Вражда и раздор остаются зонами комфорта для украинских Церквей – о. Кирилл (Говорун)

21 января 2016, 11:32 | Интервью | 1 |   | Код для блога |  | 

Беседовала Татьяна КАЛЕНИЧЕНКО

Hovorun.jpgДискуссии вокруг публичной позиции Украинской Православной Церкви (в единстве с Московским Патриархатом) в Украине, межправославного конфликта и изменения церковной среды после конфликта продолжаются до сих пор. Религиозная карта Украины меняется, но далеко не всегда мы не то что анализируем, а даже замечаем последние тенденции. Именно поэтому мы воспользовались возможностью пообщаться с экс-спикером УПЦ (МП), старшим преподавателем Стокгольмской школы теологии и Национального университета «Киево-Могилянская Академия», научным сотрудником Йельского и Колумбийского университетов (США), архимандритом Кириллом (Говоруном).

– Хотелось бы поговорить о политике УПЦ (МП), которую критикуют на протяжении последних двух лет. Какими могут быть последствия и достаточно ли взвешенная позиция нейтралитета со стороны духовенства?

– По моему мнению, в УПЦ наблюдается определенная тенденция к дистанцированию от общественно-политических процессов в Украине. Возможно, она не видит для себя место в этих процессах или не хочет его видеть. В любом случае есть дистанция, которая шире и глубже, чем была до этого времени. Существует также проблема коммуникации между Церковью и обществом. Я не думаю, что эту ситуацию общество воспринимает как проблему, потому что оно, к сожалению, уже значительно в меньшей мере рассматривает УПЦ как важный для себя институт. Так же я не уверен, что Церковь видит это положение как проблемное. То есть мы имеем парадоксальную ситуацию. Коммуникация между Церковью и обществом очень сузилась, но ни общество, ни Церковь не воспринимают это как трагедию. Хотя, по моему мнению, это действительно проблема. И она может быть решена только после того, как обе стороны – Церковь и общество – осознают ее как проблему и решат возобновлять диалог друг с другом.

– Каким образом возможно возобновить этот диалог?

– Возможно, когда руководство Церкви решит для себя, что диалог с обществом все же важен, когда снова начнет осознавать утрату верных как проблему. Боюсь ошибиться, но мне кажется, что пока в рамках тенденции дистанцирования Церкви от общества отход людей из приходов не воспринимается как проблема. На смену евангельскому принципу пастыря, который оставляет стадо ради одной овцы, пришел принцип малого стада, которое должно быть верным, но не обязательно большим: если даже нас очень мало, это все равно не проблема, потому что та малая часть людей верна тем принципам, которые мы считаем для себя важными. Думаю, такой подход не очень совпадает с Евангелием. Когда он будет пересмотрен, это станет толчком к перемене взгляда Церкви на отношения с обществом. Это, безусловно, найдет позитивный отклик в обществе.

– Во время событий на Майдане высказывалось мнение о появлении настоящего экуменизма, в действии. Однако после революции произошла частичная потеря доверия ко всем религиозным институциям. По Вашему мнению, к чему это может привести и найдет ли религия в украинском обществе новое место?

Hovorun2.jpg– Я полностью согласен с такой оценкой. Безусловно, Майдан дал огромный толчок для Церквей в действии. Они приблизились друг другу как никогда раньше. И у меня лично были надежды, что это действительно приведет к новому качеству отношений между Церквами. Что мы придем к определенной форме единства в православии. Но этого не произошло, а произошло возвращение к враждебным отношениям между Церквами, которые существовали еще в начале 90-х годов. Частично эта риторика вдохновляется российской пропагандой. Церкви оказались наиболее восприимчивыми к этой пропаганде. Чем объяснить эту восприимчивость? Я не могу судить, но мне кажется, что это нужно, по крайней мере, констатировать.

С самого начала раскола религиозные организации Украины строили свою идентичность на отвержении другого, других Церквей. Так они формировали для себя зоны комфорта, когда им удобно находиться в холодной или горячей войне с другими. Вражда и раздор как зоны комфорта для Церквей строились на протяжении периода независимости и никуда не исчезли. Сейчас Церкви возвращаются в эти зоны – к своим основным идентичностям. Но это возвращение совсем не совпадает со стремлениями общества, потому что в обществе запрос на единство Церквей лишь возрастает. Считаю, что украинское общество до сих пор очень религиозно и не станет секулярным в ближайшее время. Однако Церкви не являются точками единения для него. Не хочу говорить о конкретных примерах или обо всех Церквах в едином определении, акцентировать на особых ролях, но это определенная общая тенденция. Хотя, безусловно, есть Церкви, чей вклад в единство украинского общества более конструктивный и позитивный.

Думаю, эта ситуация делает неминуемым нарушение статуса-кво между Церквами. Та конфигурация, что есть между украинскими Церквами сейчас, не сможет сохраниться. Потому что она построена на песке зон комфорта, которые на самом деле являются зонами конфликта. Нельзя строить комфорт для собственной юрисдикции, раздувая конфликт с другими. Это ненадежная конструкция, и она обречена на разрушение. Поэтому, думаю, в ближайшее время религиозная карта Украины будет изменена. Какой она будет – сказать очень трудно. На это будут влиять как внешние, так и внутренние факторы. Внутренние – это нормализация состояния страны после войны, это консолидация общества – будем на нее надеяться. Хотя сейчас снова возобновился конфликт между обществом и властью, к счастью, общество более сильное. И я думаю, что сила гражданского общества будет способна преодолеть этот конфликт. Та же самая сила приведет к консолидации Церквей, потому что общество выдаст новый мандат Церквам на единство. Будут и внешние факторы: станет более слабой российская пропаганда, которая сейчас очень мощно работает для разжигания конфликта. Когда поток ненависти уменьшится, это повлияет и на Церковь.

Еще один очень важный момент, который должен состоятся – деолигархизация религиозной жизни в Украине. Когда деньги могут влиять на позицию Церквей и их миссию в обществе, это ненормально! Это касается и стратегии, и информационной политики Церквей. К сожалению, они выстраиваются вдоль линии, которая не совпадает ни с интересами общества, ни с интересами большинства верующих. Возможно, Церквам еще в большей мере, чем обществу, нужна деолигархизация.

Еще один фактор – правовой. Часто спрашивают: какой должна быть роль государства в объединении украинских Церквей? По моему мнению, она должна быть одна – обеспечение равенства всех перед законом. Государство не должно вмешиваться во внутреннюю жизнь религиозных организаций, но должно следить, чтобы они и по отношению к ним все исполняли закон. Если церковные деятели нарушают закон – или это будет сепаратизм, или экономические преступления, или разжигание насилия, – они все одинаково с другими гражданами Украины должны отвечать по закону. Думаю, возобновление права в обществе тоже повлечет за собой нормализацию отношений между Церквами, будет содействовать разрешению конфликтов на религиозной почве.

Есть еще один момент, касающийся права. Отношения между Церквами исторически строились на основе канонического права. А с ним та же ситуация в Церквах, как и в обществе: это избирательное правосудие, избирательное применение канонов, латиноамериканский принцип «милость моим друзьям, а врагам – закон». Каноническое право в постсоветском контексте стало инструментом решения сугубо политических вопросов. Этого не должно быть.

– Вы упомянули о запросе общества на объединение Церквей. На протяжении не одного года ведутся дискуссии о создании единой Поместной Церкви в Украине, в православной среде. Считаете ли это возможным?

– Я не уверен, что в Украине будет единая Поместная Церковь, которая будет единой канонической Церковью. Украинское общество плюралистично и осознало себя именно таким образом. Подобное явление  существует у нас и в церковной жизни. Многие социологи религии, изучающие ситуацию в Украине, считают создание здесь единой Поместной Церкви маловероятным. Не думаю, что даже при условиях сильного государства, которое пока слабое, и дай Бог чтобы было слабее общества, объединение Церквей будет возможным. Нормализация ситуации в украинском православии будет предусматривать значительный элемент плюралистичности.

– Зачем Московский Патриархат и Русская Православная Церковь разрушают репутацию своей части в Украине?

– Мне иногда кажется, что эта репутация не так уже и важна для многих из тех, кто принимает решения в РПЦ. Им не так важно, что о них думают в Украине, как важно отношение к ним со стороны российских политических элит. Также они делают ставку не на коммуникацию с украинским обществом или даже верующими УПЦ, а на «работу» с руководством Церквей в Украине, в том числе через олигархов, которые считаются более эффективным фактором влияния.

– По Вашему мнению, стоит ли ожидать определенных революционных решений от Всеправославного собора?

– Абсолютно нет. Этот Собор собирается для того, чтобы собраться. Я иногда называю это собрание собором селфи – для того, чтобы собраться, сделать фото и тем самым засвидетельствовать, что мы можем встречаться хотя бы раз в 1500 лет. Хорошо, если епископы хотя бы соберутся. От этого собора не ожидают каких-то значимых решений. Поэтому все страхи, связанные с тем, что может быть причинен определенный вред Православию, не имеют никакого основания.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
1комментариев

Комментарии

добавить коментарий 
  • Oleg Piorko | 22 февраля 2016, 09:58
    Комментировать комментарий

    "Що ми прийдемо до певної форми єдності у православ’ї". Про яку єдність йде мова, що ще до православної віри треба приєднувати, церкви з їх єретичною ідеєю.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

Точка зрения

  • 10 сентября 2019, 11:16 | Колонка Виктора Еленского | 

    Вмешиваться нельзя игнорировать, или Что делать государству с религиозной политикой?

    У всех государств мира есть политика в отношении религии и объединений, которые создают граждане на ее, религии, почве. Атеистическое правительство Китая и теократическое правительство Ирана, могущественные США и крошечная Андорра – словом, все.

  • 30 августа 2019, 15:57 | Аналитика | view photo | 

    Признание Элладской Церкви и «эффект домино»

    Элладская Церковь вплотную подошла к оформлению юридических отношений с ПЦУ. С установлением дипломатических отношений с Афинами «канонический занавес» для Киева окончательно упадет и откроются двери для контактов с другим православным миром.

Последние комментарии

  • enzian | 18 сентября 2019, 16:43

    Ніякий з тебе пророк, Мішка.

  • Paraeklezyarh | 18 сентября 2019, 16:37

    Котрою за чергою в признання автокефалії ПЦУ буде православна церква Александрії одному Богу відомо . Але факт співслужіння та євхаристії є.

  • Михаил | 18 сентября 2019, 14:50

    Александрийская церковь будет самой последней, кто признает "пцу", если такое признание когда-нибудь произойдёт. Скорее "пцу" признает Московский патриархат, чем Александрийский!

  • Zenia | 17 сентября 2019, 23:30

    В том и беда, что исповедоваться на родном языке и своему соотечественнику украинцам не позволяют русские оккупанты. Ты что, оккупант, читать не умеешь? :))

  • Zenia | 17 сентября 2019, 23:28

    Підтримую! :)

Популярные статьи месяца