Риски и перспективы УПЦ. Частная футурология

1 мая 2018, 12:46 | Открытая тема | 2 |   | Код для блога |  | 

Андрей Шмелев,

протодьякон УПЦ

Переговоры УПЦ КП, УАПЦ с Константинопольской Патриархией о даровании Украине автокефалии могут закончиться позитивно. В связи с этим актуализируется вопрос о месте Украинской Православной Церкви, до сих пор молитвенно поминающей Московского Патриарха в качестве «Великого господина и отца нашего». Какой же ответ может дать православная украинская общественность на вопрос о будущем положении УПЦ? Или как сама УПЦ может отреагировать на современные вызовы?

Предлагаемый текст является частным мнением. Это ряд соображений о месте УПЦ в Украине, мысли, адресованные тем верующим, для которых будущее УПЦ небезразлично. Приведенные ниже суждения, тезисы можно считать, если угодно, предназначенными для внутреннего пользования, для тех, кто принадлежит к Украинской Православной Церкви и считает, что прихожане УПЦ КП и УАПЦ на данный момент времени формально находятся в расколе и их канонический статус пока не урегулирован. 

1. Вызовы

Институциональная эмансипация (освобождение), отделение Украины от России – объективный, набирающий скорость процесс, определяемый становлением украинской государственности, украинской гражданской нации, к тому же резко ускоренный событиями последних лет.

В связи с событиями последних лет противостояние Украина–Россия неизбежно отражается на общественно-церковных настроениях православных людей. У верующих УПЦ КП, УАПЦ вполне ожидаемо наблюдается обострение радикализма, или, во всяком случае, повышенного внимания по отношению к тому, что происходит в УПЦ.

Кроме инерции консерватизма, заданной прежней стратегией, в УПЦ происходит еще кое-что. Усиливается запрос на модернизацию, увеличивается число тех, кто понимает – нужно что-то делать. Вплоть до того, что для многих настоящим испытанием становится выбор между патриотизмом и принадлежностью к УПЦ, с ее канонически урегулированным статусом.

В среде прихожан и клириков УПЦ происходит то же, что свойственно украинскому обществу сегодня – рост гражданского самосознания. Как у многих украинцев, это вовсе необязательно связано с этническим национализмом. Рост гражданского самосознания наблюдается и в русскоязычной среде, что является следствием становления политической гражданской нации. Именно отсюда возникает упомянутый выбор между патриотизмом и каноничностью у прихожан УПЦ, и даже у клириков.

Здесь необходимо принимать во внимание исторический опыт, который учит, что в ситуации подобного выбора истинно верующие люди могут оправдать свой уход из канонической юрисдикции с небезосновательным ощущением собственной моральной правоты в надежде на каноническое признание в будущем. О реальности таких признаний говорит история Православной Церкви.

К тому же, нельзя забывать о предполагаемом достижении позитивного результата переговоров УПЦ КП и УАПЦ с Константинополем, при содействии украинской власти.

2. Если задача – преодоление раскола

Исходя из выше сказанного, думается, что дальнейшее противодействие церковному расколу в Украине бесполезно прежними методами УПЦ. Если перед нами стоит задача преодоления раскола, то уже нецелесообразно действовать в рамках прежней стратегии выжидания. Когда верующие УПЦ КП, УАПЦ должны были раскаяться и вернуться в каноническую Церковь, призывающую и ожидающую их покаяния.

Вряд ли раскаются и придут. По крайней мере, психологических, моральных оснований для такого покаяния и возвращения в УПЦ становится меньше.

Если раньше переход из раскола в УПЦ мог быть естественным шагом верующего человека стремящегося к законности, то сейчас подобный шаг все больше превращается в подвиг исключительной силы, на который способны единицы. Значит, необходимо признаться, что прежняя стратегия ожидающего консерватизма не в состоянии преодолеть раскол и в дальнейшем будет способствовать лишь его умножению.

Между тем, как только УПЦ КП и УАПЦ приобретут канонический статус, хотя бы с точки зрения части Поместных Церквей, то их обновленный статус, наоборот, будет способствовать восстановлению каноничности на территории Украины. Пускай в православном мире тогда и начнется сложная дискуссия на эту тему, но частичное признание все же лучше, чем ничего. Тем более, когда регулятором выступит Вселенский Патриархат Константинополя.

Для верующих УПЦ это будет выглядеть очень непривычно, вплоть до протестов радикальной части, но такова возможная реальность. Важно, насколько мудро поведет себя руководство УПЦ в предполагаемых новых условиях, в условиях практически равной конкуренции с канонических позиций и не равных с патриотических. Заметим, УПЦ пока что является крупнейшей организацией среди религиозных организаций Украины. Пока что является.

После обретения другими православными церквами канонического статуса неизбежна серьезная проверка УПЦ на прочность. Ведь очевидно, что в новых обстоятельствах украинские граждане смогут без особых колебаний выбирать альтернативу, руководствуясь чувством здорового патриотизма.

Раньше Украинской Православной Церкви еще можно было жить по принципу «а мы переждем», но в связи с меняющимися условиями, которым вообще свойственно изменяться в ходе истории, дальнейшее следование данному принципу – это путь к упадку. 

Отсюда напрашивается вывод, как бы вульгарно он ни звучал, но, если нельзя остановить процесс ухода из юрисдикции Московской Патриархии, то нужно его возглавить. Сделать это, опираясь на существующее каноническое признание в православном мире. Пока для альтернативных церквей такое признание только предполагается в будущем, для УПЦ оно является данностью.

Тогда УПЦ, кроме сохранения относительной внутренней прочности, займет более выгодное положение в проведении каких-либо переговоров с другими украинскими православными церквами. В том числе по вопросу создания в Украине Единой Поместной Церкви.

В этом месте не удержаться от личного пожелания: стань Украинская Православная Церковь полноценной в смысле независимости, и название ЕПЦ не понадобится. Достаточно будет просто УПЦ. Крепкие и свободные Церкви могут себе позволить называться просто.

Не забудем о широкой украинской общественности, которая, наблюдая за эмансипацией УПЦ от Москвы, также изменит свое мнение в лучшую сторону.

3. Что именно можно сделать

Реальность такова, что в Церкви слишком многое зависит от воли церковного высшего начальства. Поэтому вопрос нужно формулировать соответственно: что могло бы сделать высшее начальство УПЦ?

Оно могло бы объявить о настоящей опасности еще большего умножения раскола, усугубленного войной на юго-востоке страны, и призвать верующих к переходу в юрисдикцию Вселенского Патриархата Константинополя на том основании, что для церковного и гражданского мира в Украине такой шаг оказался бы наиболее благотворным. А Константинопольский Патриархат является для нас древнейшей, изначально главенствующей над нами кафедрой с момента Крещения Руси.

Далее напомнить верующим о прошлом статусе Киевской Митрополии в качестве экзархата Константинопольской Патриархии. Напомнить, что в 1686 г. Константинополь вынуждено и временно переподчинил Киевскую Митрополию Москве на условиях, которые, впрочем, тут же были нарушены. В частности, вопреки договору перестало осуществляться поминовение Константинопольского Патриарха первым по диптиху, перед Московским Патриархом.

Ныне же Украинская Православная Церковь, являясь продолжательницей древней Киевской Митрополии, исходя из сложности внешне- и внутриполитической обстановки, просит взять ее обратно под юрисдикцию Вселенского Патриархата Константинополя на правах широкой автономии. Если же Константинопольская Патриархия готова предоставить Украинской Церкви томос об автокефалии, то Украинская Православная Церковь с радостью примет этот дар, после завершения процедуры возвращения в исконную юрисдикцию.

Соображения о предложенной последовательности обретения автокефалии УПЦ будут представлены ниже.

