"Непонятно почему, но в Украине благотворительные организации приравнивают к коммерческим структурам"

18 августа 2007, 23:47 | Интервью | 0 |   | Код для блога |  | 

shyrokoradiuk.jpgИнтервью с владыкой Станиславом ШИРОКОРАДЮКОМ, епископом-помощником Киево-Житомирским Римо-Католической Церкви

Международная католическая благотворительная организация “Каритас-Спес” осуществляет в Украине сегодня уже сотни своих проектов социального направления.

“Каритас” с латинского переводится — милосердная любовь, “Спес” — надежда. Задание и лозунг этой известной за рубежом, а теперь и у нас международной благотворительной организации, ячейки которой в настоящее время действуют в 162 странах мира, — “обнаруживать Божью любовь к каждому и даровать людям надежду”. В Украине эта организация действует уже в 12 областях. Сегодня “Каритас-Спес Украина” насчитывает около 40 центров, где активно работают свыше 500 штатных сотрудников и волонтеров.

Президент организации “Каритас-Спес Украина” Конференции Римо-Католических епископов Украины епископ Станислав Широкорадюк, знакомит нас с направлениями работы возглавляемой им организации и делится своими взглядами относительно перспектив благотворительности в Украине.


— С приобретением Украиной независимости, демократизацией и открытостью общества у Римско-Католической Церкви появилась историческая возможность, не только возродиться из руин — отстроить свои храмы и нарушенную за годы прежнего режима структуру, но и активно включиться в благотворительную, социально-полезную для страны деятельность. Начали мы свою работу, прежде всего, с решения безотлагательных нужд, которые касаются детей. Нас очень беспокоили проблемы сирот, детской беспризорности, детей, пострадавших от Чернобыльской катастрофы, среди которых, к сожалению, есть очень много больных — это было главной мотивацией.

Начинали мы с малого — с палаточных лагерей. А сегодня наша организация уже содержит шесть домов семейного типа для детей-сирот, где проживает около 60 детей. Финансирует деятельность реабилитационно-оздоровительных лагерей, расположенных в экологически чистых местностях Киевской, Житомирской, Ивано-Франковской и Закарпатской областей, где ежегодно реабилитацию проходят свыше 2500 детей. За последние 5 лет мы оздоровили свыше 12 тысяч украинских детей. Это в основном дети- чернобыльцы, дети-сироты, дети из малообеспеченных семей.

Сегодня главными направлениями нашей работы является также и предотвращение распространения ВИЧ/СПИДа и ресоциализация ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом; и открытие социальных центров, бесплатных столовых, медицинских кабинетов для малообеспеченных; и опека над людьми преклонных лет и людьми с ограниченными возможностями.

— Владика Станислав, Вы епископ Римо-Католической Церкви и в то же время руководите такой большой благотворительной организацией. Хватает ли у Вас времени и сил заниматься обоими делами?

— В этом нет ничего странного, потому что миссия Церкви заключается не только в провозглашении Слова Божьего, не только заботиться о спасении душ человеческих, но и заботиться о благотворительности и милосердии. Как раз с этого начинал Иисус Христос. Когда мы читаем Евангелие, то видим, что наибольшее внимание Он уделял собственно больным — для них больше всего творил чудес, с ними больше всего общался. И вообще, помощь больным как физически, так и духовно — это главная тема Евангелия.

Возьмем, например, притчу о милосердном самарянине — это пример того милосердия, которое должна совершать Церковь. Или возьмем времена первых Апостолов, первого христианского сообщества, они занимались прежде всего обслуживанием больных, сирот и вдов — это была миссия Церкви.

В Украине, к сожалению, эта традиция была прервана во времена прежнего режима, потому что у Церкви не только забрали все имущество, но и запретили заниматься любой деятельностью, в том числе благотворительностью, решением социальных проблем — это был приоритет государства, потому что тот “рай” на земле — коммунизм, хотели строить без Церкви.

— Наша страна уже шестнадцать лет независимая. Мы имеем достаточно зажиточную элиту. Есть много достаточно богатых людей. Так почему же мы и до сих пор в роли просителей у заграничных благотворителей?

— Шестнадцать лет для государства — это срок еще достаточно малый. Нам еще во многом нужно учиться. И сегодня, поскольку Церковь вернулась к своей деятельности, мы очень много учимся у наших собратьев с запада. Католическая Церковь в Украине очень маленькая, однако в мире — это Церковь наибольшая. Если посмотреть на мировой опыт, мы увидим развитые церковные структуры на Западе, например, во Франции, Германии, Австрии или Италии. Там вообще Церкви имеют даже свои больницы, свои хосписы, свои пристанища и они тесно сотрудничают с государством, а государство помогает им.

Но сегодня очень тяжело сравнивать благотворительность в Украине с работой соответствующих организаций заграницей. И проблема не только в ментальности. Если сегодня в Украине кто-то захочет заняться благотворительной деятельностью, то он встретится с очень большим количеством проблем и “подводных камней”. И для того, чтобы все же этим делом заниматься, нужна чрезвычайная мотивация — призвание Божье. А впечатление создается такое, что государство совсем не заинтересовано в поощрении граждан помогать своим же согражданам.

Непонятно почему, но в Украине благотворительные организации, те же дома для детей-сирот, приравнивают к коммерческим структурам, например, по тарифам в уплате за коммунальные услуги. Никаких скидок нет, как и нет компенсации, как это делается в других государствах. Украинская власть сегодня стремится только что-то у Церкви забрать. И это действительно серьезная проблема.

