Влияние Реформации на общественные процессы в Европе и мире

15 марта 2017, 15:25 | Колонка Максима Балаклицкого | 0 |   | Код для блога |  | 

Максим Балаклицкий

Реформация и Возрождение являются одними из многих факторов, направленных на преодоление ситуации, которую называют темным Средневековьем.

Средние века приблизительно совпадают с эпохой государственного христианства на обломках Римской империи. Это период с IV века — правления императора Константина — до открытия Америки Колумбом в XV веке и вытекающих из открывшейся международной торговли и миграции последствий. Демонтаж средневекового мироустройства продолжался минимум до начала ХІХ века, а кое-где не завершен до сих пор.

Почему темное Средневековье?

Феномен Европы как самого динамичного и экспансионистского континента в истории заключается в противоречивом взаимодействии двух идеологических систем — греческой философии и христианского богословия, восходящего к еврейской Библии. Средневековье наступило, когда Римская империя — сверхэффективная военно-политическая машина — поставила христианство себе на службу, превратив его в государственную религию. И сейчас в представлении миллионов людей эти полтора тысячелетия воплощают суть христианства, связывая его с крестовыми походами, инквизицией, нетерпимостью, покрытием преступлений власти и коррупцией.

Сегодня популярны идеи о том, что Церковь подменила Библию, исказив таким образом учение Иисуса. Но когда мы возьмем в руки Библию, то не найдем в словах и делах Иисуса призывов к ненависти, дискриминации, унижении чьего-то достоинства. Всё произошло гораздо тоньше: Библия оказалась недоступна людям за пределами сословия священников. Было нечем проверить и выявить злоупотребления средневековой католической и православной церквей.

Тем не менее, находились смельчаки, которые эту разницу сознавали. И указывали на существующую подмену. Мухаммед, Франциск Ассизский, Джироламо Савонарола, Джон Уиклиф, Ян Гус, Иероним Пражский, Иосиф Волоцкий, Григорий Сковорода, Тарас Шевченко, Лев Толстой и другие по-разному выражали протест против произвола имперской машины в церковном обличье. Для многих, если не большинства, из них этот протест стоил доброго имени, общественного статуса и жизни.

И только в раннемодерное время изменившаяся ситуация создала систему альтернатив, подорвав монополию средневековой церкви в Европе. Когда 31 октября 1517 года католический теолог Мартин Лютер обвинил свою церковь в отступлении от библейских норм вероучения и практики, его взгляды благодаря печатной технологии за считанные недели стали известны прослойке зажиточных и грамотных горожан Германии. Увидев в реформационной вере поддержку своей независимости от Рима, учение Лютера защитили силой своих армий тогдашние олигархи — немецкие князья. В это же время укрепившаяся Османская империя угрожала Европе с юга, и папство оказалось вынужденным воевать на два фронта. Благодаря этим факторам протестантская Реформация смогла закрепиться на севере Европы, а не была потоплена в крови, как это случилось, скажем, с иконоборческим движением в Византийской империи VIII века, жидовствующими в Нижнем Новгороде XV века, французскими гугенотами в Варфоломеевскую ночь в XVI веке.

Преодоление средневековой государственной веры шло двумя путями

Светскую траекторию прочертило Возрождение, а ее важнейшим политическим выражением стала Французская революция 1789-99 годов. Т. е. в ответ на средневековую веру из-под палки возникла возможность не верить вообще. Религиозную траекторию прочертила Реформация, а ее важнейшим политическим выражением стала Американская революция 1775-83 годов. Т. е. в ответ на средневековую веру из-под палки возникла возможность верить согласно Библии и своей совести.

Меня в советской школе учили о преимуществах Возрождения и атеизма. Что именно это направление освободило прогрессивное человечество от религиозного дурмана и мракобесия.

Но влияние Реформации далеко не сводится к церковной сфере. В чем-то Реформация работала синхронно с Возрождением, а в чем-то его превзошла. Реформация также повлияла на все сферы жизни народов в Европе и за ее пределами.

Что принесла Реформация?

Когда современные протестанты призывают к реформе, они говорят о трех ее уровнях: реформации сердца, реформации церкви и реформации общества.

Индивидуальный уровень реформы — это библейский идеал супружества. Реформация увидела сущность семьи в добровольном пожизненном союзе равных мужчины и женщины. Такое восприятие семьи отличается от традиционной модели как средства соблюдения традиции, исполнения родительской воли, рождения потомства или экономико-правового договора. Реформация выступила против монополии монашества как идеальной формы христианского сообщества. У протестантов нет монастырей.

А светская, ренессансная альтернатива монашеству — образованный зажиточный индивид. Он ценит самовыражение и мобильность, но не предполагает ни упорядоченной личной жизни, ни внимания к своему здоровью.

Но ведь сила общества определяется силой семей. Семейные люди в долгосрочной перспективе превосходят одиноких во всем, кроме разве что приобретения предметов роскоши. Семейные люди являются более стабильными работниками, не склонны к излишнему риску, менее подвержены вредным привычкам и асоциальным действиям, лучше заботятся о своем здоровье и в болезни и старости получают лучший уход, менее склонны к депрессии, легче переносят старение и жизненные неурядицы, больше удовлетворены жизнью.

Уровень церкви. Самое известное и влиятельное учение Реформации — честный труд как служение Богу, творчество и призвание. Небиблейские религии смотрят на труд как на проклятие или хотя бы как на неизбежное зло, часть земной юдоли человека. Там ценятся элитарные, интеллектуальные занятия: искусство, ораторское мастерство, управленческие навыки, талант вождя, военачальника, священника, ученого.

А с подачи Реформации любой честный труд стал рассматриваться как почетная обязанность, признак общественной полезности индивида. Благотворительность, волонтерство, общественное служение — все это проявления такого подхода. Произошло своебразное "расколдовывание" церкви, выход христианства за стены монастыря и культового помещения.

Реформаторы выступили против монополии церковной иерархии, именующей себя священноначалием. Главное богословское отличие протестантства от католичества и православия — учение о священстве всех верующих. А светские модели свободного предпринимательства и труда наталкиваются на жадность, коррупцию, иерархию «престижных» и «непрестижных» профессий.

На уровне общества страны с протестантским большинством преуспели в развитии подотчетности власти, в первую очередь, государственной. Реформаторы сочли свободу совести основой всех свобод. Пришли к пониманию неразделимости религиозных и гражданских прав и свобод. Сформировали культуру критики и оппозиции. Двести лет развития протестантской политической мысли Англии, взращенной кровью религиозных диссидентов, породили Американскую Конституцию — вершину законодательного творчества протестантской цивилизации.

Реформаторы выступили против монополии политической верхушки как «Божьих помазанников», мифа «доброго царя-батюшки».

Стартовая посылка политического богословия Реформации — догмат о тотальной греховности и испорченности человеческой природы. Опираясь на него, протестантские страны ввели разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, выборность власти, верховенство права, понимание государя как временно нанимаемого народом чиновника. Ограниченность атеистической альтернативы общественных преобразований иллюстрирует соревнование социализма и капитализма в течение ХХ века. Кроме войны с церковью радикальные идеологи социализма попытались отменить частную собственность, но добились гиперцентрализации власти, подмены государства и общества правящей партией, истощили свою экономику непосильной милитаризацией.

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти