отличается от диакона, а солея – от паперти. Это можно простить, если было хотя бы желание разобраться в вопросе. Вместо этого многие светские журналисты на скорую руку делают сенсации о жизни церкви. Потом выяснятся, что они написали бред. Но осадок остается.


6. Игорь Скленар

— Уважаемый Влад, у меня два вопроса.

1. Зарплата работников церковных медиа отличается от платы светских журналистов. Можно ли утверждать, что церковные журналисты руководствуются в своей деятельности высшими ценностями, то есть теми, которые пропагандируют собственное издание разных Церквей?

Церковные журналисты действительно руководствуются в своей деятельности, как вы говорите, высшими ценностями. Но это не зависит от размера зарплаты. Если бы журналисты-христиане получали больше своих коллег, то верующие все равно работали бы за совесть, а не за деньги.

2. Какие темы современной религиозной жизни являются наиболее актуальными для журналиста, который освещает религиозные проблемы в нецерковных медиа? Заранее благодарю.

Я считаю, что современный религиозный журналист должен писать о позитиве, а не о негативе. Конфликт разных юрисдикций или другие конфликты – это не тема для освещения в СМИ о Церкви. Церковь изменяет людей и изменяет общество – нужно показать это. В настоящий момент не хватает портретов интересных священников или монахов, очерков о возрождении монастырей или храмов, о социальной деятельности Церкви. Время от времени я читаю подобные материалы – например журнал "Корреспондент" делал замечательный фоторепортаж о социальных проектах священника Михаила Жара в Черновцах. Но хотелось бы видеть такой позитив чаще.

Журналист должен показать, что Церковь – это свобода. Например, сделать материал о языке богослужения. Есть священники, которые считают, что переводить службу русской или украинской – это грех. Есть противоположные точки зрения – например, епископ Тульчинский Ионафан уже перевел литургию на украинский язык и служил по-украински. Можно сделать интервью с двумя такими людьми и показать, что в Церкви главное – стать ближе к Спасителю и можно иметь разные точки зрения на практику службы, но принадлежать к одной Церкви. Кроме того, не хватает агиографической литературы, написанной нормальным, живым языком. Недавно я купил биографию одного из репрессированных киевских священников. Книга издана в Москве – это позор для украинских церковных журналистов. Замечательные произведения Владислава Дятлова, который написал новую редакцию "Печерського патерика" – это еще маловато для возрождения агиографии.

В нецерковной газете можно было хотя бы интересно писать о православных святых или христианских праздниках – это уже немало. Кстати, именно с этого начинал самый известный сейчас православный миссионер – Андрей Кураев.


5. Иван

— Господин Влад, лично у меня создается впечатление, что в настоящее время в среде представителей СМИ щедро поощряются те журналисты, которые свою профессиональную деятельность используют против канонической Украинской Православной Церкви. С учетом политической ситуации в стране, удачно используются разного рода способы для нападков на УПЦ, в первую очередь это – ее духовное общение с Московским Патриархатом, которое выставляется как антиукраинское. Возникали ли у вас подобные случаи, когда бы вы могли достичь больших успехов, написав что-то не в пользу УПЦ, а возможно и конкретные выгодные предложения по этому поводу? По вашему мнению, правильным ли является вмешательство органов власти в церковную жизнь, преднамеренное предоставление преимуществ одним, ограничивая других. Что делать верным, которые не желают терять каноничности и связи с православным миром?

— Иван, я не знаю таких случаев, когда бы журналистам предлагали деньги за «черный пи-ар» против канонической Церкви. Но, действительно, такие материалы время от времени появляются.

Журналисты и редакторы иногда имеют искренние антироссийские убеждения. Поэтому фраза «Московский Патриархат» воспринимается ими очень болезненно. К сожалению, это реалии журналистского мира и изменить их невозможно. Мне личное ничего не предлагали за черный пи-ар. Единственный случай на собственной практике – на одном общенациональном телеканале мой сюжет об известном монастыре выпускающий редактор снял, сказав «мы не будем делать позитивный пи-ар Московскому Патриархату». Но он так сделал не потому, что его поощряли какие-то антицерковные силы – он просто не переносит ничего, связанного с Москвой.

Относительно других вопросов. Действительно, это очень несправедливо, когда какая-то областная администрация мешает христианам иметь собственный храм и предоставляет преимущество другой конфессии. Верные, которые не желают терять связь с православным миром, никогда не потеряют его.

Мне кажется, что УПЦ стоило бы сделать круглый стол вместе с Институтом журналистики и обсудить вопрос сотрудничества Церкви и масс-медиа. Нужно слышать друг друга, общаться – это путь к тому, чтобы нецерковная пресса не писала глупости о Церкви, а церковная пресса училась быть интереснее для читателей.

А полностью исключить существование антицерковных публикаций невозможно. Просто потому, что в мире действительно существует сила, которая постоянно хочет уничтожить все христианское.


4. Олесь Пустоцвит, o_pustocvit@ukr.net

— Влад, как Ваше редакционное руководство относится к тому, что Вы пишите о религиозных делах? Считают ли они это темой, достойной внимания?

— Я пишу на религиозную тему нечасто – я все таки заместитель редактора отдела Экономика, потому религия – это не моя специализация по новостям. Но если я пишу, то это должно быть действительно важно и интересная тема.

Главный принцип должен быть таким, как у журнала "Фома" – показать красоту православия. То есть писать о таких интересных вещах, которые точно прочитают все читатели. Например, недавно мы печатали интервью из казначеем Печерской Лавры о. Варсонофием, пытались ставить ему острые вопросы, а не елейные. Скоро выйдет интервью с известным миссионером Андреем Кураевым. Я также готовлю репортаж о киевском священнике, который увлекается военной игрой наподобие пейнтбола, – это будет очень интересный материал. Религия – это чрезвычайно интересная тема, посмотрите какие баталии на интернет-форумах или в ЖЖ относительно религиозной тематики. Вопрос в том, как подавать такую тему – скучно или интересно.


3. Сергей Бортник, bortserg@mail.ru

— Расскажите, пожалуйста, детальнее о сути проекта "Фомы" в Украине. Предусматривается ли его перевод? Будут ли качество материалы украинского происхождения? Или просто распространение готовых экземпляров в Украине?

— В "Фоме" несколько раз выходили материалы об Украине, но постоянного автора или киевского корреспондента у них нет. В настоящий момент мы ищем людей для перевода некоторых наиболее интересных материалов на украинский язык – можно было бы сделать сайт или блог украиноязычного «Фомы».


2. Алла Бойко

1. Хочу поблагодарить Вас и редколлегию журнала "ОТРОК" за замечательный журнал. Его читают и обмениваются мыслями о нем школьники и студенты ВУЗА, которые преимущественно увлекаются лишь массовой культурой. Однако тираж журнала очень небольшой, реклама отсутствует. Есть ли в планах редколлегии серьезная рекламная кампания?

2. Не считаете ли Вы, что Православной Церкви время идти к людям современными путями, а не ожидать их, находясь в стороне от общества?

3. Как Вы лично относитесь к политической деятельности УПЦ МП? Что это – форма служения обществу или что-то другое?

1. Благодарю вас за теплые слова. К сожалению, журнал не имеет достаточных средств на рекламу или увеличение тиража.

2. Православная Церковь уже идет современными путями – создано несколько тысяч церковных интернет-сайтов, работают православные телеканалы, монастыри уже даже транслируют службы через свои сайты, выходят очень качественные журналы – тот же "Отрок", например. В настоящий момент известный миссионер Андрей Кураев вместе с группами ДДТ и "Братья Карамазовы" выступают почти во всех городах Украины. Хотя масштабы миссионерской деятельности Церкви действительно меньше, чем Церковь могла бы себе позволить. Но не забывайте, что православные были почти полностью уничтожены во времена советской власти. В настоящий момент просто не хватает кадров и денег на полноценную миссионерскую деятельность.

3. Госпожа Алла, во-первых, у нас нет церкви УПЦ МП. Есть только УПЦ. Так же как у нас нет церкви УГКЦ Ватиканского патриархата. Насколько я знаю, УПЦ не имеет политической деятельности. Могут быть отдельные политические заявления отдельных представителей Церкви. Сама Церковь не принимает участия в политике. Такая же ситуация и в других конфессиях – представители УПЦ КП или УГКЦ часто тоже поддерживают политиков, только другого лагеря, чем УПЦ.

Мое личное отношение – Церковь должна делать заявления относительно любых важных событий в обществе, не только относительно политики. Если кто-то выиграл выборы нечестно – Церковь должна сказать, как она к этому относится. Если кто-то пришел к власти на лозунге борьбы из коррупцию, а сам ничего не сделал для этой борьбы – Церковь тоже должна сказать. Если на дорогах погибают люди от того, что кто-то употребляет алкоголь за рулем, а государство еще до сих пор не наказало ни одного «убийцы за рулем» – Церковь тоже должна говорить что это: грех или пример для наследования. Церковь не должна комментировать только политику – она должна комментировать всю жизнь, в том числе и политику. Но это мое личное отношение.


1. Остап Перебийнис

— Влад, приходилось ли Вам контактировать с церковными пресс-службами? С какими именно? И какое впечатление?

— Остап, я контактировал лишь с пресс-службами своей Церкви. Впечатление – лишь позитивные. Просто потому, что я лично знаю нескольких сотрудников:). Если я не могу получить необходимый мне комментарий – я звоню знакомым священникам. Единственное, что я заметил, что пи-ар службы УГКЦ работают лучше, чем православные. Я это объясню тем, что греко-католики лучше сохранили свои религиозные традиции, ведь они были под безбожной властью меньше, чем православные. Более того, репрессии, которые были против Церкви после войны, были слабее, чем те, которые были после революции. Поэтому православные были уничтожены почти полностью, а греко-католики – частично. Именно поэтому теперь УГКЦ возрождаются быстрее, чем православные.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Точка зрения

    Последние комментарии

    • Михаил | 24 ноября 2017, 23:29

      Что за идиотская манера все менять и переделывать?! Все от бесовщины и чертовщины! Второй Ватиканский Собор отменил службу на латыни, эти французы "Отче наш" коверкают. Еретики!

    • dutchak1 | 24 ноября 2017, 08:56

      «Фанів» в мене мабуть немає і іноді той стиль аргументації викликаний бажанням знайти розумних опонентів в вузькому, корпоративному і закритому середовищі т.з. «релігієзнавців». Сама наука

    • protBohdan_Ohulch | 23 ноября 2017, 21:45

      Автор коментаря під іменем dutchak, можливо, має певну логіку аргументів та знання у цьому питанні. Але, на жаль, початок тексту зі словами Країна Дурнів, клоунада, посміховище тощо працює як

    • dutchak1 | 23 ноября 2017, 14:48

      "Сонце ще не зійшло, а в Країні Дурнів вже кипіла робота ..." (с) О.М. Толстой, "Золотий ключик або пригоди Буратіно" Країна Дурнів існує не в тому розумінні, що її жителі не

    • Василий Петров | 23 ноября 2017, 10:32

      ...и не допусти нам отречься от тебя. но избави нас от обмана.