Процесс живого диалога: Институт религиозной свободы отмечает 15-летие

8 июля 2016, 14:00 | Интервью | view photo | 0 |   | Код для блога |  | 

Защита права человека на свободу вероисповедания может показаться чем-то призрачным, если не обыденным. Однако благодаря усилиям аналитиков и юристов вносятся ключевые правки в законы, налаживается взаимодействие между религиозной общественностью и властями, специалисты дают постоянные консультации священнослужителям. Вот уже 15 лет подряд Институт религиозной свободы осуществляет важную миссию защиты свободы совести и вероисповедания в Украине, а также на международном уровне. По случаю этого юбилея РИСУ пообщалась с руководителями ИРС, а именно – председателем правления общественной организации Институт религиозной свободы Александром Зайцем и исполнительным директором ИРС Максимом Васиным.

 - Давайте вспомним начало создания Института религиозной свободы?

 1.jpgА.Заец: Прежде всего, Институт создавался для защиты и утверждения свободы вероисповедания. Это был основной мотив, который остается таким и сегодня. Власть меняется, но вызовы постоянно появляются. В 2001 году как раз было время вызовов в отношении сворачивания религиозной свободы в постсоветских странах. После принятия в начале 90-х соответствующих законов, направленных на обеспечение реализации права на свободу вероисповедания, через некоторое время распространилась практика принятия ограничительных законов, которые существенно сужали религиозные права и свободы. Эти тенденции касались и Украины. Поэтому мы хотели защитить право на свободу совести и вероисповедания в нашей стране.

До создания Института религиозной свободы я работал помощником депутата и мог лучше понять, как работает парламент. Тогда я осознал, что нам нужно заботиться о религиозной свободе. Возникла идея о создании общественной организации, и нашлись единомышленники, вместе с которыми мы реализовали этот замысел.

- А кто помог создать общественную организацию, поддержать работу?

А.Заец: Институт религиозной свободы был основан гражданами Украины, которые были заинтересованы в дальнейшем развитии свободы вероисповедания в новой демократической стране, противодействуя попыткам откатиться к тоталитарному прошлому. Поддержка общественной организации, как тогда, так и сейчас, осуществлялась за счет партнерских отношений с различными отечественными организациями и гражданами – это церкви и религиозные организации различных конфессий, общественные объединения, предприниматели и другие неравнодушные верующие разных вероисповеданий.

В качестве примера, в 2001 году мы познакомились с Тарасом Антошевским – и с тех пор длится наше сотрудничество с РИСУ в информационной сфере. Вопрос утверждения и защиты свободы вероисповедания является актуальным как для крупных, так и для малых конфессий, поэтому плоды нашей работы ощутимы для многих верующих. Но в начале мы работали без статуса юридического лица, а в 2008 году состоялась перерегистрация, и ИРС стал юридическим лицом со штатными работниками.

- Если мы вернемся к задачам, которые выполнял Институт, то как они менялись? Как проблемное поле выглядит сейчас, какую миссию перед собой видите?

А.Заец: Когда мы говорим о защите религиозной свободы, то угрозы в связи с разработкой и внесением изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях» остаются актуальными, как ранее, так и сейчас. В 2002-2003 годах была попытка со стороны властей изменить этот Закон. Это была интересная история, когда ряд церквей совместными усилиями, пройдя определенные испытания, защитили религиозную свободу в Украине и не допустили принятия ограничительных поправок. Этот результат успешной совместной деятельности вдохновил руководителей церквей в 2003 году создать Совещание представителей христианских церквей Украины.

2.jpg
К тому времени проблемы также касались сферы защиты персональных данных, Земельного кодекса, текущей деятельности религиозных организаций. После Оранжевой Революции, опыт Совещания Церквей по организации своей работы на принципах самоуправления лег в основу организационных изменений в деятельности Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций (ВСЦиРО). До 2005 года ВСЦиРО фактически действовал при Госкомрелигий Украины, что отражалось на повестке дня каждого заседания. В то время основной фокус был на государственно-конфессиональных отношениях, поэтому со своей стороны мы способствовали церквям в формировании их общей позиции в диалоге с властью по тем или иным актуальным вопросам. Кроме этого, Институт религиозной свободы также контактирует и сотрудничает с органами власти, правозащитными организациями, учеными, экспертами, чтобы способствовать развитию религиозной свободы, гармонизации государственно-конфессиональных и общественно-религиозных отношений в Украине.

3.jpg

 - Давайте остановимся на роли ВСЦиРО. Сейчас можно услышать разные мнения о её уникальной роли, так и критику относительно формата "закрытого клуба". Как меняется восприятие Совета Церквей, и какую роль он играет?


А.Заец:
ВСЦиРО принадлежит ключевая роль в сохранении и утверждении свободы вероисповедания в Украине. Совет Церквей действует в интересах всей религиозной общественности Украины. Любые обращения ВСЦиРО к властям никогда не ограничивали прав верующих и были в пользу и тех конфессий, которые не представлены в его составе. На сегодня Совет Церквей является основным субъектом диалога между конфессиями и различными ветвями власти. Последнее обращение ВСЦиРО по установлению справедливости в Украине касается налаживания диалога с судебной властью. Также Совет Церквей поддерживает диалог с научной и экспертной средой, с другими религиозными и общественными организациями. Следует также отметить международный аспект деятельности ВСЦиРО: межконфессиональные и официальные мероприятия в Израиле, Канаде, США, ЕС, Германии, Норвегии и др. С 2005 года Совет Церквей является самоуправляющимся институтом гражданского общества Украины.

4.jpg

Членство в ВСЦиРО предусматривает ответственность. Каждое религиозное объединение вносит свой вклад в развитие межконфессионального диалога, а также – диалога между конфессиями и властью, обществом. Это и время, и ресурсы, и работа над совместными документами, и участие в работе структурных органов Совета Церквей и многое другое.

ВСЦиРО является полноценным, авторитетным, мощным субъектом гражданского общества. Давайте обратим внимание на то, как расширился спектр вопросов со стороны Совета Церквей к власти – это не только вопросы свободы совести, но и утверждения справедливости, общественной морали, ценности брака и семьи, а также защита прав детей, фундаментальных и социальных прав человека. В последнем обращении к Президенту Украины в апреле 2016 года Совет Церквей подчеркнул важность того, чтобы государственная политика была "социально справедливой и при проведении реформ не полагалось излишнее финансовое бремя на обнищавших граждан на фоне порой чрезмерных и неоправданных расходов на содержание государственного аппарата и привилегированное социальное обеспечение для бывших и нынешних высокопоставленных должностных лиц". То есть, это был призыв не делать реформы за счет людей на фоне хищения бюджетных средств и нехватки политической воли к противодействию коррупции.

В контексте межконфессионального диалога и государственно-церковных отношений следует также вспомнить и о других межконфессиональных институциях, которые вносят свой вклад в утверждение свободы вероисповедания и с которыми сотрудничает ИРС. Это, в частности, упомянутое ранее Совещание представителей христианских Церквей Украины, образованное в 2003 году, и Совет Евангельских Протестантских Церквей Украины.

5.jpg

М.Васин: Если говорить о роли ВСЦиРО как общественной институции, то перед началом Майдана (Революции Достоинства) ключевым было обращение Совета Церквей касательно насилия и произвола правоохранителей во Врадиевке, позже – открытые письма к правительству и президенту о защите права граждан на мирный протест, а также непосредственное миротворческое участие в решении общественно-политического кризиса, который повлек гражданские протесты по всей Украине.

Вернемся к самому Институту. Как выглядит система его работы? Со стороны довольно трудно представить, как действует организация.


А.Заец: На самом деле работа происходит просто – мониторинг, анализ, прямой диалог с конфессиями, властью, экспертной средой, а затем разработка на этой основе предложений и рекомендаций, проектов законов и других нормативных актов, публикация разъяснений и аналитики, предоставление консультаций и юридической помощи по стратегическим вопросам и прочее. В контексте осуществления мониторинга хотел бы отметить, что это происходит в постоянном диалоге и контакте с религиозной и общественной средой, экспертами и учеными, представителями власти и международных организаций.

6.jpg

Важной составляющей деятельности ИРС является содействие развитию государственно-церковных отношений, межконфессионального и общественно-религиозного диалога. Поэтому немало усилий вкладывается для экспертной поддержки деятельности вышеупомянутых межконфессиональных институций и специализированных общественных советов, созданных при министерствах и других органах власти с привлечением в их состав представителей конфессий.

- Какими были максимальные вызовы в истории деятельности Института и максимальные достижения? Возможно, вы помните ситуации, которые казались очень проблемными, но со временем их удалось преодолеть?


7w.jpgМ.Васин: В нашей работе мы касаемся различных сфер. Например, самое большое достижение, которое одновременно является долговременным вызовом для нас – стремление убедить парламент, правительство, администрацию президента, что законодательные изменения в сфере свободы вероисповедания не должны разрабатываться и приниматься тайком, но только при наличии постоянного диалога с религиозной общественностью. С момента основания ИРС мы работаем над тем, чтобы противостоять кулуарным процессам, которые негативно влияют на права человека, и попыткам принять существенные изменения в законодательство без широкого общественного обсуждения.

Наиболее сложно менять укоренившуюся практику местных властей неправильного применения законов, которая противоречит Конституции Украины, в частности в сфере реализации права верующих граждан на публичные мирные собрания. Но и в этой сфере есть немало положительных достижений – от решений судов в Донецке в 2006 году в пользу нашей позиции до нынешнего судебного рассмотрения в Конституционном Суде Украины. У нас также был ряд успешных общественных кампаний, направленных на ветирование президентом отдельных законодательных изменений, к которым присоединялись правозащитники и другие общественные организации.


По нашему убеждению, всегда эффективнее провести консультации с религиозными организациями и экспертами с целью разработки качественного законопроекта и правительственного решения, чем потом отчаянно и поспешно исправлять ошибки. Это подобно недавним изменениям в Налоговом кодексе Украины, которые требуют обязательной перерегистрации всех религиозных организаций, поскольку во время их разработки парламентский Комитет привлек многих общественных деятелей, а вот религиозная специфика полностью выпала из его внимания и привела к нынешним осложнениям и для власти, и для церквей. Поэтому мы по многим вопросам озвучиваем позицию религиозного сообщества и наше экспертное мнение, а также готовы участвовать в законотворческом процессе. Налаживание действенного государственно-конфессионального диалога с соответствующими практическими последствиями позволяет заблаговременно решить многие вопросы.

А.Заец: Это не только наша позиция, но и позиция представителей ВСЦиРО. Насколько можно видеть, такой подход стали воспринимать и во власти – пока мы наблюдаем это в выступлениях и заявлениях политиков и чиновников, а также в планах законодательных работ. Например, в вопросах усовершенствования государственной регистрации религиозных организаций, военного и пенитенциарного капелланства и тому подобное. С другой стороны, частой является упомянутая ситуация, когда представители парламента или правительства сначала самостоятельно создают какую-то проблему для религиозных организаций, а затем совместными усилиями приходится её решать. Особенно часто наши чиновники это делают в погоне за адаптацией национального законодательства к практике ЕС, хотя там в религиозной сфере имеются разнообразные, даже противоположные подходы.

Мы видим, что у каждой страны ЕС есть своя история и опыт государственно-церковных отношений. Я не думаю, что нам надо под кого-то подстраиваться и кого-то бездумно копировать. Зато стоит анализировать собственную историю и нынешнюю практику и развивать свою модель отношений государства и конфессий. Украина может представить на международном уровне определенные достижения в этой сфере. Мы наблюдали это не один раз, когда делегация ВСЦиРО выезжала за границу. В прошлом году в Украине был реализован проект ОБСЕ по укреплению безопасности религиозных общин и организаций, основанных на убеждениях, в ходе которого нашел признание высокий уровень диалога между конфессиями Украины на национальном и региональном уровнях. Фактор поликонфессиональности может содержать в себе и отрицательный потенциал, но для общества он является положительным фактором, который является залогом религиозной свободы в Украине. Церкви и религиозные организации, будучи разными, показали способность к единству и сотрудничеству ради общих ценностей и общего блага.

8.jpg 

- Поскольку мы затронули вопрос международного сообщества, то насколько наш опыт представлен за рубежом, кроме поездок ВСЦиРО? И есть ли такие страны, чьи модели государственно-конфессиональных отношений могут быть адаптированы к украинским реалиям?

А.Заец: Мы очень осторожно относимся к вопросу адаптации любой зарубежной модели государственно-конфессиональных отношений. Есть страны, которые близки Украине в их отношениях между государством и Церковью. Однако в нашей стране со времен независимости сформировалась и развивается своя модель государственно-конфессиональных отношений, которая шаг за шагом развивается в направлении построения партнерских отношений. В контексте указанного религиозное сообщество и экспертная среда Украины внимательно следят за инициативами по внесению изменений в законодательство в сфере свободы совести и деятельности религиозных организаций. В фокусе внимания конфессий также находятся вопросы, связанные с конституционным процессом в части свободы совести и вероисповедания, слова и выражения взглядов, права на мирные собрания, защиты общественной морали, традиционного брака и семьи.

Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций внимательно следит за политической ситуацией в стране и вокруг нее, чтобы не стать "заложниками" ситуации в контексте возможных законодательных изменений. В частности, сейчас в Верховной Раде находится ряд законопроектов о внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях», некоторые из которых имеют неоднозначный характер и могут привести к непредсказуемым последствиям. Украина является поликонфессиональной страной, поэтому законодателям необходимо подходить к сфере государственно-конфессиональных и межцерковных отношений крайне взвешенно и мудро. И ссылки на иностранный опыт во многих случаях не сработают, ведь каждая страна имеет свои религиозные особенности и ментальность.

9.JPG

 - Как, по вашему мнению, мир воспринимает развитие свободы совести в Украине? Какие выводы можно сделать из международных поездок?


А.Заец: Международные организации и государства, которые занимаются мониторингом состояния религиозной свободы в мире, в целом положительно воспринимают и оценивают ситуацию в Украине. Свобода вероисповедания и высокий уровень межконфессионального диалога – это, на самом деле, одно из важнейших достижений, которое Украина может представить на международном уровне. В нашем государстве проходят не только протокольные встречи между представителями различных конфессий, но есть реальное сотрудничество в определенных направлениях и проектах, которые касаются многих вопросов нашего общества. И это заметно на международном уровне. Подобные примеры межконфессионального сотрудничества редки для современной Европы, и поэтому опыт Украины в этой сфере может быть знаковым и полезным для других стран.

10.jpg

М.Васин: От Института религиозной свободы мы уже несколько лет подряд готовим Доклад правозащитников о состоянии прав человека в Украине в части, касающейся свободы мысли, совести и религии. Это документ готовится при содействии Украинского Хельсинского союза по правам человека и широко распространяется, в том числе на английском языке. А в этом году впервые в коалиции правозащитных организаций мы готовили альтернативные отчеты для структур ООН – для Комитета по правам человека и для Комитета по ликвидации расовой дискриминации, в которых указывали на положительные достижения и еще имеющиеся недостатки выполнения Украиной своих международных обязательств.

До недавнего времени свобода вероисповедания оценивалась международными экспертами положительно, особенно по сравнению с другими странами Восточной Европы. Сейчас, конечно, права человека в Украине выглядят как некая мозаика: у нас есть оккупированный Крым, где зафиксированы ужасные нарушения прав человека, и еще более жуткие нарушения и преступления совершаются на оккупированном Донбассе. Там ситуация еще хуже, потому что нет легитимных государственных институтов, к которым можно было бы обратиться за защитой. Ведь эта территория юридически принадлежит Украине, а фактически ее контролирует Россия, но публично не берет на себя ответственность за это. Поэтому еще одним направлением нашей работы в последние годы была фиксация и систематизация доказательств вины Кремля за те преступления против верующих и религиозных преследований, которые имели место в Крыму и в ОРДЛО. В сотрудничестве с Министерством юстиции Украины эти факты мы уже передали в Европейский Суд по правам человека.

11.jpg

Мы знаем о случаях пыток, преследований и убийств на религиозной почве со стороны пророссийских боевиков на Донбассе. Однако это нельзя назвать религиозной войной – это скорее искусственное использование религиозного фактора для разжигания конфликта и подогрева сепаратистских настроений. Это создание иллюзии того, что это гражданская война, а не прямая военная агрессия России.

Третья часть пазла – это Украина в целом, где свободу совести и вероисповедания каждый может реализовать достаточно свободно. Последние новации в этой сфере касаются предоставления права религиозным организациям учреждать частные учебные заведения (детсады, школы, университеты), развития военного и пенитенциарного капелланства, государственной аккредитации высших духовных учебных заведений. В этом плане Украина может похвастаться рядом положительных изменений. Хотя остаются еще некоторые законодательные проблемы и локальные религиозные конфликты, в том числе в отношении процедуры смены юрисдикции православными общинами.

Многие из международных организаций пользуются нашими отчетами – ООН, ОБСЕ, Комиссия США по международной религиозной свободе, европейские структуры и правозащитные организации. Очень часто мы принимаем участие в международных конференциях, в том числе в трех мероприятиях ОБСЕ в прошлом году. Это делается и для того, чтобы публично свидетельствовать о реальной ситуации в Крыму и Донбассе, о религиозных преследованиях и опасности религиозного фундаментализма, в том числе московской православной концепции «Русский мир».

