Вызовы журналистского образования в христианском вузе

5 марта 2018, 14:25 | Колонка Максима Балаклицкого | 0 |   | Код для блога |  | 

Максим Балаклицкий,

доктор наук по социальным коммуникациям

Максим Балаклицкий. Фото из сайта R500.uaТезис первый. Что такое христианское образование

Исторически высшее образование в его современном смысле зарождается в средневековой Европе. Там с ХІ века сформировалось общественное образование под названием "университет". Факультетами были теология, философия, медицина и право. Никакая другая цивилизация и идеология университет как социальное образование не создала. Католическое образование — это смесь христианской идеологии, восходящей к книгам еврейских пророков, и греческой философии. Протестантское образование и опирается на эту традицию, и пытается ее реформировать. Реформа состоит в попытке использовать Библию и как богословскую, и как философскую, т.е. научную книгу.

Украинский гуманитарный институт — не христианский вуз типа Украинского адвентистского теологического института, а учебное заведение, предоставляющее образование, основанное на христианских ценностях. УГИ открыт и для неадвентистов, и для нехристиан. Основная критика относительно него звучит со стороны религиозных активистов, которые хотели бы развернуть в его стенах более внятный процесс обращения в церковную организацию Адвентистской церкви.

Что такое образование, основанное на христианских ценностях? Это попытка в ходе учебного процесса познакомить студентов с Богом, о котором повествует Библия и вера в которого мотивирует повседневные решения религиозной общины адвентистов. Это развитие духовности и веры в учащемся. Иудео-христианская религия по сути уже является образованием. Другие религии не уделяют такого внимания передаче вероучительных положений. Чтобы верить Библии, необходимо ее знать и применять ее учение на практике жизни. Библейское вероучение — это и мировоззрение, и метанарратив, т.е. некая сверхистория, охватывающая все бытие отдельного человека, поколения, страны, народа, человечества, планеты Земля и Вселенной. С точки зрения адвентистов, такой историей является библейское повествование о небесной войне Иисуса и сатаны.

Но не сведется ли такое образование к манипулятивному втягиванию в церковную организацию? Барбара Фишер в книге «Образование, основанное на христианских ценностях» (2016), утверждает, что есть лучший путь. То есть приглашение студента к знакомству с библейским учением о Боге через 1) личное изучение библейского текста как неотъемлемую часть учебного плана, 2) наблюдение и оценку качества жизни других верующих из числа как студентов, так и сотрудников христианского вуза, 3) участие в практической деятельности, направленной на раскрытие личного потенциала студента и применение его для общего блага.

Опасности манипулирования можно избежать, если принимаемые студентом решения остаются вопросом его личного выбора. Если занятия поощряют свободное изучение и обсуждение системы христианской веры.

Барбара Фишер называет четыре компонента изучения Библии: история, обращение к разуму, эмоциям и обучение через практику. История: соотносить библейские события с хронологией мировой истории и других академических дисциплин. Разум: искать доказательства, оценивать аргументы, вырабатывать точку зрения. Эмоции: любить и откликаться на любовь. Принимать заботу о себе и заботиться о других. Практика: проявлять веру в повседневных ситуациях.

Критерий успешности такого образования — это связь между убеждениями и повседневными поступками студента. Вера проявляется в конкретных делах.

Как пишет Барбара Фишер, «цели обучения служению обществу в христианских и государственных школах одни и те же, но мотивация отличается из-за различий в мировоззрениях». Для христиан добродетельные поступки — это не просто социально полезные действия, но уподобление человека своему Творцу. Гармоничный характер отражает характер Бога.

Церковь, основавшая такой вуз, приглашает студента выйти из своей зоны комфорта, оценить важность других людей, увидеть их нужды и условия их жизни. Она приглашает студента захотеть изменить мир к лучшему и непременно присоединиться к единомышленникам, уже совершающим такую работу. Она бросает вызов индивидуализму современного социума, вовлекая человека в общение, общность, общину.

Тезис второй. Что такое христианская или, точнее, протестантская журналистика

Это рассказывание историй, отражающих разные грани и проявления библейского метанарратива — величественного повествования о вселенской схватке жизни и смерти, добра и зла, Иисуса и сатаны. Это поиск земных примеров, иллюстрирующих этот метанарратив. Такие примеры будут работать как притчи, иллюстрации, свидетельства о таком мегаповествовании.

Такие задачи реформируют журналистские стандарты. Их концепцию автор заимствует из работы Марвина Оласки «Говоря правду. Как оживить христианскую журналистику» (1996).

