Судьба УПЦ в начале XXI века. УПЦ и Президентские выборы 2004 года в Украине

15 декабря 2004, 12:26 | Аналитика | 0 |   | Код для блога |  | 

Юрий Черноморец, православный аналитик, кандидат философских наук

Аналитический доклад

  1. Природа Православной Церкви и ее задачи в обществе.
  2. Противоречие природе Церкви интересов и действий современной церковной олигархии.
  3. «Золотой» миллион голосов УПЦ.
  4. Открытое участие УПЦ в предвыборной кампании 2004 года и его причины.
  5. Инерционный сценарий оказания поддержки В.Януковичу после 21 ноября.
  6. Поддержка В.Януковича православными экстремистами.
  7. Прогноз дальнейших событий.
  8. Возможные последствия для УПЦ в случае реализации маловероятных политических сценариев.
  9. Действительные последствия для УПЦ при победе В.Ющенко.
  10. Возможные меры по предотвращению негативных последствий.


«В ошибке нет никакой катастрофы, если она честно признана и из нее извлечен видимый всеми урок». Н.Саркози

1. Природа Православной Церкви и ее задачи в обществе.

Вероучение Православной Церкви определяется Свящ. Писанием, Свящ. Преданием и соборными постановлениями православной церкви. Свящ. Писание, Свящ. Предание и соборные документы («Основы социальной концепции РПЦ», 1 и 2 главы) православной Церкви ясно учат, что:

1. Церковь есть Тело Христово, богочеловеческий организм, который имеет небесно-земной характер.

2. Церковь имеет вселенский, наднациональный характер, так как Бог призывает ко спасению все народы, всех людей, независимо от их национальности, языка, культурной или «цивилизационной» специфики.

3. Задачами Церкви по отношению к человечеству являются проповедь спасения и деятельность, способствующая «преображению и очищению [мира] на началах богозаповеданной любви».

4. Церковь признает право народов «на национальную самобытность, национальное самовыражение», на создание и развитие «национальной христианской культуры».

5. Церковь призывает верующих к христианскому патриотизму, который «проявляется по отношению к нации как этнической общности» и к нации «как общности граждан государства».

6. Церковь отвергает принижение какой-либо этнической или гражданской нации.

7. Церковь не отождествляет себя с той или иной национальностью или общностью нескольких национальностей. Церковь не может признавать часть национальности «своей», а другую часть – «чужой».

8. Патриархаты как органы церковного единства не имеют национального характера, но являются территориальными объединениями, так как призваны одинаково окормлять православных христиан любой национальности на своей территории.

9. Церковь не подменяет собой государства, но сотрудничает с ним в социальной сфере.

10. Церковь непосредственно не участвует в политической борьбе, не создает православных партий, не агитирует за партии или кандидатов, «не преподает специального благословения на политическую деятельность мирян» .

11. «Церковь непогрешимо проповедует Христову Истину и преподает людям нравственные заповеди, исходящие от самого Бога», и призвана обличать и осуждать действия и повеления власти, ведущие к тяжким грехам.

12. Церковь допускает у верующих наличие различных политических убеждений и не может преследовать верующих за их убеждения.

2. Противоречие природе Церкви интересов и действий современной церковной олигархии.

К сожалению, задачи церкви Христовой, обязательные из Св.Писания, Предания и соборных документов, игнорируются МП по причине сращивания церковного руководства с бюрократической и финансово-промышленной олигархией РФ. Само руководство МП и УПЦ превращается в органические составляющие государственного аппарата и олигархических группировок. Такой процесс произошел на уровне и руководства МП, и УПЦ, и епископов в областях. Именно этот процесс привел к следующим важным последствиям:

1. В церкви произошло разделение на олигархию (епископы, управляющие епархиями, и другие «приближенные», в том числе даже особые «церковные бизнесмены и общественные деятели») и народ, представленные различными слоями общества. С точки зрения социологии, церковные «олигархи» всегда отстаивают интересы крупного капитала, тогда как народ в основном представлен «средним» и «низшим» классами.

2. Церковная олигархия обезопасила себя от контроля церковного народа и общества гораздо эффективнее, чем светская олигархия, так как церковный суд не действует, поместные соборы не собираются, епископы не наказываются никогда (только один уволен на почетный покой за слишком откровенную содомию). Все ростки церковного «гражданского общества» систематически сознательно уничтожаются.

3. Церковь превратилась в бюро по оказанию канонических ритуальных услуг за определенную плату, а также в младшего партнера светской олигархии как в сфере бизнеса (епископы, сотрудники церковного аппарата сплошь и рядом имеют свои фирмы, часто весьма солидные – например, некоторые церковные олигархи Украины принимают участие в торговле нефтью, оружием, владеют супермаркетами), так и в сфере государственного управления.

4. Линия разделения между церковным руководством и народом проведена самой церковной олигархией. Последняя давно утратила свой авторитет у большинства верующих (особенно подвела привычка ездить на роскошных автомобилях). Сохраняемое идеологическое влияние олигархии – временно и основывается на применении «церковных агитационных технологий», но не на моральном авторитете. Поэтому в перспективе – утрата доверия церковного народа к любым положениям, озвучиваемым церковной олигархией.

Разрыв между интересами церковной олигархии и народа очевиден и в Украине, где уже никто не ждет, что МП будет действовать как Церковь. Но все же с аналитической точки зрения надо убедиться, что действия МП не соответствуют Свящ. Писанию, Свящ. Преданию и соборным документам.

Если применить вышеозначенные принципы об идеальной церкви к ситуации Украины начала XXI столетия, то Московский Патриархат в целом должен быть:

1. Церковью не только русского народа, или восточно-славянской общности, но церковью всех национальностей, представленных в рядах ее верующих.

2. Должен признавать право украинского народа «на национальную самобытность, национальное самовыражение», на создание и развитие «украинской национальной христианской культуры».

3. Должен призывать верующих УПЦ к христианскому патриотизму, который проявляется по отношению к украинской нации как этнической общности украинцев и к украинской нации как общности граждан государства Украина.

4. Не может принижать – даже опосредствовано – украинцев как этнос или как гражданскую нацию, не может отвергать часть украинского народа по этническому, региональному, культурному, «цивилизационному», историко-политическому признаку. Отсюда недопустимы рассуждения о «галицийском сепаратизме», «украинском национализме», «цивилизационно чуждой Западной Украине».

5. Московский патриархат не может быть церковью только русских или симпатизирующих русским. Московский патриархат должен быть церковью украинцев в той же мере, как и русских. Есть ли соблюдение этой меры сейчас? Очевидно, что нет, и это является явным противоречием прямой задаче Московского патриархата. Московский патриархат все более приобретает характер русского патриархата, а иерархия РПЦ срастается с вышей бюрократией и олигархией РФ. На интересы украинского этноса и граждан Украины Московский патриархат, к сожалению, смотрит только с точки зрения русского народа, государства, олигархии. Московский патриархат утрачивает свой территориальный наднациональный характер, но становится организацией русского народа или «русской православной цивилизации».

6. Московский патриархат должен стоять на защите прав верующих всех национальностей. В действительности МП защищает только права русских и русскоязычных, благословляет политиков только русофильского направления, будь то коммунисты или представители коррумпированной олигархии.

Фактически МП ничем не проявляет свой многонациональный характер и тем самым выталкивает УПЦ в «резервацию» «русскоязычной церкви». Весь универсализм МП – это отстаивание «русского большого пространства». Каковы бы ни были геополитические аргументы за или против помощи церкви в сохранении и утверждении такого «пространства», очевидно, что такая деятельность противоречит самой природе Христовой Православной Церкви.

Остальные нарушения указанных выше принципов просто возмутительны, так как очевидно, что олигархия УПЦ и МП систематически не осуждает вопиющие нарушения заповедей Божьих и нравственных норм человеческого общежития. Церковные олигархические кланы всячески помогают финансово-политическим олигархическим группировкам Украины в предвыборной агитации, потворствуют применению технологий психологической войны против украинского населения. Церковная олигархия УПЦ инициирует и проводит гонения против клириков и мирян УПЦ, придерживающихся активной гражданской позиции, во всех случаях несовпадения этой позиции с интересами олигархии или Московской патриархии в целом.

Распространяемые в православной аналитике суждения о враждебности православию Европейского Союза не только противоречат вышеозначенным принципам православного отношения к подобным общественным явлениям, но и недостоверны: в ЕС входят или в ближайшие годы войдут Греция, Болгария, Румыния, население которых безусловно представляет яркие образцы «моноконфессиональных православных сообществ», т.е. суть «православных народов». Например, Греция входит в ЕС с 1982 года и сохраняет веру своего народа: 96% граждан Греции по прежнему – православные. Руководство ЕС не рассматривает эту организацию как единство «католических и протестантских народов», но приветствует в своих рядах и православные народы Европы.

3. «Золотой» миллион голосов УПЦ.

Участие УПЦ в предвыборных кампаниях в Украине является систематическим. На президентских выборах 1994 года УПЦ поддержала Л.Кучму как пророссийского кандидата в противовес «националисту» Л.Кравчуку. В 1999 году УПЦ поддержала Л.Кучму как провластного кандидата (при этом экстремистский Союз православных братств работал на П.Симоненко). В обоих случаях массовой открытой агитации зафиксировано не было.

На парламентских выборах 1998 года УПЦ оказала поддержку Партии возрождения регионов Украины (сегодня – Партия регионов В.Януковича). Один из ближайших помощников предстоятеля УПЦ епископ Павел (Лебедь) даже вошел в первую пятерку списка и «засветился» в телерекламе, из которой запомнились заверения, что его «благословили» на участие в выборах. Вместе с тем, участие епископа Павла не подняло рейтинг партии, показав реальный потенциал влияния УПЦ на избирателей без привлечения мобилизационных политтехнологий: Партия возрождения регионов Украины не попала в парламент.

На парламентских выборах 2002 года к предвыборной кампании подошли более профессионально и оказали непрямую пропагандистскую поддержку КПУ, провластному блоку «За единую Украину», в меньшей мере – СПУ и СДПУ(о).

В целом влияние УПЦ в предвыборных кампаниях невысоко по причине особенностей психологии избирателей: к верующим относят себя менее 70% населения Украины, т.е. 33 млн. Из этой цифры нужно вычесть 3 млн. детей и подростков до 18 лет, не имеющих права голосовать. Вместе с тем, из 30 млн. верующих только 4% при выборе кандидата руководствуются мнением своей религиозной организации. Еще 3% «учитывают» мнение своей церкви. Таким образом, пропаганда через религиозные организации Украины могла оказывать влияние на выбор 1 млн. 200 тысяч – 2 млн. 100 тысяч избирателей. Причем из верующих Украины к православной традиции относят себя только 70%, а значит влияние служителей православных церквей на политический выбор населения простирается на 850 тысяч – 1 млн. 500 тысяч избирателей. И не все из этих избирателей, которые руководствуются мнением своей церкви или «учитывают» его, принадлежат к УПЦ, но около трети принадлежит к УПЦ КП и УАПЦ. Таким образом, предвыборное влияние УПЦ не может простираться более чем на 1 млн. избирателей. Да и их надо «мобилизовать», чтобы все они поверили в необходимость прийти и «правильно» проголосовать на выборах. В 1998 году, например, специальной пропагандистской мобилизационной кампании не проводилось, и Партия возрождения регионов Украины не попала в парламент.

К такой же цифре электорального влияния приходим и исходя из числа тех верующих УПЦ, которые ведут активный церковный образ жизни, т.е. посещают церковь регулярно. Таковых верующих так же не более одного миллиона (в среднем – около 100 человек на приход, которых у УПЦ – 10 тысяч). Из числа «активно-практикующих верующих» есть всегда около трети критически относящихся к политическому мнению священноначалия, но примерно такое же число избирателей удается сагитировать оставшимся двум третям.

Итак, и по этому методу оценки электорального влияния церкви, приходим к тому же выводу: реальная «акция» УПЦ – около одного миллиона голосов.

На выборах 2004 года, в условиях информационной войны, технологические хода с благословениями, листовками, проповедями, деятельностью церковных организаций благодаря активной «раскрутки» мифа о «православном кандидате» удалось отмобилизовать фактически весь «московско-православный» миллион. Превышения влияния «церковной пропаганды» за рамки этого миллиона, на что рассчитывали провластные и московские политтехнологи, не произошло. Но и миллион голосов из 12 полученных Януковичем во втором туре (цифра без фальсификаций) – вполне значительный ресурс.

4. Открытое участие УПЦ в предвыборной кампании 2004 года и его причины.

До первого тура голосования реализовывался умеренный мобилизационный сценарий, разработанный, по некоторым данным, спецотделом (который когда-то был самостоятельной аналитической структурой) внештатных советников главы Администрации Президента Украины В.Медведчука – «Киевским центром политических исследований и конфликтологии» М.Погребинского.

Умеренный сценарий мобилизации православных верующих предусматривал комплекс мероприятий, среди которых наиболее значимыми были следующие:

1. Открытая пропаганда против В.Ющенко через «Союз православный братств Украины», «Единое Отечество», «Державу» и другие общественные организации.

2. Скрытое использование привитых ранее православным массам мифов («Запад – это отступление от христианства» и «Ющенко – поддерживает Запад»; «Россия – это не олигархия и бюрократия, а святая Русь, церковное единство с которой спасительно», и Янукович «за единство с Россией» и т.п.).

3. Пиар в церковных СМИ всяческих официальных мероприятий, связанных с именем В.Януковича – предоставление Святогорскому мужскому монастырю статуса Лавры (по протекции «донецких»), посещение Афона и Иерусалима и т.п. (при этом тираж и уровень полиграфии православной прессы поднимались при поддержке объединения «Держава» и т.д.).

4. Отдельным мероприятием была встреча В.Януковича с Патриархом Московским Алексием, послания из патриархии с поздравлениями и т.д.

5. Был проведен 40-дневный всеукраинский крестный ход, во время которого массово раздавались календари, изображающие В.Януковича с митрополитом Владимиром (официальный тираж – 6.000, есть данные о раздаче около миллиона экземпляров) и т.д.

6. Задолго до голосования в первом туре было принято обращение Синода УПЦ, в котором были перечислены многие лозунги В.Януковича (мир и стабильность; выбирайте того, кто доказал свое преимущество делами и т.п.). Чтобы не возникало сомнений, на страницах церковных СМИ рядом с обращением подавались материалы о деятельности В.Януковича по восстановлению и строительству храмов и т.п.

В результате интенсивных (но примитивных) манипуляций массовым сознанием «православные» оказались одним из общественных слоев, которые якобы «за Януковича», наряду с пенсионерами, учеными и т.д. Янукович оказался не только «заботливым сыном всех пенсионеров», «папой всех детей», «академиком и профессором», «экономистом и юристом», но и «православным и объединителем Руси». (Обсуждения «православности» Януковича, аналогичного по размаху с пиаром его «проФФесорства», не было, так как определенная часть верующих УПЦ привыкла некритически воспринимать навязываемые им мифы.)

После поражения Януковича в первом туре Администрация Президента Украины, по некоторым данным, приняла решение об агрессивном мобилизационном сценарии для УПЦ. В СМИ попал только элемент плана работы светских масс-медиа с православной общественностью («Темник от Антихриста»). Важнейшими элементами плана были:

  1. Открытая агитация иерархов и священников за В.Януковича.
  2. Раздача листовок, восхваляющих В.Януковича и порочащих В.Ющенко.
  3. Захват храмов УПЦ спецотрядами, сформированными из специально подобранных лиц и переодетых под сторонников В.Ющенко.

Последний пункт плана, по некоторым данным, не был реализован из-за других представившихся информационных поводов для дискредитации действий оппозиции в СМИ, а именно – провокация около ЦВК, мнимый захват храма в Сарнах и «кража благословения митрополита» и без того представляли В.Ющенко как агрессивного и опасного для УПЦ деятеля. Кроме того, представить боевиков как верующих раскольнических организаций представилось трудноосуществимым, а искусственно созданные платные «экстремистские структуры», по некоторым данным, отказались осуществить такие захваты.

Инициаторами принятия и осуществления УПЦ мероприятий агрессивного мобилизационного сценария были:

  • секретарь киевской митрополии протоиерей Виталий Косовский;
  • митрополит Иларион Донецкий;
  • митрополит Агафангел Одесский;
  • наместник Киево-Печерской Лавры архиепископ Павел.

Причинами активности для обозначенных лиц были:

— тесные связи с олигархическими группировками;

— позиция Московской Патриархии, которую к решительным действиям подталкивали не только собственные корпоративные интересы этой церковной структуры, но и давление со стороны Администрации Президента России; заметим также, что Московская Патриархия руководствовалась недостоверной и тенденциозной «аналитикой» Кирилла Фролова (доверенного лица председателя ОВЦС митрополита Кирилла Гундяева) и всего «украинского отдела» ОВЦС, совершенно неадекватно отражавших реальные перспективы;

— тесные связи со спецслужбами некоторых сопредельных государств;

— надежды на карьерный рост при Януковиче или боязнь отстранения от дел при Ющенко;

— для половины из этой группы важным фактором их выбора стал собственный низкий мировоззренческий и культурный уровень;

— обозначенные лица были предупреждены властью и экономическими партнерами из донецкой группировки о закрытии их бизнеса в случае уклонения от мероприятий «мобилизационного сценария».

Остальные епископы и священство принимали участие в мероприятиях по долгу службы, поскольку УПЦ является системой закрытого типа, в которой невыполнение приказа («благословения») руководства жестоко карается.

По достоверным данным, дополнительным аргументом для ряда иерархов и священников был шантаж со стороны работников спецслужб некоторого соседнего государства, у которых есть досье на каждого видного епископа и многих старших по возрасту священников как на агентов КГБ (частью специально сфабрикованное, частью – подлинное).

Ключевым элементом агрессивного сценария стало символическое событие телевыступления митрополита Владимира, в котором последний заявил, что благословлял только В.Януковича, что Янукович является подлинным православным христианином и т.п. Это символическое событие было подкреплено специальными «ключевыми словами» В.Януковича на теледебатах о собственной «благословленности». Так рядовой пиар-ход (использованный и во время кампании Путина в 2000 году) превратился в пиар-миф — событие, которое нельзя не заметить и не запомнить.

В связи с этим событием, значительно подорвавшим авторитет УПЦ в глазах большинства населения, нужно заметить:

  • жесткий и активный характер телевыступления был обусловлен искусственной нарезкой из интервью митрополита Владимира;
  • инициаторами интервью были: Администрация Президента Украины, штаб В.Януковича и Московская Патриархия;
  • в дальнейшем митрополит Владимир не допустил активных пиар-акций с собственным участием;
  • аналитики считают, что интервью было дано под давлением секретаря митрополии протоиерея Виталия Косовского, митрополита Донецкого Илариона и других заинтересованных лиц. Последние были проинформированы, что победителем будет В.Янукович при любом волеизъявлении украинского народа и поэтому не боялись никакой ответственности.

5. Инерционный сценарий оказания поддержки В.Януковичу после 21 ноября.

21 ноября повторное голосование на выборах Президента Украины было проведено с массовыми нарушениями законодательства и прав человека. Многие политические силы заявили о массовых фальсификациях 21 ноября. Оппозиция заявила, что фальсификации в пользу провластного кандидата были осуществлены по всей стране, но особенно массово – на Востоке Украины. Власть заявила, что фальсификации были «и на Западе» – в пользу оппозиции. Таким образом, наличие факта фальсификаций не отрицалось даже сторонниками В.Януковича (и им лично) , последние просто отстаивали ту точку зрения, что все произошедшие нарушения не ставят под сомнение «результат» выборов в целом.

Естественно, что по отношению к наибольшей церкви Украины было определенное общественное ожидание – или УПЦ поздравит В.Януковича с победой, или же выступит с заявлением, осуждающим массовые фальсификации.

