РПЦ и Оруэлл: Вопрос автокефалии Церкви в Украине как индикатор двоемыслия РПЦ (ч.2)

26 апреля 2018, 13:41 | Аналитика | 0 |   | Код для блога |  | 

Владимир Мельник

Продолжение. Начало тут

5. Участие государства в церковных делах: «наглое вмешательство» или «должная и мудрая поддержка».

Доводилось ранее писать (здесь и здесь) об исторических вмешательствах государственных властей в церковные вопросы. Идентичные примеры интерпретировались противоположно церковными властями, ситуативно, в зависимости от того насколько выгодно или не выгодно это вмешательство было для самих церковных иерархов. Можно вспомнить и то, что Первый Вселенский Собор был созван в 325 году в городе Никее именно светской властью, главой государства, притом даже некрещеным Константином I (тот самый, кто убил свою жену Фаусту и сына Крисла. Принял крещение на смертном одре в 337 г. от рук тогдашних ариан, отрицающих божество Христа, аналог нынешних свидетелей Иеговы. Крещение это никто не подвергал сомнению. Позднее этот убийца и арианин был провозглашен церковью святым).

Можно вспомнить, что и сама РПЦ разорвала общение с Матерью-Церковью Константинопольской в 1448 году по приказу князя Василия II Темного на собранном им же Соборе. По его же приказу поставлен митрополитом Иона. В 1458 году Константинопольский Патриах Григорий III, не признавая митрополита Иону, назначает в Русские земли своего митрополита «всея Руси» Григория Болгарина. Более того, в 1467 году Константипонольский Патриарх в своей грамоте отлучает и «псевдомитрополита» Иону и всю московскую митрополию от Церкви. В таком состоянии отлучения неканоническая (с точки зрения Константинополя и восточных патриархов) Московская церковь пребывает 141 год до легализации своей автокефалии в 1589 году. И эту автокефалию РПЦ получила отнюдь не в результате переговоров церковных иерархов, а лишь стараниями светских властей во главе с царем Борисом Годуновым. При этом, Киевская митрополия продолжала оставаться автономной в составе Константинопольского Патриархата, сохраняя – выражаясь языком митр. Агафангела – «священное, богозаповеданное духовное, историческое, культурное и народное единство» с древней Константинопольсокой Церковью. Так было вплоть до того времени, когда государственные же власти Московии не начали предпринимать попытки по отрыву Киевской митрополии от Константинопольской Церкви, или, выражаясь языком владыки митрополита, пока «националистические политики Москвы не начали пытаться разорвать нешвенный хитон церковный, расчленить вековую духовную основу бытия» Киевской митрополии. Более подробно об отторжении Киевской Митрополии от Константинопольской Матери-Церкви и присоединении ее к Московской можно прочесть в статье Владимира Буреги «Присоединение Киевской Митрополии к Московскому Патриархату: Как это было».

Можно вспомнить и о недавнем вмешательстве Президента РФ В.В. Путина в дело присоединения РПЗЦ (накануне именуемой «безбожным и безблагодатным Карловацким расколом») к РПЦ. Напомню, 1 августа в 2000 г. Первоиерарх РПЗЦ митр. Виталий (Устинов) публикует предсоборное послание, где отмечает: «Мы должны не только сознавать, но и объявить всем во всеуслышание, что наша Русская Православная Зарубежная Церковь с 1927 года и по сей день не имеет никакого молитвенного общения с Московской Патриархией, которая является ничем иным, как неканоническим созданием советской власти. Я, как первоиерарх, призываю вас всех оставаться навсегда верными нашей Церкви и не смущаться теми призывами, которые мы все чаще слышим: об объединении и о сослужении с другими во имя "братской любви"». Не правда ли, очень похоже на нынешнее послание УПЦ: «Призываем верующих УПЦ сберегать единство Церкви, быть спокойными и не поддаваться на информационные провокации». В феврале 2000 г. Собор РПЦЗ в частности поднимает и вопрос захватов храмов Московской Патриархией: «Последние годы отмечены новой волной насильственных захватов Московской Патриархией храмов и монастырей уже у самой Русской Зарубежной Церкви в разных странах или попытками захвата – с помощью мирских властей (иностранных и российских), где только можно – в Италии, Израиле, Германии, Дании, Канаде...». В декабре 2000 года Первоиерарх РПЦЗ издает послесоборное Послание, где, в частности, подчеркивает, что «Русская Православная Зарубежная Церковь, сохранившая свою духовную свободу все эти 80 лет, никогда не пойдет на соединение с Московской Патриархией». И эти слова звучат весьма знакомо.