Первый пункт здесь — правдивость. Ожидается, что христианские журналисты сообщают то, во что верят сами, в чем убедились в силу конкретных причин. Здесь объективность — это представление библейского взгляда на проблему, отражение библейского мировоззрения и оценок. Чем меньше о чем-либо говорит Библия, тем более осторожной и взвешенной должна быть позиция журналиста, и наоборот.

Восприятие библейского текста зависит от позиции конкретного автора. Рамки толкования текста определяют пространство дискуссий, от места в которых зависит авторский взгляд.

Небесный конфликт вызывает разрыв между Божьей святостью и человеческой греховностью. Несовершенный человек нуждается и в свободе, и в контроле.

Право читать Библию и лично толковать ее непременно предполагает критический взгляд на жизнь и человеческое сообщество. Авторитет Писания превышает любые земные авторитеты, в том числе церковные и политические. Поэтому подданные могут оставаться верными своим властителям, оценивая лидеров согласно библейским стандартам, а исправление общественных язв принесет пользу всем, включая первых лиц церкви и государства. Личные качества и поступки, а не статус, предоставленный человеку, достойны похвалы.

Стиль и тон таких публикаций не должны впадать ни в морализацию вместо фактов, ни в слащавый оптимизм.

Находится здесь место и для сенсаций. Это свидетельства Божьего вмешательства в историю и земную жизнь: выдающиеся события, природные явления, чудеса, Божьи суды над грешниками, ответы на молитву.

Тезис третий. Вызовы христианского журналистского образования в Украине

Главный вызов здесь — не технологический прогресс, отсутствие денег или свободы слова. Нет, это дефицит традиции. У нас, перефразируя известного литературного персонажа, «чего ни хватишься, ничего нет».

Украина — молодое государство. Во всяком обществе журналистика отражает структуру власти этого общества. И журналистика здесь неминуемо молодо-зелено. Ни о какой выработке общих стандартов профессии на ближайшее поколение речи нет и быть не может. Районные газеты транслируют общественные ритуалы и питают местный патриотизм, зачастую не сменив дизайна и основного содержания за последние лет 25. Региональные СМИ, в основном, не имеют ни выбора хозяев, ни местного рекламного рынка. При этом гигантскими темпами развивается рынок специализированных и бизнес-изданий. Украинских телеканалов уже более сотни. Но большинство этих СМИ или экономически убыточны, или идеологически ангажированы и редакционно несвободны. А чаще и то и другое вместе.

Не написана история украинской журналистики важнейшего — ХХ века.

Нет традиции журналистского образования. Нет представления о списке основных и факультативных дисциплин. Рынок журналистского труда развивается так динамично и непрозрачно, что о нем не может судить и сама отрасль, не говоря уже о неповоротливой и не мотивированной на исследовательскую работу высшей школе.

На этом фоне втройне понятно, что крохотный анклав христианского журналистского образования не может здесь быть пока ничем, кроме чистого эксперимента. Что ему сначала разобраться бы со своими внутренними вопросами: наличием общественного (церковного) спроса, существованием рабочих мест, проблемой цензуры и самоцензуры, идеологией, задачами и ценностями, учебными программами и пособиями, профильными преподавателями, прецедентами успешных изданий и заметных авторов.

Для поиска ответов на эти вопросы нужны время, опыт работы таких отделений журналистики, исследовательская среда и желание искать ответы.

Литература

  1. Балаклицький, Максим. Медіатизація протестантизму в Україні 1991-2010 років. — Харків: ХІФТ, 2011. — 379 с.
  2. Бойко, Алла. Релігійна журналістика. Підручник. — К.: КНУ імені Тараса Шевченка, 2016. — 303 с.
  3. Новый журналист. — К.: Брайт Стар Паблишинг, 2014. — 208 с.
  4. Павлюк, Петр. Практическая журналистика. — Одесса: ХГЭУ, 2001. — 142 с.
  5. Петрушкевич, Марія. Релігійні комунікації: християнський контекст. — Острог: В-во Нац. ун-ту «Острозька академія», 2011. — 228 с.
  6. Фишер, Барбара. Образование, основанное на христианских ценностях. — Заокский, Источник жизни, 2016. — 128 с.
  7. Церква і медіа. Сім кроків до порозуміння / Бабінська Світлана, Завадська Юлія, Карапінка Мар’яна, Кулигіна Олена. — В-во "Ездра", 2012. — 240 с.
  8. Olasky, Marvin. Telling the Truth: How to Revitalize Christian Journalism. — Wipf and Stock Publishers, 2010. — 304 p.
Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти