Тысячелетний кредит

22 июля 2013, 13:46 | Колонка Екатерины Щоткиной | 19 |   | Код для блога |  | 

Екатерина Щеткина

Екатерина ЩеткинаСмотрю по ТВ интервью с владыкой и ловлю себя на том, что сочувствую ведущему — он с таким напряжением, просто физическим усилием подбирает слова, обращенные к благообразному архиерею... Как если бы он говорил с ребенком. Или с человеком не вполне психически здоровым. Он как будто оправдывается, что вынужден задать такой э-э «неприличный» вопрос... А эти длинные вступления... Эта картинная серьезность, с которой произносится сущая банальность, над которой он сам бы посмеялся в курилке... Почему не говорить прямо? Пускай резко, зато короче и естественнее. Почему, например, не сказать «проститутка» вместо «женщина, которая продает свое тело за деньги» (сущий стилистический кошмар)? Парень, на что ты тратишь драгоценное эфирное время? Говори прямо — владыка не обидится. Он взрослый и психически здоровый человек. Он знает слово «проститутка» и еще много всяких других столь же неблагозвучных слов. Как говорил отец Браун, «священник очень много знает о грехе». Возможно, даже больше, чем тележурналист.

Он не одинок, этот ведущий. Сколько коллег консультировалось у меня на тему «как к нему обращаться». К «нему» — это к священнику, епископу, митрополиту. «Ваше Блаженство?» Что за цирк! Я же генералу не говорю «ваше превосходительство»! Ну, так называй по имени-отчеству. Или по фамилии – «господин имярек». Или по аналогии с генералом — «господин митрополит». Или «товарищ митрополит» — снова по аналогии с генералом. И ладно бы только это. А «как стать?» «А можно сесть?» «Косынку, что ли, брать»? «Тут женщины слева, а мужчины справа?» «А на колени надо становиться?» «А руки, руки куда деть?» Я знаю, многих «опытных» верующих это развлекает. Или раздражает – в зависимости от чувства юмора. Что ж, они покажут и расскажут, и даже, снисходительно похлопав по плечу, скажут, что это, мол, «не главное». Но сами и ручки правильно сложат, и в джинсах на службу не припрутся – ни Боже мой! И вам не велят. Священник, видишь, тоже на работу на метро ездит, но у него из-под подрясника зеленые кеды не выглядывают... 

Это чем-то схоже с комедией-дель-арте. Только персонажи не профанные, а наоборот, «священные». Здесь правят костюмы и декорации, правильное расположение на сцене, четко выверенные и своевременные жесты. И обязательно соответствие роли или, лучше сказать, маске. Именно поэтому церковь не может располагаться в типовой квартире типового жилого дома – не «благолепно», знаете. Именно поэтому даже в архитектуре церквей так мало собственно архитектурного поиска и новизны – они так и строятся «по образу и подобию» средневековых строений. Средневековье – в облачениях духовенства. Средневековье в способах коммуникации.

Один архиерей как-то пожаловался: сколько они ни пытались наладить адекватное общение между иерархией и мирянами, ничего не получалось. Встречи на нейтральных территориях, чаепития, круглые столы, неформальная обстановка прогулок и кафетериев – никакого результата. Ни одна, ни другая сторона не «раскрылась» — все приклеено улыбались, источали благообразие и послушание. Никто не говорил о том, что действительно тревожит – все остались такими, какими их хотят видеть (по их мнению) или «как приличествует сану». Сломать эту «игру по правилам» не получилось. На эти встречи можно было водить студентов театральных вузов, чтобы продемонстрировать систему Станиславского в действии: роль поднимается из глубины души актера, личина сама наползает на лицо. Всем любителям «традиции» надеть маски и радоваться!  

А разве не педалируется самими священнослужителями то, что «православие» или даже шире «Церковь» — это «наша традиция»? Церковь и стоит на страже всего «традиционного» — от сексуальной ориентации до обычая украшать рушниками иконы. «Симфония», согласно которой Церковь прислуживает светской власти – это тоже «наша традиция», со ссылкой на «первоисточник» нашего христианства – князя Владимира. Принять христианство, сделать его государственным проектом – была его идея. Рядом с сиятельным Крестителем меркнут нет только безродные Антоний и Феодосий Печерские, легендарный (или все-таки мифический?) Аскольд/Оскольд, христиане, которых уже было немало на Руси к тому времени, и которые нередко терпели гонения за свою веру, не только княгиня Ольга («крестительница» — это как-то несерьезно, женщина должна помнить свое место), но даже сам Андрей Первозванный. Высокое общественное положение Церкви – наша традиция. Представление о владыках как «князьях Церкви» — «князьях» в самом средневековом понимании этого слова – тоже наша традиция. Их имущественный статус, соответственно, тоже наша традиция. Равно как послушание паствы, сводимое к покорности и молчанию. 

Так чего же вы хотите?

Вот только между «бабушкиным сундуком», битком набитым традицией, и современной жизнью иногда пролегает пропасть. И тогда уповать на «традицию» и оправдываться ею – симптом незнания, неумения (или просто нежелания) иметь дело с вызовом сегодняшнего дня.

Впрочем, как писал поэт, «зачем нам век двадцатый, если есть уже девятнадцатый век?» Используя ресурс церковной традиции, ее сложившийся веками авторитет, можно еще продержаться какое-то время, игнорируя всяческие вызовы. Все, что нужно, – воспроизводить те традиционные формы, на которых этот авторитет держится.

Но проблемы подстерегают прямо за рампой освоенной и хорошо отлаженной сцены. Современный театр сделал понятие «кулис» условным. В чисто шекспировском духе спектакль давно вышел за пределы сцены. Упорное нежелание с этим считаться приводит к тому, что многие участники действа просто теряются, когда луч прожектора выхватывает их в самый неподходящий момент. И их хватает разве что на то, чтобы невразумительно пробормотать что-то о «вражеской руке», которая этим прожектором водит. Они никак не могут привыкнуть к тому, что кулисы и декорации больше не скрывают их частной жизни, их бизнеса, их политической деятельности. На «благолепную» картинку, впечатанную традицией в наши умы, совершенно неучтенно накладываются фото дохлых свинок из несанкционированного скотомогильника, сбивчивые строки новостей о пропавших и нашедшихся монахинях, злорадные комменты «идеологических оппонентов», гомосексуальные скандалы, на фоне которых уже почти привлекательно выглядят сожительницы иерархов и прижитые с ними дети, «дешевые лексусы», которые при всей своей дешевизне все равно дороже «дорогих брегетов». С ума сводящий коллаж, постепенно вытесняющий из разума обывателя то взлелеянное традицией представление о «Церкви», на котором до сих пор держится доверие к ней.

Доверие. Кто придумал это правильное слово? Не вера – доверие, вот что мы испытываем к Церкви. Беспредметное – потому что никто так и не потрудился уточнить, в чем именно или что мы ей доверяем, и что понимаем в этот момент под «Церковью». А ведь «доверие», которое многие церковники представляют как нечто само собой разумеющееся, имманентно присущее Церкви, глава которой – Сам Христос, – в нашем случае — всего лишь кредит. В данное время Церковь живет в кредит, который выдали мы сами, решив ей доверять. Церковь страдала, была угнетена, оболгана, унижена, местами физически уничтожена, частично превращена в сексота. Она повторяла судьбу общества в целом – поэтому ей, как плоти от плоти, только, в идеале, более сильной духовно, питающейся от незамутненных источников самой Истины, мы выдали этот кредит. Гарантии мы черпали в «традиции» — в тех «правилах игры», которые по сей день воспроизводим, несмотря ни на что.

На что он пошел, этот кредит? Кем и как используется? Как погашается? Когда князь Владимир крестил Русь, он выдавал кредит духовенству, ожидая взамен воспитания населения в правильных, княжеской власти выгодных настроениях. Сегодняшний кредит выдала не власть – его выдало общество, его выдали мы, а власть только «подтянулась», когда поняла, какие выгоды это ей сулит. Мы выдали этот кредит не «общине верных» и уж, конечно, не Христу – мы выдали его Церкви, которая воплощена в земном своем представительстве, в «официальных лицах», которые говорят от ее имени. Поэтому некрасиво прикрываться Именем Христовым духовенству, когда у него интересуются «откуда дровишки», в смысле, «брегеты». Осваивая средства, возвращая в свою собственность здания и земли, открывая счета в банках и коммерческие предприятия, выступая гарантами сделок и посредниками в финансовых спорах и т.п. духовенству стоило бы помнить о том, благодаря чему они могут это делать – благодаря нашему к ним  доверию.

Во многом слепому. Что особенно должно было бы настораживать тех, кто его использует почем зря. Потому что в данном случае доверие – не рациональный выбор. И обман его вызывает не досаду, а настоящую враждебность. Когда говорят, что против Церкви идет «информационная война», — говорят чистую правду. Но кто ее ведет? Кто входит во  «вражеский лагерь»? «Воинствующие атеисты»? «Оголтелые либерасты»? Масоны? Криптокатолики? Марсиане? Нет, это было бы слишком просто. Эту войну в большинстве своем ведут «обманутые вкладчики». Почему они обманулись – это отдельный вопрос. Но его тоже стоит задать тем, кто эти вклады принял. Да, многие из них ждали и требовали от Церкви совсем не того, что она могла и должна была им дать. Но что сделало духовенство, чтобы объяснить им их ошибку?

«Доверяя Церкви», выдавая ей кредит доверия, мы надеялись найти в ней опору, когда волна всестороннего нигилизма будет сбивать с ног. Мы надеялись увидеть в ней пример. Путеводную звезду. То есть, зачастую не отдавая себе отчета, люди надеялись с ее помощью увидеть Свет Истины, встретиться с Христом. Это «доверие» было первым маленьким шагом к обретению веры для тех, кто для веры еще просто не созрел. Совершенно естественно, что мы выдали этот кредит именно Церкви. И совершенно естественно поинтересоваться, на что она его тратит.

Потому что страницу, открытую князем Владимиром (возможно, им, а может, и кем-то другим), пора перевернуть. Эта часть истории закончена. Через тысячу лет перед нами снова стоит вопрос о том, выбираем ли мы Христа. Лично мы. Каждый в отдельности. Без княжеской дубинки, загоняющей в «киевскую купель». И нам по-прежнему нужен проводник на этом пути. Кто им станет, когда мы перестанем доверять епископам-олигархам, мирополитам-политикам, диаконам-блоггерам? Приходские священники-энтузиасты? Интернет-проповедники? Странствующие монахи? Самодеятельные толмачи Писания? Протестантские литераторы? Апостолы в потертых джинсах, напичканные электроникой, как рождественский гусь – яблоками? Может, все понемножку?

А может, это будет даже интересно?

Система Orphus
Рейтинг
0
0
19комментариев

Комментарии

добавить коментарий 
  • В. Ясеневий | 1 августа 2018, 07:28
    Комментировать комментарий

    От якби шановна п.Катерина вписала б в тему ще й протестантів з їхніми відношеннями до викладених в статті питань-проблем. Було б дуже цікаво...

  • deserving | 29 июля 2013, 00:18
    Комментировать комментарий

    Стаття частково констатує факти, але не містить реальних пропозицій по їх усуненню. Філософствування заради самого процесу, який не здатен нічого породити, хіба, що як апатію і зневіру. Наразі церква і суспільство потребує нової євангелізації і нового Володимира, який би розпеченихм залізом поусував новітніх поганинів у рясах, для яких служіння стало банальним бізнесом. Найхарактернішою рисою сибаритства зберігається за православ"ям, особливо у його московській версії. УПЦ МП - це симбіоз московської агресивної імперської шовіністичної меншости, та національних кастратів, що насправді вірують та національних кастратів, котрі думають, що вони ніби вірують. УПЦ КП зовнішньо українська церква з міцними московськими витоками, що не позбавлена вад симонії і сибаритства на московський штиб. Про УАПЦ можна сказати, що це перехідна фракція. яка природньо має розчинитись у більш сильних конфесіях. УГКЦ, яка має великий потенціял, проте зав"язала у дрібних внутрішніх справах, що не дає їй поки можливости вийти за межі храму та здійнювати свою місію та призначення. УГКЦ поки по справжньому не неважилась вийти за межі галицької резервації. Нерозуміння того факту, що австрійська спадщина назви греко-католик на асимільований і люмпенізований центр і схід України діє лише, як подразник, що здатен викликати більше ворожість, ніж щире зацікавлення. Проте найголовнішою вадою, що не дає розкрити весь потеціял цієї церкви, так і інших традиційних церков - це здатність і сміливість вийти на вулицю подібно протестантам і діяти в міру обставин несучи світло Христової істини. Якщо не зробити відповідних коректив, то нове покоління новопосвячених священослужителів поволі почне, якщо вже не почало витрачати свою енергію у накопичення земних благ. І наостанок хочу висловити свій жаль, що всі церкви не виявили належної послідовности, щоб унеможливити дію закону про біометричні пасорта. Наразі, залишається вірити в Пресвяту Трійцю та сподіватись на неї і пам"ятати, що нашу церкву нездолають навіть ворота пекла. Амінь.

  • Nicolaus | 28 июля 2013, 14:12
    Комментировать комментарий

    До alex boryslavsky. Пані Катерина написала все правильно. Як Ісус Христос є Боголюдиною, так Його творіння - Церква - має дві природи: Божественну та людську, є Тілом Христовим та громадською органіацією. Перша стоїть на вірі. Вона живить та живеться вірою. Друга тримається на довірі. Комусь через довіру дано прийти до віри в Церкві. Хтось, хто має віру, з-за відсутності в церкві довіри мучається, уподоблюється страусові, може, й заломати свою віру.

  • alex boryslavsky | 26 июля 2013, 11:48
    Комментировать комментарий

    Читаю дальше... неужели только меня обескураживает безумие слов??? "В данное время Церковь живет в кредит, который выдали мы сами, решив ей доверять... На что он пошел, этот кредит? Кем и как используется? Как погашается? Когда князь Владимир крестил Русь, он выдавал кредит духовенству, ожидая взамен воспитания населения в правильных, княжеской власти выгодных настроениях. Сегодняшний кредит выдала не власть – его выдало общество, его выдали мы, а власть только «подтянулась», когда поняла, какие выгоды это ей сулит. Мы выдали этот кредит не «общине верных» и уж, конечно, не Христу – мы выдали его Церкви, которая воплощена в земном своем представительстве, в «официальных лицах», которые говорят от ее имени." Господи, человек даже не понимает, какое безумие он говорит... лучше бы она никогда не приходила в Церковь и ничего не делала для нее, чем такие угли собирать себе на голову. Если она говорит, что "пришла в Церковь" потому, что доверяет не Богу а людям, то ей нужно не в Церковь, а в партию с христианским оттенком. Ежели она говорит о деньгах и выгодах, о которых далее упоминает как о праве получить отчет, то безумие ее еще больше... человек наглухо перепутал Церковь Божию, которая говорит устами Христа "царство мое не от мира сего" с мусульманской мечетью, которая пытается обустроить все аспекты жизни человека на земле. "Войну против Церкви... ведут обманутые вкладчики" - вот именно!!!!!!!!!! вкладчики!!!! люди настолько обезумели, что не чувствуют себя христианами, прихожанами и т.д. - для них Церковь - это просто капиталовложение, чтобы чувствовать себя спокойней. Я дал 100 рублей Церкви, значит я хороший, но я ведь дал не просто так, а чтобы она их использовала хорошо, так что пусть отчитается передо мной - я ведь вкладчик!!! Какое безумие, какая духовная пустота - мне ее искренне жаль... "рече безумец в сердце своем: нет Бога" - так и она - приходит безумец в Церковь и не видит Бога - видит институт вложения денег для душевного успокоения. "И нам по-прежнему нужен проводник на этом пути. Кто им станет, когда мы перестанем доверять епископам-олигархам, мирополитам-политикам, диаконам-блоггерам? Приходские священники-энтузиасты?" - а разве не приходской священник называется ПОП`ом (пастырь овец православных) - разве не он всегда и являлся проводником каждого отдельного человека приходящего в храм ко Христу? Разве не обычные священники являются "духовниками" человека? Воистину никогда епископ не был духовником всей своей паствы и никогда не подразумевался в такой роли. Ведь само слово "епископ" означает "смотритель" - он смотрит за чистотой веры, а духовниками и пастырями всегда и были простые приходские священники. Воистину какая-то баба с кашей в голове и большими претензиями, совсем попутавшая все в жизни

  • alex boryslavsky | 26 июля 2013, 11:48
    Комментировать комментарий

    дочитал до половины, мне кажется опасной для Церкви эта женщина: критика устоев, указание на некий разрыв между высшей иерархией и простым народом, как бы подчеркивание, что народ живет одной жизнью, а Церковь - другой, а потом фразы типа "Церковь и стоит на страже всего «традиционного» — от сексуальной ориентации до обычая украшать рушниками иконы" мне кажутся хорошо продуманным, но подлым подлогом - ведь ориентация сексуальная, в отличие от рушников - это не традиция - это Богом заложенный закон бытия. А в свете современной ситуации по этому вопросу в мире такие ее слова выглядят просто как подлая попытка, пользуясь разрывом высшей иерархии с народом, протащить мысль, что сексуальная ориентация - это всего лишь устаревшая традиция, которую мы вправе менять как и многое другое, что она тут же не пременула привести в пример - отношения Церкви и государства, отношение к архиереям и т.д.

    • Nicolaus | 26 июля 2013, 16:47
      Комментировать комментарий

      Будьте послідовні. В одному абзаці: "указание на некий разрыв между высшей иерархией и простым народом" - і тут же:"пользуясь разрывом высшей иерархии с народом". Так "некий разрыв" чи справжній. Не культивуйте двоїстість хоч сам зі собою

  • viavakum | 25 июля 2013, 20:44
    Комментировать комментарий

    Был у нас такой владыка Леонтий (Гудимов) Крымский и Симферопольский, управляющий Днепропетровской епархией в советский период. Так ему, после всего облачения, после очков, выносили также на подносе большую расческу архиерейскую размером под стать ему. А на голове у него было, ну, сущие тебе три волосины. Он их бережно этой же самой большой архиерейской расческой-гребнем возьмет несколько раз по лысине, там, ветер погоняет, ну и расческу назад положит. Иподиакон, Николай, бывший у владыки Леонтия некоторое время в услужении рассказывает: Очередное было праздничное многолюдное богослужение. Торжественность. Вот выносят на подносе одежду-облачения. Под высокоторжественное пение хора при помощи иподиаконов одели. Я, накрытый полотенцем; и хоть такого не заведено, поднося воду в умывальнике я сказал: «Умый свои руце высоко преосвященнейший владыко». Леонтий высокоторжественно умыл руки и удовлетворенно утер их полотенцем через плечо. Затем вынесли очки, то я думаю, что это владыка будет, молча очки одевать, как то не торжественно. Дай думаю я добавлю «урочистостіукр.» или торжественности, как по русски, архиерейскому чину, и провозглашаю: «Надень очки высокопреосвященнейший владыко!» Он, смотрю, как то странно глянул на меня, хмурясь, с недовольным видом надел, но ничего не сказал. Аж, тут подоспел и поднос с почти полметровой архиерейской расческой. Я, думаю, приговорю и к расческе слово, и так себе торжественно вполголоса, но так что бы слышала добрая половина церкви, провозглашаю: «Расчешись высокопреосвященнейший владыко!!!» Тут терпение у Леонтия лопнуло. Он как ухватит эту расческу, совсем не по архиерейски как крикнет: «Болван!!» и бум меня этим полуметровым гребнем по кумполу. У меня аж искры-огоньки в голове засветились. Ну, думаю, теперь буду молчать, хоть что и положено по чину будет говорить… Эти анекдотичные случаи с расческой и очками приписывали и другим владыкам.

  • Nicolaus | 24 июля 2013, 18:20
    Комментировать комментарий

    Найхарактернішою, найфундаментальнішою ознакою радянського способу буття була його двоїстість. Вона охоплювала, пронизувала всі сфери. Не оминула ця біда й церковного життя. Зримим образом її стала подвійна бухгалтерія, інститут «чорної каси». Мало-помалу вона стала істинним «тельцем» життя парафії. Комуністична влада впала, і будь-яке раціональне виправдання існування «чорної каси» відпало. Але «телець» виріс і зміцнів, «його не подолати» – звідси «машинки, хатинки, чернички, брегетики, клубнічки тощо». Тому й не виправдалася надія, що парафія стане школою громадського життя, демократії, громадянського суспільства. До Isydor. Агов! Парафіяни УАПЦ, УГКЦ, УПЦ КП, УПЦ МП відгукніться хоч один і скажіть, що у вашій парафії «чорної каси» немає, що на дверях церкви щомісяця вивішується листок з доходом і видатками парафії, а щотижня – інформація про це на сайті парафії.

    • deserving | 28 июля 2013, 23:12
      Комментировать комментарий

      Наприклад у нашій парафії немає сайту, але видатки на неї значно перевищують, ніж наявні пожертвування, про що знає кожен парафіянин. Врешті, ідея ваша красива, але прагматична її реалізація здатна породити такі ж прагматичні взаємостосунки в межах парафій, що є неприйнятно по своїй природі в лоні церкви. Знаєте, настоятеля видно, чим він дихає і на чому їздить і в чім ходить. Якщо в церкві вісить прайс на таїнства чи біля свічок лежать цінники, то я гадаю, що тут і без завих питань все зрозуміло. Знаєте, всіляка фальшивість завжди ховається за нарочитою і показною праведністю....

  • haniak | 24 июля 2013, 15:27
    Комментировать комментарий

    Катя верно подметила существующее состояние вещей в сфере религии нашей страны. Но если глубже порыться в истории, то легко заметить, что украинскому народу силой нельзя что-либо навязывать. Украинцы приняли христианство только соединив его с дохристианскими традициями. И в дальнейшем украинское православие имело целый ряд особенностей связанных с участием мирян в жизни церкви (деятельность православных братств, выборность священников), то есть был период, когда Церковь была со своим народом. Но Петр Могила сумел "поставить на место" (цитирую дословно украинского религиоведа Н. Шкрибляка) православные братства, навел порядок в церковной иерархии, облагодетельствовал. Украинский народ еще не раз будет делать попытку создать собственную народную церковь, но каждый раз священники новой церкви заполучив заветную церковную институцию снова начинали думать больше о своих собственных интересах, чем о мирянах, которые доверили им духовную власть. Ни для кого не секрет, что ни в одной из четырех главных украинских церквей принцип соборноправности в данный момент не соблюдается.

  • Татьяна, УПЦ КП | 23 июля 2013, 14:01
    Комментировать комментарий

    Абсолютно сгласна с Катей. На 100%. Праздновать с помпой очередную годовщину, проседая все глубже в бездну - это пир во время чумы. Может, нецииепископы и видят мир из окон тонированных "Жигулей" несколько иначе, чем мы. Но, может, наши предки Рим и спасли, а мы годны лишь на жаркое. Общество гниет, но все еще рядится в перья духовных вождей погибающего мира.

  • Давид | 23 июля 2013, 12:36
    Комментировать комментарий

    Для Isydora. Чому ж це стосується саме УПЦ МП? Подивіться лише на дещо, що стосується й іншої Церкви: http://www.religion.in.ua/news/ukrainian_news/19318-predstavniki-uapc-vikrivayut-tripoverxovu-duxovnist-chinovnikiv-ugkc-foto.html Закидаєте авторці, що вона пише в загальному, і тут же самі допускаєтесь узагальнення щодо УПЦ МП. Ви що, ізольовані від суспільства і не бачите цілісної картини?

    • deserving | 28 июля 2013, 23:38
      Комментировать комментарий

      Якщо це відповідає дійсности, то причетні до цих зловживань мають бути піддані суду і відповідно до висновків нести свою покуту в монастирі довічно позбавившись сану віддавши добровільно неправедно нажите майно на потреби нужденних.В іншому разі вони мають покинути стіни церкви, а відповідні матеріяли передані в прокуратуру. Принаймні так буде чесно перед Богом і людьми.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

Точка зрения

  • 10 сентября 2019, 11:16 | Колонка Виктора Еленского | 

    Вмешиваться нельзя игнорировать, или Что делать государству с религиозной политикой?

    У всех государств мира есть политика в отношении религии и объединений, которые создают граждане на ее, религии, почве. У атеистического правительства Китая и теократического правительства Ирана, могущественных США и крошечной Андорры – словом, у всех.

  • 30 августа 2019, 15:57 | Аналитика | view photo | 

    Признание Элладской Церкви и «эффект домино»

    Элладская Церковь вплотную подошла к оформлению юридических отношений с ПЦУ. С установлением дипломатических отношений с Афинами «канонический занавес» для Киева окончательно упадет и откроются двери для контактов с другим православным миром.

Последние комментарии

  • Михаил | 22 сентября 2019, 21:12

    Путин уже поверил в шаманов и боится их колдовства! Совсем крыша съехала!

  • Zenia | 20 сентября 2019, 16:41

    Бог у поміч! Саме на сході країни дуже не вистачає храмів ПЦУ, бо дуже багато людей там вже полишили храми російського загарбника й лишилися без храмової молитиви...

  • Zenia | 20 сентября 2019, 16:38

    пробачаюсь, для Александрії.))

  • Zenia | 20 сентября 2019, 16:37

    Котра вона буде за чергою - це вже не так важливо! Важливіше те, що проти Константинополя ця церква теж не піде, бо та "велика" росія для Антіохії що є, що нема.)))

  • Zenia | 20 сентября 2019, 16:32

    А кто здесь врёт, кроме тебя, лживый москаль Мишка?))

Популярные статьи месяца