 К примеру, в прошлом году был случай, когда через день после моего выступления на международной конференции ОБСЕ в Варшаве из плена боевиков «ЛНР» был освобожден захваченный в заложники пастор. Другой аспект таких конференций – это возможность показать то, что Минские договоренности, формальное перемирие и политические декларации не означают прекращения религиозных преследований со стороны пророссийских боевиков – они продолжаются и сейчас. Мы стараемся использовать эти международные встречи для донесения объективной информации о религиозно мотивированных преступлениях, вытеснения всего украинского из оккупированного Крыма и Донбасса. Хотя, с другой стороны, мы понимаем, что часто такие мероприятия ограничиваются только многословием, но мы всё же сконцентрированы на достижении практических результатов.

 А.Заец: Кроме того, что мы готовим соответствующие отчеты и информируем общество об угрожающей религиозной ситуации на Донбассе, наш Институт проинформировал дипломатические представительства других государств, ОБСЕ и другие международные организации. Мы ожидали, что Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине зафиксирует проблематику религиозных преследований и нарушения прав верующих на временно оккупированных территориях Донбасса, проверит информацию о до сих пор захваченных храмах, молитвенных домах, других культовых сооружениях и поспособствовует их возвращению верующим. К сожалению, на данный момент, мы не видим соответствующих усилий со стороны ОБСЕ, но надеемся, что они проявятся со временем.

Если вернуться к государственно-конфессиональным отношениям в Украине, то следует отметить, что за последние два года произошло немало встреч и контактов между должностными лицами и религиозными деятелями. Однако при этом актуальным остается вопрос реального диалога между властью и конфессиями, следствием которого было бы принятие соответствующих решений и подготовка необходимых законодательных инициатив, а не просто слова. В принципе, эта проблематика характерна и для отношений между властью и обществом, ведь нередки случаи, когда власти ведут диалог ради диалога – то есть чисто формально.


Тем не менее, несмотря на это, в Украине развиваются государственно-конфессиональные отношения, и сохраняется высокий уровень свободы вероисповедания. Если же мы вернемся к межконфессиональным институциям, то большие церкви вместе с небольшими объединениями верующих – религиозными меньшинствами демонстрируют возможность вести действенный диалог на основании взаимоуважения, реализовывать совместные социальные проекты и сотрудничать для общих целей. Это очень хороший пример, как для нашего общества и политикума, так и для международного сообщества.

13.jpg


- Какие достижения вам бы хотелось увидеть в ближайшее время, и какова та цель, которая может изменить положение вещей уже сегодня?


А.Заец: Когда мы об этом говорим, то важно, чтобы наши предложения имели развитие и практическое воплощение. Важно наладить диалог – между Церковью и властью, между Церковью и обществом, и мы хотели бы способствовать его развитию. Чтобы разные субъекты этого диалога могли услышать друг друга и принять решения, которые были бы на благо общества и людей. В сфере законодательных актов мы были свидетелями, когда важные изменения в Конституцию Украины разрабатывались и принимались фактически без диалога с обществом. Но важно, чтобы люди при власти не жили и далее в параллельном мире, а пересекались с обществом. Большинство людей остается вне диалога, а его развитие могло бы способствовать развитию всего государства.


Узнать больше об Институте религиозной свободы и поддержать его деятельность можно на сайте: irs.in.ua

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Точка зрения

    Последние комментарии

    • Vitaliy Darmits | 20 ноября 2017, 17:16

      Шкода , не здогадалися розлючену корову або бика випустити на таран бусіка і гундяївської шобли .

    • Vitaliy Darmits | 20 ноября 2017, 16:54

      гундяєвська пропаганда

    • Василий Петров | 20 ноября 2017, 11:24

      Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого, Матфея 5:37. Итак ничто, как сотворённое Богом Отцом не может в себе нести НИКАКОГО двойного, тем более, никакого

    • Василий Петров | 20 ноября 2017, 10:05

      Т.н. христианство, как стремление к поклонению человека человеку есть, не что иное, как самое настоящее РАБОЛЕПИЕ. Но как в этом раболепии также, как и в массонстве тайным смыслом наделены не

    • Василий Петров | 20 ноября 2017, 09:46

      Поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы - сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол. Матфея 38-39. Итак, дьявол яхве-сатана при помощи т.н. Нового Завета сеющий, как плевелы

    Популярные статьи месяца