Поздравление со стороны митрополита Владимира не прозвучало, поскольку оно было отложено до инаугурации В.Януковича. После объявления 24 ноября победы В.Януковича инаугурация могла произойти 25-26 ноября, но ее организация была пресечена действиями Верховного Суда, Верховной Рады и оппозиции.

25 ноября было озвучено обращение митрополита Владимира, а 30 ноября – Синода УПЦ, которые призывали к гражданскому миру. Оба они были выдержаны в духе поддержки «мира и стабильности», ассоциирующихся с предвыборными лозунгами В.Януковича.

Осуждения массовых фальсификаций не прозвучало и в этих обращениях. Фактически УПЦ заняла позицию молчания по основному вопросу исторического момента. Или УПЦ не осуждает фальсификации и прочие нарушения Правды Божьей и человеческой во время второго тура, или не признает факта фальсификаций и всех прочих нарушений – хотя все признали их наличие и вели дискуссию только о степени их влияния на результат выборов.

Молчаливое неосуждение фальсификаций и прочих нарушений Правды Божьей и человеческой послужило вторым знаковым событием (после «благословения» и его подтверждения в телеинтервью митрополита Владимира), которое существенно подорвало общественный авторитет УПЦ, так как было воспринято как новое отступление от существенной задачи Церкви по отношении к обществу: свидетельствовать об истине.

Осуждение фальсификаций и прочих нарушений Правды Божьей и человеческой со стороны отдельных клириков и мирян УПЦ соседствовало с одобрением любых действий власти со стороны других клириков, мирян и околоцерковных организаций.

Если протестовавшие против фальсификаций и прочих нарушений Правды Божьей и человеческой клирики и миряне одобряли послания священноначалия УПЦ с призывом к миру, то провластные организации «Союз Православных Братств» и «Единое Отечество» (вместе с рядом архиереев: особо отметим Агафангела Одесского и Илариона Донецкого) требовали от власти не мира, а начала гражданской войны (например, Заявление от 30 ноября), поддерживали лозунги сепаратизма, всячески оскорбляли Верховный Суд, Верховную Раду, оппозицию и протестующих.

Молчаливое неосуждение фальсификаций и прочих нарушений Правды Божьей и человеческой со стороны священноначалия УПЦ было продолжено даже после решения Верховного Суда, юридически подтвердившего, что такие деяния, вопиющие к Небу, имели место.

Причинами отказа осудить фальсификации являются:

1. Пренебрежение общественным мнением – среди епископата распространен предрассудок, что «мирское» общественное мнение никак не влияет на «церковное» мировосприятие активных прихожан; многие епископы преимущественно ориентируются на работу с властными структурами и олигархическими кругами Украины и России, вместе с тем миссионерская деятельность и формирование позитивного имиджа Церкви в обществе воспринимается многими епископами подозрительной и чуждой духу Православия практикой.

2. Священноначалие УПЦ, по некоторым данным, реализовывало план «прикрытия». Для снятия со священноначалия непосредственной ответственности за агитацию между первым и вторым туром голосования было решено обозначить «виновных» в лице околоцерковных организаций, а именно – Союза Православных братств, что и было сделано через соответствующее распоряжение о невыполнении указаний СПБ, якобы злоупотребившего доверием УПЦ. В план прикрытия, по некоторым данным, входило и обращение о мире, направленное на «умирение» именно протестующих против фальсификаций. Вышедшие обращения о мире по концепции лишь слегка изменились по сравнению с первоначальными заготовками Администрации Президента. К сожалению, активными участниками этой операции оказались также клирики УПЦ, которые ранее протестовали против фальсификации выборов (священник Петр Зуев и др.).

3. Позиция Московской Патриархии. Очевидно, одобрение со стороны Московской Патриархии на заявление УПЦ, осуждающее фальсификации на выборах, не было бы получено ни в коем случае.

4. Большинство епископата УПЦ не боится прихода к власти В.Ющенко и санкций со стороны новой власти. Они считают, что конформистский епископат понадобится любой власти и что при Ющенко как демократическом лидере «гонений на самом деле не будет». Обеспокоены своим будущим только митрополит Агафангел Одесский, митрополит Илларион Донецкий, архиепископ Павел Вышгородский, епископ Ипполит Тульчинский, поскольку не видят своего места в демократическом не-олигархическом обществе и имеют серьезные конфликты с представителями новой политической элиты.

В то же время санкций со стороны донецкой элиты боится большинство епископата УПЦ. Донецкий митрополит Иларион и его окружение не скрывает планы по узурпации власти в УПЦ и управлению ею тоталитарными методами с целью максимальной материальной выгоды. Моральный облик митрополита Илариона и его окружения служит дополнительным аргументом для опасений.

Развитие событий накануне 26 декабря происходит по инерционному сценарию.

1. Агитировать верующих УПЦ через листовки или заявления центральной церковной власти дальше – бессмысленно. Все члены УПЦ, верящие в Януковича, проголосуют и без такой агитации, а сторонники В.Ющенко преимущественно критически относятся к участию Церкви в предвыборной кампании и не доверяют политическим заявлениям епископата. В то же время такая агитация вела бы только к дальнейшей дискредитации как В.Януковича, так и УПЦ.

2. Можно констатировать, что в приходах УПЦ пока продолжается агитация за В.Януковича и против В.Ющенко. Агитация проводится священниками и мирянами в основном в форме бесед, на сочувствующих В.Ющенко мирян и клириков продолжается давление в разнообразных формах психологического воздействия.

3. Управление делами УПЦ принимает очередной документ «прикрытия» – официально запрещая агитацию в храмах, но разрешая ее вне богослужений. Указания вести агитацию за В.Януковича давались устно и лично, и никто их в аналогичном режиме не отменял. Официальным же документам в УПЦ верят только желающие. Причин для отмены агитации за Януковича священникам не указано, а зато причины для такой агитации были доведены до сознания каждого священника и мирянина. Благочинные отдают указания критиковать на проповедях ЕС, Запад и т.п., не упоминая имен кандидатов в Президенты.

Митрополит Владимир молчит еще и потому, что опасается раскола в УПЦ, поскольку одна часть епископата за переход на сторону новой власти (в основном – по причине своей постоянной провластности), а вторая – немногочисленная, но приближенная к предстоятелю группа епископов (митрополит Агафангел, архиепископ Павел, митрополит Иларион), настаивает на антиющенковской политике, вплоть до поддержки сепаратистских проектов на Востоке Украины. Митрополит Владимир также опасается давления, шантажа со стороны политических элит, непродуманных действий со стороны Московского Патриархата (и РФ вообще).

Инерционный сценарий развития событий, уход от принятия каких-либо радикальных мер представляется сейчас для митрополита Владимира единственно возможным компромиссным решением. Заметим, что христианские критерии принятия решения главой церкви в очередной раз подменяются политическими: делаем не то, что должны делать как христиане, а то, что можем делать как политики. Христианство же есть наука совершать невозможное, в отличие от политики как искусства возможного.

Таким образом, крайне мала вероятность смены инерционного сценария на активный во всех трех вариантах:

  • активный за Януковича;
  • активный за Ющенко;
  • активный за возвращение Церкви и общества к нормам христианской морали.

Необходимо отметить, что время для перехода к любому из активных сценариев в основном потеряно. Переходить нужно было во время революционных событий. Теперь же УПЦ выглядит в общественном мнении как «предатель» с трех точек зрения:

  • не поддержала активно Януковича в контр-революции;
  • не поддержала революцию;
  • не стояла твердо за нормы христианской морали во время всей кампании.

Осуждение священноначалия УПЦ со стороны политической элиты и общественного мнения не принимает активных форм только потому, что позиция УПЦ настолько обесценилась, что не интересует уже общественное мнение и политики перестают за нее бороться.

6. Поддержка В.Януковича православными экстремистами.

По некоторым данным, Администрация Президента Украины и митрополит Кирилл Гундяев приняли решение об активном использовании пропагандистских и организационных ресурсов Союза православных братств и организации «Единое Отечество». Администрацию Президента Украины смущали фашистские взгляды членов этих организаций, однако после длительного обсуждения было принято решение «мобилизовать» и эти ресурсы. Активное участие в организации предвыборной работы указанных организаций сыграл глава Союза православных братств В.Лукияник, поставленный СБУ, и работник аппарата митрополита Кирилла Гундяева – Кирилл Флоров.

Союз православных братств и «Единое Отечество»:

  • враждебно настроены против украинских государства, языка и нации;
  • отрицают все демократические ценности, права и свободы человека;
  • борются против «мирового порядка», олицетворяемого США и ЕС, подготавливающих приход Антихриста;
  • проповедуют необходимость установления «нового порядка» путем возрождения православной Российской империи;
  • стремятся к превращению РПЦ в тоталитарную организацию с непререкаемым авторитетом подконтрольных им епископов и «старцев» и объявлением остальных епископов и видных церковных деятелей «еретиками» («кочетковцами» и т.п.);
  • распространяют среди своих членов шовинизм и ксенофобию (погромы предотвращаются только тем, что руководители направляют энергию членов в иное русло);
  • призывают к репрессиям против «нашеукраинцев», «украинских националистов», либерально настроенных священников, В.Литвина, Л.Кучмы и всех «предателей».

Пиар-акции православных фашистских организаций («крестные ходы» с портретами В.Януковича, молебны, «стояния» и т.п.) не произвели ожидаемого «мобилизационного» эффекта, но существенно способствовали падению общественного авторитета УПЦ. Союз православных братств конструктивно помог только в распространении листовок, а основной мобилизационный эффект был достигнут усилиями приходских священников.

Использование Союза православных братств и «Единого Отечества» дискредитирует органы, принявшие решения об использовании этих православных фашистов в предвыборной кампании.

7. Прогноз дальнейших событий.

1. Сорвать выборы (а на такое развитие событий рассчитывают многие епископы) не удастся. Ющенко победит с результатом около 55-60 % голосов, Янукович будет иметь существенное преимущество только в Донецкой, Луганской, Одесской областях и в Крыму. Раскола страны удастся избежать.

2. Священноначалие УПЦ признает Ющенко и попытается договорится с ним скорее после его победы, чем до нее.

3. Общественный и внутрицерковный авторитет священноначалия УПЦ не восстановится.

4. В общественном мнении утратят всякий вес аргументы УПЦ о необходимости единства с Москвой, каноничности и т.п.

8. Возможные последствия для УПЦ в случае реализации маловероятных политических сценариев.

Наибольший урон общественному авторитету УПЦ могла бы принести победа В.Януковича, впрочем, уже маловероятная (рейтинг Ющенко растет к 60%, В.Януковича падает до 35%). Правление олигархического режима привело бы не только к полному неприятию власти населением Украины, но и к полному отчуждению от благословившего его священноначалия УПЦ.

Большой урон для УПЦ приносит поддержка рядом иерархов УПЦ сепаратистских лозунгов.

В случае (маловероятном) разделения Украины были бы возможны два формата отделившейся части:

1. Юго-Восток – в этом случае Украинский экзархат РПЦ (несомненно, будет реализован лозунг более тесного единства с Россией) будет охватывать 3 тысячи приходов.

2. Восточный регион – в этом случае Украинский экзархат РПЦ будет охватывать 2 тысячи приходов.

9. Действительные последствия для УПЦ при победе В.Ющенко.

При наиболее вероятном варианте развития событий, т.е. в случае сохранения территориального единства Украины и победы В.Ющенко, возможны следующие долгосрочные последствия:

1. Благодаря позиции церковной олигархии УПЦ противопоставила себя населению 17 регионов Украины, которые голосовали во втором туре за В. Ющенко, при том что в этих областях расположено 68% общин УПЦ. При переголосовании 26 декабря количество регионов, проголосовавших за В.Ющенко, возрастет до 19-20 и маргинальное положение УПЦ станет еще более очевидным. Противопоставлять свою позицию мнению населения большинства областей Украины – значит лишать УПЦ статуса общенациональной Церкви.

2. Мобилизационный заряд веры в «плохого» Ющенко рассеется в течение полугода правления новой власти. И тогда, разглядев человеческое лицо новой власти, прихожане зададутся вопросом: «а почему нас уверяли, что Ющенко – почти антихрист?» Авторитет священноначалия упадет в глазах обычных умеренных прихожан (70% от заветного миллиона). Тем более авторитет священноначалия УПЦ за пределами миллиона прихожан будет стремится к нулю.

3. Можно предполагать незначительный отток верующих в другие религиозные организации Украины или вообще в атеисты. Основное число верующих, симпатизирующих Виктору Ющенко, будет искать окормления у либерально или нейтрально настроенных священников внутри самой УПЦ.

4. Политическое лобби УПЦ будет минимизировано, поскольку большинство традиционных симпатиков УПЦ в политической элите безусловно охладеет к делу защиты «канонического православия» (УПЦ недовольны все, до конца будут союзниками только коммунисты, но и у тех в случае необходимости можно купить их нейтралитет).

5. Агитационная мобилизация верующих УПЦ будет иметь долгосрочным последствием кристаллизацию немногочисленного, но чрезвычайно активного «право-консервативного» крыла среди верующих УПЦ (5-10% от заветного миллиона). Это крыло из-за заслуг в борьбе с В.Ющенко будет чувствовать себя «подлинно православным». Добиваясь принятия РПЦ и УПЦ антицивилизационных и антикультурных программ (под видом «антиглобалистских»), они могут окончательно вытолкнуть православие на маргинес современного общества. С такой позиции невозможна никакая миссионерская деятельность. А без последней УПЦ может незаметно превратиться в эсхатологическую секту православного обряда. Уже и сейчас видно, что для значительной доли активных прихожан стимулом к церковной жизни являются именно эсхатологические фобии. Такие настроения, между прочим, неизбежно приводят к отрицанию авторитета священноначалия. А отсюда – многочисленные расколы и развал структур эсхатологических сектантов.

6. Антиукраинская позиция высшего руководства Московского Патриархата и политизация УПЦ может привести к увеличению среди клира УПЦ симпатиков идей создания автономной УПЦ в составе Константинопольского патриархата или автокефальной УПЦ, признанной мировым православием (кроме МП). При таком развитии событий агрессивная реакция оставшихся в УПЦ (МП) верующих, кризис в отношениях между Московским Патриархатом и Константинополем могут привести к фактическому или даже юридическому превращению приходов УПЦ в Экзархат Московского Патриархата. Вместе с тем, если бы глобальной политизации УПЦ во время выборов не произошло, то не было и возможности для такого катастрофического сценария. Со стороны священноначалия УПЦ возможен также переход от провластно-московской позиции к провластно-украинской, в связи с чем обозначенные события в православии Украины будут протекать более мягко.

7. Если к моменту выборов следующего Московского патриарха УПЦ еще будет частью РПЦ (в чем аналитики глубоко сомневаются), то епископат УПЦ очевидно не будет голосовать за митрополита Кирилла (Гундяева), председателя ОВЦС РПЦ, поскольку последний непосредственно ответственен за эскалацию конфликта УПЦ с В. Ющенко. Провал «украинской политики» МП уменьшает поддержку митрополита Кирилла и среди епископата РФ.

10. Возможные меры по предотвращению негативных последствий.

Хотя вернуть общественный и моральный авторитет УПЦ и МП сегодня малореально, имеет смысл указать на некоторые меры, которые могли бы несколько улучшить положение УПЦ.

1. Необходимо сознательное воплощение в жизнь доктрины «УПЦ – Церковь для всего украинского общества, церковь общенационального согласия», «МП – многонациональная церковь». Выбраться из шаблона, заданного пропагандой на этих выборах («УПЦ – церковь сторонников единства с Россией») будет очень сложно. Для этого необходимы символические события, однако организовать их очень сложно (выступление о благословении произошло в момент чрезвычайного общественного напряжения и потому так сильно отпечатлелось в общественном сознании. Перед повтором второго тура будет меньшее, но все же сильное напряжение, и можно провести какие-либо пиар-события).

2. Универсальный характер Церкви должен быть осязательно явлен в преодолении всех проявлений русского национализма, так же как и неприятия проявлений украинского национализма. Пойти на эти меры УПЦ вряд ли решится, так как священноначалие боится утратить имеющийся в распоряжении право-консервативный актив (несмотря на то, что в перспективе этот актив все равно будет утрачен).

3. Необходима активная пропаганда запрета агитации в храмах.

4. Необходимо преодоление инерции гонений на верующих, симпатизирующих В.Ющенко.

5. Проведение переговоров с В.Ющенко.

Тенденция к превращению УПЦ в церковь сторонников единства с Россией и противников самостоятельности Украины гибельна для УПЦ как общенациональной церкви.

Преодоление инерции движения к регионализации и маргинализации церкви требует решительных действий от священноначалия УПЦ. Необходимо думать не о спасении бизнеса и постов, а о возвращении общественного авторитета Церкви.

Итог.

Церковь сохраняется или своим общественным авторитетом, или поддержкой со стороны власти. В 2004 году УПЦ утратило и то, и другое. Остается молиться. Но Бог новым саддукеям и фарисеям тоже может вынести «постановление о недоверии».

Фактор Божьего вмешательства не стоит недооценивать: из Ветхого завета мы видим как Бог карал за неправедные дела светских и религиозных лидеров.

Господь Иисус Христос ясно предупредил «управителей» Церкви:

«Будьте готовы, ибо, и который час не думаете, приидет Сын Человеческий. Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время? Блажен тот раб, которого господин его пришед найдет поступающим так; истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: «не скоро придет господин мои», и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, — то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 24: 44–51).


P. S. Все вышеизложенное является личной точкой зрения автора. Распространяемые (Кириллом Фроловым, Дмитрием Познанским и другими деятелями вышеупомянутых околоцерковных организаций) в интернете слухи о работе автора в каких-либо политических штабах являются плодом болезненной фантазии (лично Фролову: конкордат вам никто не собирался предлагать; не выдавайте личные письма за «документ, разработанный в аппарате главы штаба Ющенко», а то можно подставиться по крупному: вдруг я пошлю Зуеву списки епископов, которых этой ночью арестовал «Союз православных сестричеств»?).

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Точка зрения

    • 31 мая 2019, 16:16 | Интервью | 

      Ora et labora, или 5 уровней молитвы Главы УГКЦ

      Накануне Национального Дня молитвы, который отмечается 8 июня, в разговоре с Главой УГКЦ Блаженнейшим Святославом (Шевчуком) говорим о личной ответственности украинцев, о том, что нас вылечит, научит уважать друг друга и быть благодарными.

    • 17 мая 2019, 21:07 | Колонка Татьяны Деркач | 

      Последнее искушение Патриарха

      Борьба за власть – часть привычных негласных условий функционирования и, прямо скажем, выживания Церкви. Претензия на лидерство всегда означает готовность к борьбе за него. Другой вопрос, в каких рамках приличий это происходит.

    Последние комментарии

    • Михаил | 22 июля 2019, 22:42

      В Европе никто не водит "крестных ходов" под флагами, лозунгами и транспарантами. И хорошо живут при этом! Хотите в Европу - берите пример. А не хотите - отменяйте Статью 35 и объявляйте

    • barni | 22 июля 2019, 22:08

      "привіт" попсько-феесбешно-гундяєвському пропогандону. Енний раз пропоную тобі подивитися, ну хоча б в Вікіпедію (вже мовчу за Біблію !!!), що таке "Церква", а тоді бризкати

    • enzian | 22 июля 2019, 17:41

      Ваша ситуація в Московії.

    • Михаил | 22 июля 2019, 16:15

      Очень напоминает нашу ситуацию в Украине. Когда государство своей грязной лапой лезет в дела Церкви, в итоге получается такой же бред, как с "пцу" и позор на весь мир!

    • barni | 21 июля 2019, 15:20

      "привет" піпсько-феесбешно-гундяєвський провокатор. Скільки і кого там було це питання ??? А от те що це ПОЛІТИЧНЕ ДІЙСТВО - ЦЕ ФАКТ.Що стосується РПЦвУ то це "батюшки",

    Популярные статьи месяца