Казалось бы, ничего не может сдвинуть процесс с мертвой точки. Но тут в церковные дела вмешивается государственная власть. 25 сентября 2003 г. Путин встречается с иерархами РПЦЗ, при этом большая часть встречи почему-то проходит за закрытыми дверями; о чем говорил с иерархами Президент – неизвестно. Однако снова происходит невероятное: все преграды, которые были столь существенны и непреодолимы еще совсем недавно (причем, как со стороны РПЦЗ, так и со стороны РПЦ) чудесным образом исчезают и объединение/присоединение РПЦЗ и РПЦ происходит «большевистскими темпами». Напомню, что тогда вовсе не было никакого единства мнений. Около трети приходов РПЦЗ выступали решительно против этого присоединения и его не признали. Однако это никого не остановило.

Казалось бы, вот оно «нарушение Конституции», «наглое и бесцеремонное вмешательство государства в церковные дела», самое время напомнить об отделении церкви от государства, обличить нахальство светского правителя, но… нет, происходит обратное. Льется поток благодарности в адрес светского правителя за вмешательство в церковные дела. Так, заместитель председателя Учебного комитета РПЦ доцент МДАиС Алексей Светозарский подчеркивает: «Процесс объединения вошел в активную стадию после визита Президента РФ В.В. Путина в США в 2003 году и его встречи с иерархами РПЦЗ». Глава ОВЦС митр. Кирилл (Гундяев) тоже при любой возможности отмечает что роль Путина в объединении РПЦ МП и РПЦЗ «очень благородная и значимая». Патриарх Алексий II так же ставит роль светского правителя во главу угла церковного процесса: «воссоединение Русской Церкви произошло во многом благодаря личному вкладу Президента». Сам правитель отмечает «важность отношений и сотрудничества, сложившихся у Церкви и государства». Роль светского правителя в объединительном процессе никто не скрывает, напротив, эта роль всячески подчеркивается. С одной стороны, Президент говорит о необходимости участия государства в объединительном процессе. С другой – РПЦ всячески благодарит правителя за это участие. Наконец, 17 мая 2007 г. обе Церкви «в присутствии Президента РПФ В.В. Путина» (что неизменно подчеркивается) подписывают акт о воссоединении, где среди прочего отмечается: «Отдаем благодарность Всемилостивому Богу, который Своей всесильной десницей направил нас на путь уврачевания ран разделения и привел нас к желанному единству Русской Церкви на родине и за границей». А Путину преподносят подарок именно «за его вклад в воссоединение Русской Православной Церкви». В контексте постоянно подчеркиваемого вмешательства Президента в церковный процесс и благодарности за это вмешательство слова о «всесильной направляющей деснице» приобретают вполне конкретное значение.

Цезаропутинизм

Забавно, что сейчас все те, кто совсем недавно наперегонки благодарил и славил главу государства за вмешательство в церковные дела, за его значимую и ключевую роль в церковном процессе, вдруг начинают хаять другого лидера за участие в церковных процессах, «наглом вмешательстве» и напоминать об отделении церкви от государства. Доходит до абсурда. Так, обращение одних депутатов к Вселенскому Патриарху Варфоломею с просьбой что-то сделать (содействовать автокефалии) объявляется «наглым вмешательством в церковные дела», тогда как обращение других депутатов к тому же адресату с выражением возмущения и требованием не делать чего-то называются «поддержкой и защитой Церкви». Аналогично же, депутатское объединение «За единую Поместную Православную Церковь» критикуется как «вмешательство депутатов не в свои дела», в то время как депутатское же объединение «В поддержку канонической Церкви» объявляется «благой помощью». Так, митр. Ионафан (Елецких) награждал скандально известного депутата Вадима Новинского как «ревностного защитника существующего канонического статуса УПЦ» за его «самоотверженный вклад в священное дело защиты конституционных прав, чести и достоинства православных граждан Украины» (т.е. как раз за участие в церковных делах).

Кстати, и сама Церковь вспоминает об отделении Церкви от государства ситуативно, постоянно вмешиваясь и в государственные дела, а порой и вовсе превращая Церковь в предвыборный таран. Можно вспомнить политическую агитацию с амвонов митр. Одесского Агафангела (Саввина) в пользу «избранника Царицы Небесной»: «Наш кандидат – Виктор Федорович Янукович. Те, кто не придет на избирательные участки, – сказал он с амвона, – и не проголосует за Виктора Януковича, должен будет впоследствии покаяться в этом у своего духовника». Или не менее скандальная проповедь наместника Киево-Печерской Лавры митр. Павла (Лебедя), постоянного члена Священного Синода УПЦ, в которой он сравнивает Януковича со Христом и обещает быть с ним до конца: «Сегодня Вы несете тяжелый крест и Церковь с вами сегодня до конца, подобно тому, как Симон Киринейский помогал нести Крест Христу на Голгофу». Другой иерарх УПЦ, арх. Лонигн (Жар), многолетний сподвижник митр. Онуфрия, проклинает власти Украины и призывает саботировать мобилизацию АТО. К счастью, не все иерархи УПЦ таковы. Однако действия этих никогда не получили своей оценки со стороны священноначалия. Так как там об отделении церкви от государства? Здесь помню, а здесь не помню…

Да и сама Церковь вмешательство государства в собственные дела замечает лишь ситуативно. Так, никто из «принципиальных» иерархов отчего-то не протестовал против давления Януковича на Предстоятеля своей Церкви митр. Владимира (Сабодана) и отстранения его от дел.

Ну и, наконец, можно вспомнить бесчисленные заявления иерархов РПЦ и УПЦ, что УПЦ КП и УАПЦ никакие не церкви, что их нет. Заместитель председателя ОВЦС УПЦ прот. Николай Данилевич прямо заявляет, что эти «две церкви неканонические и нелегитимны. Их не существует». Что ж, как верно заметила Татьяна Деркач: «Если настаивать на таких формулировках о несуществовании УПЦ КП и УАПЦ, то и вмешательства светской власти в церковные дела нет. Ведь для “единой легитимной Церкви” никто автокефалии и признания не просит и в ее дела не вмешивается. Насильно мил не будешь».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда без устали благодарят депутатов и светских правителей за их участие в церковных процессах или когда критикуют депутатов и церковных правителей за их участие в церковных процессах, называя это антиконституционным и бесцеремонным вмешательством?

6. «Изолированность наших братьев из УПЦ КП от Вселенского Православия – наша огромная боль», но… мы будем жестко пресекать любые попытки УПЦ КП соединиться с Вселенским Православием кроме как через нас.

На протяжении последних десятилетий и со стороны РПЦ и со стороны УПЦ звучат красивые слова о «боли разлуки» с братьями из УПЦ КП и УАПЦ, которые не имеют с нами единства. Иерархи чуть не соревнуются в яркости красок для описания этой церковной и личной боли. Так, Синод УПЦ 24 июня 2015 года так описывает свою боль и ее причины: «Кровоточащей раной на теле Украины стало и трагическое церковное разделение. Значительная часть наших соотечественников, которые исповедуют православную веру, уже третье десятилетие находится вне общения со Всемирным Православием». Председатель Синодального информационного отдела УПЦ арх. Климент (Вечеря) повторяет: «Церковное разделение – рана на теле Церкви. Раскол – это не просто проблема, это наша огромная боль. Ведь миллионы людей Украины находятся вне канонического православия, вне Церкви, которая дает возможность человеку спастись. Они лишены церковных таинств, без которых невозможно мыслить о полноценной духовной жизни».

Вот ведь чем вызвана боль! Тем, что наши братья не имеют связи со Вселенским Православием. Казалось бы, что было бы самым логичным в этой ситуации? Порадоваться, если наши братья обретут связь и общение со Вселенским Православием, вольются в семью Поместных Церквей, таинства их будут признанными и бесспорно благодатными. Если у меня есть боль, что у братьев моих нет крова над головой, им холодно, а по каким-то причинам они не могут или не желают жить со мной, то в случае если кто-то другой (не я) подарит им квартиру, я должен лишь порадоваться. Да, так должно быть, но при условии, если эта боль искренняя, а не является скрытым властолюбием. На поверку же оказывается, что и боль, и все слёзы наших иерархов крокодиловы, и они готовы всеми силами и способами препятствовать обретению нашими братьями общения со Вселенским Православием, если оно не проходит через присоединение к ним. В таком случае РПЦ готова с воплем Карандышева из «Бесприданницы»: «Так не доставайся же ты никому!» угрожать Вселенскому Патриарху Варфоломею, подговаривать (и подкупать?) и шантажировать других предстоятелей и иерархов, байкотировать и разрывать общение с Поместными Церквами все лишь бы «братья, от разделения с которыми у нас кровью обливается сердце», не обрели это единство, минуя нас. Но как же снова все прозаично. Снова молитвенное и евхаристическое единство во Христе цинично приносится в жертву единству административному.

Вот и депутат Вадим Новинский угрожает расколом мировым Православием: «Вы поймите, это будет означать раскол в Православии, который будет похлеще раскола 1054 года, когда Церковь христианская развалилась на Католическую и Православную». Да, это тот самый депутат, который подписал обращение к патр. Варфоломею с требованием не давать автокефалию, тот, который оказывал давление на покойного Предстоятеля УПЦ митр. Владимира (Сабодана), и тот который «помогает Церкви», а вовсе в нее не вмешивается. Главное не перепутать!

Разумеется, РПЦ может угрожать всему миру. Может в знак протеста против того, что УПЦ КП обрела общение и признание не по их сценарию, наедине не признавать как эти решения, так и таинства. Может даже разорвать общение со Вселенским Православием, сама учинить раскол, оказавшись в изоляции и изолируя от Церкви своих верующих. Так сказать, «взорвать Воронеж назло врагам», согласно российской традиции. Но это будет проблема исключительно РПЦ. Едва ли кто пожелает поддержать в этом РПЦ, во имя ее собственных амбиций и ради мести за задетое самолюбие. Как бы то ни было, примеры недавней церковной истории вдохновляют на оптимизм. Так, в 1994 году 54 (из 83) православных прихода Эстонии попросили принять их в юрисдикцию Константинопольского Патриархата. 22 февраля 1996 года Священный синод Константинопольского Патриархата возобновил действие Томоса 1923 года и учредил параллельно Эстонской Православной Церкви МП автономную Церковь под своей юрисдикцией. В Коммюнике Вселенского Патриархата от 22 февраля 1996 года подчеркивалось, что «Вселенский Патриархат принял это решение по настоятельной просьбе Эстонского правительства и подавляющего большинства эстонских приходов, которые просили принять их под защиту Вселенского Патриархата». РПЦ грозит расколом Вселенского Православия и, в знак протеста, в феврале 1996 года РПЦ разрывает общение с Константинопольской Церковью, однако уже через пару месяцев, 16 мая 1996 г. общение возобновляет. В 1995 г. РПЦ протестовала против принятия УПЦ США в Константинопольскую Церковь, также угрожая расколом мирового Православия. Даже на протяжении несколько недель пытались не признавать таинства УПЦ США, считая ее «раскольничьей группировкой». Что ж, все эти протесты уже мало кто помнит. Никаких расколов не произошло, люди сами свободно выбирают себе приход, а иерархи РПЦ встречаются вместе с иерархами УПЦ США или эстонскими. Разумеется, не подвергая ни малейшему сомнению благодатность таинств.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда говорят, что у них обливается сердце кровью от осознания того, что миллионы наших братьев находятся вне общения с Вселенским Православием, или когда пытаются противостоять обретению братьями этого общения?

7. «У нас уже есть Поместная Церковь», но… официального провозглашения этого мы категорически не допустим.

Наши иерархи любят повторять, что УПЦ и так уже Поместная Церковь. Так, например, при встрече с Патриархом Кириллом во время его визита в Украину в августе 2009 г. Президент Украины Виктор Ющенко заявил: «Самое большое желание украинского народа – жить в единой Поместной Православной Церкви». На что Патриарх ответил: «Эта Церковь, господин Президент, существует. Есть Поместная Церковь на Украине». Об этом же заявляет и митр. Ионафан (Елецких): «Автокефалия – это исторически сложившаяся форма организации Поместных Православных Церквей. [в Украине] образована и живет независимая и самостоятельная в управлении УПЦ, - одна из таковых. В этом своем самобытном, независимом самоуправлении, УПЦ - догматически также есть истинная Поместная Церковь. […] По факту, УПЦ и ее Предстоятеля воспринимают равночестным практически все Предстоятели Вселенской Православной Церкви». Что ж, напомним высокопреосвященному члену синодальной богословской комиссии УПЦ, кандидат богословия, что ни формально, ни по факту УПЦ и ее предстоятеля не воспринимают равночестно предстоятели Церквей – ни как предстоятеля автономной, ни тем более Поместной Церкви. УПЦ в мировом Православии воспринимают просто как «епархии РПЦ в Украине». Более того, и Вселенский Патриарх Варфоломей неоднократно это подчеркивал, о чем не могут не знать наши иерархи. Так, 2 августа 2000 г. Вселенский Патриарх Варфоломей в своем ответе на обращение Архиерейского Собора УПЦ (28 июля 2008 г.), замечает, что (а) оно было направлено «вопреки установленному порядку, иерархи которых общаются через свое руководство», (б) Обращение было принято «на собрании (а, безусловно, никак не на Соборе или Синоде) 35 епископов Украины». (в) обращается к Предстоятелю УПЦ митр. Владимиру (Сабодану) отнюдь не как к Предстоятелю Церкви («Ваше Блаженство»), а как простому архиерею: «Ваше Преосвященство».

Как бы то ни было, если даже допустить, что слова наших иерархов хоть немного искренни, и в Украине уже есть Поместная Церковь, то подтверждение уже  существующего статуса (как автокефального) будет сущей формальностью и изменить по сути ничего не может в принципе. Наших же иерархов такое приведение формы в соответствии с содержанием должно лишь обрадовать: «Да будет у вас «да – да», «нет – нет», а что сверх того, то от лукавого» (Мф. 5:34). Однако и в этом вопросе мы встречаемся с лицемерием. Стоит подойти к формальному подтверждению того, что уже и так есть – иерархи начинают протестовать.

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда говорят, что Поместная Церковь в Украине уже существует, или когда противятся утверждению статуса таковой?

8. «Мы за признание неканонической церковной структуры Церковью и ее таинств», но… мы категорически против такого же признания в Украине.