Естественно, такие решительные шаги церковных руководителей возможны лишь при отказе от прежней выжидательной стратегии. 

4. Почему это приемлемо для УПЦ

Следует еще раз сказать, что позиции УПЦ в Украине станут прочнее. С канонической стороны – возвращение в исконную юрисдикцию. С гражданской стороны и с точки зрения перспектив – выход из тупика.

Итак, допустим: УПЦ возвратилась в юрисдикцию Константинопольской Патриархии и еще только ожидает предоставления автокефалии.

Внешне произойдет лишь изменение в очередности поминовений. То есть при богослужении Киевского Митрополита необходимо будет поминать сначала Константинопольского Патриарха, а лишь затем согласно диптиху поминать и прочих, в том числе Патриарха Московского.

Возможно, подходящей окажется практика молитвенных поминовений, например, по образцу Румынской Православной Церкви. Применительно к Украине это может выглядеть следующим образом: приходской священник поминает лишь своего правящего архиерея, тот в свою очередь поминает Митрополита Киевского, а Митрополит Киевский – Константинопольского Патриарха и прочих по диптиху.

Если на каких либо приходах все же захотят поминать Московского Патриарха в силу неизбывной привычки и молитвенного рвения, то, опять же, только лишь после Константинопольского, согласно диптиху.

Изменение в очередности поминовений, вероятнее всего, пройдет относительно спокойно в среде клириков и верующих УПЦ. Для этого, еще в ходе подготовки к смене юрисдикции, в посланиях и проповедях уместно более частое напоминание верующим о статусе Константинопольского Патриарха, как Патриарха Вселенского и о его первенствующем месте в диптихе. Также стоит уделить особое внимание соответствующему историческому периоду в истории Киевской Митрополии, временно переподчиненной Москве. Если что-то было сделано на время, то это время имеет свойство заканчиваться.

В целом, авторитет Вселенского Патриарха в сознании православных украинцев предположительно достаточно весом, чтобы усилиями проповеди минимизировать негативную реакцию. Подобная реакция сопровождает всякий процесс перемен. А без перемен, думается, не обойтись.

Кроме того. В последствии именно поминовение Вселенского Патриарха, скорее всего, окажется наиболее приемлемым как раз для тех, кто негативно относится к самой идее автокефалии Украинской Церкви. Подобное негативное отношение – существующая у нас реальность. Вот почему выше предложен следующий вариант действий: сначала возвращение под юрисдикцию Вселенской Патриархии и лишь затем обретение автокефалии.

Когда автокефалия все-таки будет получена, то противники новоиспеченной автокефалии, а это могут быть и некоторые монастыри, и приходские общины, настроенные излишне консервативно, останутся в подчинении Вселенскому Патриарху на правах ставропигий. Неготовность к свободе – известный феномен, где существенную роль играет уровень авторитета власти и желание, исходя из условий, подчиняться наибольшему авторитету. Поэтому, «если уж не Москва, как привыкли, то уж тогда и не Киев, пусть уж лучше Константинополь, ему и сам Афон подчиняется» - прогнозируемый образ мышления части верующих. 

Важно, что такие общины будут выведены из-под серьезных ударов общественной критики, ограждены от угроз насильственных захватов храмов. Потому что в сложившихся условиях для них и впрямь лучше Константинополь, чем Москва. Еще такая политика соответствует принципу свободы выбора.

5. Что даст соответствующая наша позиция Константинополю

Константинопольской Патриархии не придется ничего гарантировать УПЦ КП, УАПЦ как церквам, формально находящимся в расколе, и давать лишний повод для критики в свой адрес. Лучше иметь дело с канонической Украинской Православной Церковью, которая является продолжательницей древней Киевской Митрополии и добровольно возвращается в исконную родительскую юрисдикцию. Что облегчит последующее дарование УПЦ автокефалии без оглядки на мнения других Поместных Церквей. Известно, в Константинополе не считают себя обязанными зависеть от других мнений. Однако наша задача – содействие наиболее простому ходу событий.

Скорее всего, некоторую важность будет иметь и то, что до времени снимется актуальность вопроса о каноническом признании Киевского Патриархата. В случае переговоров УПЦ КП с Константинополем данного вопроса не избежать.

Возвращение под свой омофор такой крупной Церкви, как УПЦ и последующее дарование ей автокефалии лишь упрочит авторитет Вселенской Патриархии, сумевшей разрешить тяжелейший церковно-политический конфликт.

А после обретения Украинской Церковью автокефалии ряд общин все же предпочтет остаться в прямом подчинении Константинопольскому Патриарху на правах ставропигий.

6. Риски

Выше говорилось о сохранении относительной внутренней прочности УПЦ.  Да, некоторая часть общин уйдет в качестве ставропигий в прямое подчинение Вселенскому Патриарху. Да, некоторая часть клира, прихожан, приходских общин и, возможно, монастырей категорически не воспримет перемен до такой степени, что даже вариант ставропигиального подчинения Вселенскому Патриарху им покажется неприемлемым.

В последнем случае, украинским православным верующим придется столкнуться с моральной ответственностью, возлагающейся на их плечи за этот своеобразный подвиг высшего консерватизма. Такие общины могут не захотеть подчиняться УПЦ в ее новом статусе – будь то в переходном, в качестве экзархата, либо в статусе автокефальной Церкви. Такие общины могут отказаться и от альтернативы прямого подчинения Вселенскому Патриарху, желая, во что бы то ни стало сохранять верность московской юрисдикции. Тогда им останется вариант прямого подчинения Московскому Патриарху, на тех же правах ставропигии. Этот вариант – также соответствует принципу свободы выбора.

В этом случае украинскому государству, при поддержке здоровой части общественности, придется гарантировать и осуществлять их защиту как «церковно-археологических музеев», чтобы моральная ответственность не перепуталась с какой-либо иной ответственностью. Украинскому обществу может быть весьма досаден факт существования таких островков «московского мира». Но Церковь в Украине все же отделена от государства и церковное подчинение таких общин патриарху чужого государства, пускай и враждебного государства, само по себе не является преступлением. Зато они будут четко обозначены, и с их стороны это будет честно. С церковно-канонической стороны они не будут находиться в расколе. Учитывая, что войны когда-нибудь заканчиваются, то выжидательную стратегию как раз лучше и оставить подобным вот островкам. А не всей УПЦ.

Тут предвидится возражение – что, мол, за островки? Не сольются ли они в какой-нибудь еще один Крым, или того больше? Понятно, может сложиться впечатление, что при описанном сценарии, УПЦ неизбежно ожидает целая череда массовых не признаний, уходов в те же ставропигии, а то и просто серия новых расколов, особенно в русскоязычных областях Украины. Однако не стоит преувеличивать риски, и уж тем более, не стоит преувеличивать риски, основываясь на мнении некоторых архиереев, выражающих скорее личное видение будущего, нежели мнение общин.

В этом месте стоит еще раз оговориться, подчеркнув, что данный текст – тоже личное видение будущего.

В современной Православной Церкви есть проблема весьма плохо работающей обратной связи. Думается, что вопреки привычному для нас опасению, именно гласность и открытость, упомянутая выше предварительная образовательная подготовка верующих – все это обеспечит лучший результат к максимально возможному удовлетворению сторон, чем кулуарные совещания в среде высших иерархов и выводы, строящиеся на личном мнении некоторых из них.

Хотя какие-то потери для УПЦ будут все равно. Они неизбежны в любом случае, т.к. и сегодня общины уходят в раскол.

Будущее же предлагает нам следующий выбор:

а) Либо наша инициатива в смене юрисдикции с предполагаемым обретением автокефалии и потеря, быть может, временная, части верующих ушедших из УПЦ. Они могут уйти в качестве ставропигий под непосредственное управление Константинопольского и Московского патриархов. Могут уйти и в какой-нибудь свой раскол.

Но чтобы минимизировать эти потери есть средство –  ускоренное просвещение верующих на тему: «Возможность обретения УПЦ автокефалии». Выжидательная стратегия способствовала замалчиванию данной тематики до последнего момента. Зря.   

б) Либо упадок всей УПЦ, как религиозной организации в Украине, пускай и постепенный, медленный. Впрочем, скорость распада и утрат заранее предвидеть тяжело из-за плохой обратной связи руководства с мирянами и низшим духовенством. Еще неизвестно с какой скоростью будут происходить эти потери в случае появления в Украине канонической православной альтернативы вне УПЦ.

7. Риски + Перспективы

С другой стороны, если УПЦ сменит юрисдикцию, с перспективой обретения автокефалии, то потери некоторой части убежденных любителей первенства Москвы или тех, кто из принципа станет ставропигиями Вселенского Патриарха, эти потери компенсируются новыми общинами, пришедшими из нынешнего раскола вследствие отсутствия главного раздражителя и ради обретения каноничности. Здесь многое зависит от того, насколько мудро будут учтены имущественные и статусные интересы. Чтобы при объединении не допускать неприемлемых потерь для каждой из сторон. 

Из УПЦ может выделиться некоторая маргинальная и очень не значительная часть, которая вообще откажется присоединяться к любой из указанных канонических Церквей. Кроме того, не все верные УПЦ КП, УАПЦ поспешат в УПЦ даже тогда, когда та приобретет статус автокефалии. Хотя по идее в этом статусе она обозначится естественной точкой сбора всех православных христиан Украины.

Расколы, к сожалению, редко преодолеваются без остатка. Но если Украинская Православная Церковь сделает все для канонического решения проблемы обретения автокефалии, или, по крайней мере, для эмансипации от Москвы, то в таком случае она поступит наиболее адекватно в современных обстоятельствах.

Не хотелось бы здесь говорить об этом, но ведь известно, что земные церкви, состоящие из грешных людей, могут ошибаться, грешить и даже исчезать. О чем свидетельствует История на примере какой-нибудь Церкви Лаодикийской…

Также есть опасение, что и Москва воспротивившись переходу УПЦ, разорвет отношения и с УПЦ, и с Константинополем, или просто станет шантажировать громче, ощутимее. Но в таком случае это уже, прежде всего проблемы Москвы, из которых она, конечно же, выйдет в скором времени. Если не захочет снова, как это было когда-то, пойти трудным путем собственного раскола.

Стоит помнить, что один из факторов влиятельности Москвы в современном православном мире – многочисленность верующих РПЦ, где учтены и представляют весомую часть верующие Украинской Православной Церкви. Наш выход из данной юрисдикции сделает РПЦ скромнее.  

С другой стороны, если в Москве поймут, что наше отделение – неизбежный факт, то кроме тех же ставропигий, некоторым утешением для нее станет предположительно замороженный на какой-то срок вопрос о появлении канонического Киевского Патриархата. Если в переговорах с Константинополем инициатива останется за УПЦ КП, то вопрос о Киевской Патриархии будет звучать более настойчиво.

Как правило, появление новых патриархатов – еще более острая проблема, чем появление новых автокефалий. В любом случае, отложенный вопрос о Киевском Патриархате не является трагедией. Хотя, вдруг, острота проблемы здесь преувеличена и положительное решение появится вместе с автокефалией. А нет, то заниматься этим станут в другое время и другие люди.      

Вопрос о Киевском Патриархате – не трагедия. Трагедия – неспособность решать насущные задачи. Трагедия раскола – неспособность решать насущные задачи к общему удовлетворению сторон.