Заграницей наоборот, государство делает все, чтобы дать возможность Церкви и ее благотворительным организациям работать, потому что понимает — это является решением многих социальных проблем.

— Вы, все же, работаете. Кстати, где вы берете на свою деятельность средства? Помогает ли вам заграница?

— Наше дело держится исключительно за счет людей доброй воли, которые являются верующими и воспринимают благотворительность, как свое Божье призвание. Эти добрые люди находятся не только в Украине, потому что желающих жертвовать у нас, к сожалению, не так уж и много — народ более бедный, хотя наши верующие всегда с нами по добрым делам. Но большинство людей, которые нам помогают, — это люди из-за рубежа, которые приезжают, видят наши проблемы, видят нашу деятельность. Они доверяют нам. Со своей стороны, мы всегда отчитываемся перед ними, как их средства были потрачены.

— Эти люди католики? И вообще, какое отношение вашей благотворительной организации к нищим представителям других конфессий?

— Наша Церковь, выполняя дело благотворительности в решении социальных проблем, несет также миссию экуменическую. Помогая другим, никогда не задается вопрос — кто он, какой конфессии. Католик ли он, или даже христианин? Потому что это должно быть услуга по любви к человеку — не в зависимости от его вероисповедания и взглядов. Это отвечает христианскому учению и учению Католической Церкви. Иначе и быть не может, потому что это соединяет, а не разъединяет. Когда люди других конфессий видят, что их детям помогают, у них не возникает желание выяснять теологические разногласия. Такая христианская любовь строит мосты между людьми и способствует доверию между конфессиями, и это прекрасно — это отвечает нашим устремлением.

— Слово “благотворительность” ассоциируется в Украине преимущественно со словом “дай!”. В то же время за рубежом наоборот — большее понимание того, что “блаженнее давать, чем принимать”. В чем существенная разнице в подходах к благотворительности?

— Нет другого истинного пути, чем тот, что изложен в Священном Писани. И Ветхий, и Новый Завет учат человека жертвовать десятину на Божье дело. Я часто бываю в Германии, Франции, других развитых странах. Христиане там, планируя бюджет, сознательно закладывают десятую часть своих доходов на благотворительность и добрые дела. Причем, независимо от уровня их прибылей. Если этот человек богат, и имеет большие достатки, то можете себе представить сколько может он помочь. Кроме того, там широко известно такое понятие, как волонтериат. Многие люди, которые не могут жертвовать средства на определенную деятельность, жертвуют свое время. Они приходят и говорят, например, я могу у вас каждую неделю работать два часа бесплатно. Это разные люди, разные специалисты, и они работают на разных участках.

Например, во Франции есть свыше 100 с лишним диецезий. В каждой диецезии есть организация “Каритас-Спес” — можно понять, какая это силища. Хотя официально работающих в этих организациях всего около нескольких тысяч человек, они имеют свыше 70 тысяч волонтеров, которые работают в разных организациях: это и детские заведения, и дома пристарелых, и центры реабилитации инвалидов и тому подобное. Есть и отличия. В Германии, например, в организации “Каритас” больше людей работают официально, меньше волонтеров. Но все равно — это волонтерское движение очень большое именно в Германии. Потому что это престижно. И не потому, что кто-то получает из этого выгоду. Человек имеет значительно больше — спокоение своей совести, ощущение Божьего дела, понимание себя настоящим человеком, который кому-то нужен.

И таким образом из поколения в поколение передается такое воспитание — от родителей к детям. Делая так, люди получают Божье благословение.

В конце разговора хочу отметить: наш путь в Европу — это большая перспектива. Потому что хочет этого кто-то, не хочет ли, но наше законодательство со временем непременно придет в соответствие с европейским. Тогда и благотворительной деятельностью заниматься будет выгоднее, и социальные вопросы будут решаться лучше. Люди все больше будут обращаться лицом к Богу, а Он щедро будут благословлять нашу украинскую землю.

Разговаривал Александр КОЗЛОВСКИЙ (УКРИНФОРМ), специально для РИСУ.
Киев, 1 августа 2007 года

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Точка зрения

    • 10 сентября 2019, 11:16 | Колонка Виктора Еленского | 

      Вмешиваться нельзя игнорировать, или Что делать государству с религиозной политикой?

      У всех государств мира есть политика в отношении религии и объединений, которые создают граждане на ее, религии, почве. У атеистического правительства Китая и теократического правительства Ирана, могущественных США и крошечной Андорры – словом, у всех.

    • 30 августа 2019, 15:57 | Аналитика | view photo | 

      Признание Элладской Церкви и «эффект домино»

      Элладская Церковь вплотную подошла к оформлению юридических отношений с ПЦУ. С установлением дипломатических отношений с Афинами «канонический занавес» для Киева окончательно упадет и откроются двери для контактов с другим православным миром.

    Последние комментарии

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:41

      Бог у поміч! Саме на сході країни дуже не вистачає храмів ПЦУ, бо дуже багато людей там вже полишили храми російського загарбника й лишилися без храмової молитиви...

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:38

      пробачаюсь, для Александрії.))

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:37

      Котра вона буде за чергою - це вже не так важливо! Важливіше те, що проти Константинополя ця церква теж не піде, бо та "велика" росія для Антіохії що є, що нема.)))

    • Zenia | 20 сентября 2019, 16:32

      А кто здесь врёт, кроме тебя, лживый москаль Мишка?))

    • enzian | 18 сентября 2019, 16:43

      Ніякий з тебе пророк, Мішка.

    Популярные статьи месяца