Может ведь произойти и так, что автокефалию даруют украинскому народу с размытыми формулировками и начнется долгая украинская тяжба всех со всеми по поводу «кто кому пан». С взаимным отрицанием, не признаниями и т.д.

Кажется, что к общему удовлетворению сторон в Украине было бы логичнее, если бы Украинская Православная Церковь стала просто соответствовать этому названию. УПЦ. Чтобы она последовательно стала вести себя, как в целом и старается представляться в Украине, как, вроде бы, и хочет выглядеть, то есть не так, чтобы ее считали филиалом РПЦ. Только вот насколько же наше собственное название все-таки соответствует действительности – нам еще придется доказать. Получится доказать, станем центром притяжения большинства православных украинцев. Но, думается, это возможно лишь в том случае, если УПЦ активно возглавит некий описанный выше процесс.

Система Orphus
Рейтинг
0
1
2комментариев

Комментарии

добавить коментарий 
  • Людмила | 19 августа 2018, 23:48
    Комментировать комментарий

    Христос посеред нас! Виявляється, російські щупальця не обрубуються? Навіть і при створенні Помісної Церкви всерівно нашим патріотам прийдеться молитися за здоров"я Патріарха РПЦ?! "...при богослужении Киевского Митрополита необходимо будет поминать сначала Константинопольского Патриарха, а лишь затем согласно диптиху поминать и прочих, в том числе Патриарха Московского." Виходить, нас "зрадників" побільшає! :) Виявляється, у Вселенському Православ"ї політичні гасла та наші державні прапори не проходять. І що це не російська церковна традиція, а канони. Потім інше прозріння, що якісних змін не відбулося, бо ініціатори української ідеї із духовенства не мають досвіду служіння в новозавітній Церкві, основи якої сформулював ап. Павел. Тому всі ті проблеми - мирський вплив, чинопочитання та ін -перекочують і до вас, вірян майбутньої Помісної Церкви. І навіть українська мова богослужінь не допоможе. Залишайтеся з Богом! З любов"ю Людмила, вірянка УПЦ.

  • ALEKSEY333 | 3 мая 2018, 17:59
    Комментировать комментарий

    Очень интересная и познавательная статтья!!! Спасибо

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

Точка зрения

  • 15 октября 2019, 16:37 | Колонка Татьяны Деркач | 

    Признание ПЦУ Элладской Церковью: чем может ответить Москва

    12 октября 2019 года войдет в историю украинского православия как переломный рубеж: Элладская Церковь первой среди Поместных Церквей официально присоединилась к признанию ПЦУ. В Московском Патриархате не смогли скрыть разочарования и шок.

  • 10 сентября 2019, 11:16 | Колонка Виктора Еленского | 

    Вмешиваться нельзя игнорировать, или Что делать государству с религиозной политикой?

    У всех государств мира есть политика в отношении религии и объединений, которые создают граждане на ее, религии, почве. У атеистического правительства Китая и теократического правительства Ирана, могущественных США и крошечной Андорры – словом, у всех.

Последние комментарии

  • velovs@ukr.net | 22 октября 2019, 18:29

    Р. S. От у Вікіпедії знайшов, зокрема, таку інфу. Тобто, що у с. Сартана (недалеко Маріуполя) була збудована нова ГРЕЦЬКА церква Святого Георгія (2005 р.) – за активної участі Маріупольської

  • velovs@ukr.net | 22 октября 2019, 17:51

    А, може, в Маріуполі є? Як відомо, це місто було засновано і заселено, переважно, етнічними греками, яких царський уряд виселив з Криму...

  • ukrlem | 22 октября 2019, 16:15

    Назовіть хоча одну грецькомовну громаду на сході України будь ласка. Хоч одну!

  • ukrlem | 22 октября 2019, 16:11

    Ой так, так 12 листопада!!! Які ви професйонали.

  • Ігор Затятий | 22 октября 2019, 14:28

    Під гаслом: "Згинь нечисть!"

Популярные статьи месяца