Можно привести пару примеров двойных стандартов РПЦ в вопросе неканонических церковных структур и методах уврачевания расколов. Первый пример – недавний раскол в Болгарской Церкви. 18 мая 1992 года три иерарха БПЦ отделяются от Патриарха Максима (Минкова) и создают «альтернативный синод» во главе с бывшим митрополитом Неврокопским Пименом (Эневым), ставшим в последствие альтернативным Патриархом. Эту альтернативную Церковь поддерживает государство, при государственной же поддержке передаются и захватываются церкви, законные иерархи преследуются. 22 июля 1992 года решением Архиерейского Собора БПЦ все раскольники были лишены сана и отлучены от Церкви (т.е. анафематстованны) «за учинение раскола и совершение незаконных епископских хиротоний». Это же решение было повторено и на Архиерейском Соборе БПЦ 23-26 июля 1996 г., где снова подчеркивается анафематствование «бывшего митр. Пимена». Таинства раскольников были объявлены безблагодатными, раскольников перекрещивали. Но уже спустя несколько лет, 30 сентября 1998 г. в Болгарии проходит Всеправославный Церковный Собор, на котором присутствуют предстоятели и представители всех Поместных Церквей. И хотя Патриарх Алексий II желал, чтобы раскольников перерукополагали, он остался в меньшинстве. Освященный Всеправославный Собор выработал иное решение. Анафема, провозглашенная Болгарской Церковью бывшему митрополиту Пимену, была объявлена недействительной, а его епископский сан, как и сан прочих иерархов, в т.ч. рукоположенных уже в расколе, объявлен действительным. По решению Всеправославного Собора Болгарская Церковь должна признать и принять в свою иерархию неканонически рукоположенных епископов. Все неканонически совершенные епископские, священнические и диаконские рукоположения были признаны действительными. В соборном решении сказано, что «совершенные ими противоканонические чинодействия объявляются аутентичными, действенными и преподающими благодать и освящение». Так же Собор постановил, что раскол 1992 года «устраняется от жизни и памяти Святейшей Болгарской Церкви, а соответственно и от всей Соборной Православной Церкви для славы и чести человеколюбивейшему небесному Отцу, для укрепления и славы святой Болгарской Церкви и ее иерархов, для спасения и искупления и освящения христолюбивого ее народа». Этот метод уврачевания раскола приняла и РПЦ, комментируя его как верный и правильный. Правда в самой РПЦ об этом лукаво предпочитают не вспоминать, требуя перерукополагать и перекрещивать клириков УПЦ КП в Украине.

Второй пример относится к расколу в Македонии. 17-19 июля 1967 года Македонская ПЦ, имеющая автономию в Сербской ПЦ, после многочисленных безуспешных просьб об автокефалии к Матери-Церкви на Церковно-Народном Соборе провозгласила автокефалию. 14-15 сентября того же года Архиерейский Собор СПЦ объявляет МакПЦ «раскольничьей и безблагодатной организацией», а позже создает свою параллельную «каноническую иерархию» на территории Македонии – Охридскую Архиепископию. 23 января 2004 года власти Македонии издают «Декларацию в поддержку Македонской Православной Церкви», согласно которой в Македонии может существовать лишь одна церковь – МакПЦ, а каноническая Охридская архиепископия СПЦ объявлена вне закона. 20 июня 2002 г. Синод СПЦ призывает раскольников вернуться в лоно СПЦ. 25 мая 2005 г. Архиерейский Собор СПЦ принял решение о (повторном) извержении из сана всех иерархов и священников МакПЦ, отлучил их от Церкви (т.е. анафематствовал). Более того, были отлучены «все верующие – последователи этой безблагодатной раскольничьей организации». Разумеется, таинства «анафем» объявляются безблагодатными и душепогубительными, иерархи – «ряжеными». Власти Македонии преследуют канонических клириков, а в мае 2012 года и вовсе арестовывают канонического иерарха, главу Охридской Архиепископии СПЦ арх. Иоанна (Вранишковского). Это, кстати, к вопросу о гонениях, которые нашим иерархам видятся всюду.

Но каково же восприятие в РПЦ этого «безблагодатого раскольничьего общества», анафематствованного Матерью-Церковью Сербской? Как к благодатной Православной Церкви. А как же «анафема»? Никак! На нее никто внимания не обращает. А с самими «ряжеными» встречаются и принимают их именно как православных иерархов, не сомневаясь ни в действительности их сана, включая и «анафематствованного расколоучителя» арх. Охридского и Македонского Стефана (Веляновского), ни в благодатности их крещений и таинств. Священноначалие РПЦ не смущает даже преследование канонических клириков и пребывание в тюрьме канонического архиерея, о гонениях никто не говорит. На протесты Матери-Церкви Сербской в РПЦ тоже никто внимания не обращает. Напоминает ли РПЦ о том, что в Македонии «уже есть поместная церковь», единственная каноническая структура – Охридская Архиепископия Сербской ПЦ, «самостоятельная и независимая в управлении»? Поддерживает ли именно законную каноническую структуру (к слову насчитывающую 7 епархий и свой епископат)? Призывает ли РПЦ македонских раскольников вернуться в лоно Матери-Церкви Сербской или используют что-то из традиционной украинской риторики? Отнюдь! В РПЦ поддерживают идею, легитимизации, признания МакПЦ по болгарскому сценарию (т.е. с объявлением благодатности всех хиротоний и совершённых таинств) и дарования МакПЦ автокефалии. Патриарх РПЦ Алексий II в 2005 г. и вовсе призывал СПЦ к отказу от… канонической структуры в пользу признания «раскольничьей». Православная Энциклопедия под редакцией Патриарха Кирилла сочувствует МакПЦ: «В настоящее время МакПЦ сталкивается с рядом вызовов, главным из которых является отсутствие канонического общения с Поместными Православными Церквами». Поддерживает МакПЦ и диакон Андрей Кураев. Так после посещения «анафематствованного расколоучителя» митр. Стефана, о. Андрей опубликовал материал «Македонская Православная Церковь есть лицо истинной Церкви» и заявил, что «изоляция Македонской Церкви является результатом политических проблем, а не действий самой Церкви» и признал, что не видит в проблеме никакой эклесиологической составляющей. Патриарх Кирилл также заявляет весьма прямо, что признание МакПЦ является не только верным решением, но и необходимым для сохранения национальной идентичности: «восстановление канонического статуса Македонской Православной Церкви будет фактором, который в большей мере, чем любой другой, будет обеспечивать сохранение македонской национальной, культурной, религиозной идентичности». Разумеется, ни о каком «возвращении раскольников» речи не идет, не вспоминают об «анафеме», не берут в кавычки титулы. Поддерживают мнение своего священноначалия иерархи и клирики РПЦ и УПЦ, с которыми доводилось беседовать, считая, что МакПЦ нужно легитимизовать, даровав автокефалию. Однако удивительным образом РПЦ меняет мнение на противоположное, когда речь заходит об идентичной модели для Украины. Тот же иерарх РПЦ, митр. Илларион (Алфеев), который встречается с раскольниками МакПЦ и отстаивает легитимизацию автокефалии МакПЦ вдруг заявляет, что «Легитимизация раскола – таких прецедентов в истории Церкви не было», лукаво предпочитая «забывать» и об уврачевании обоих болгарских расколов XX века и истории прочих Поместных Церквей, включая собственную. И настаивает, что в Украине единственное решение «чтобы люди, ушедшие в раскол, вернулись в лоно канонической Церкви».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда принимают и рекомендуют легитимизовать неканоническую структуру, считая ее Церковью, или когда выступают против этой же модели?

9. «Мы считаем, что по церковным правилам церковные границы должны следовать за государственными», но категорически против этих же правил для Украины.

Ярким примером причины автокефалии является история Грузинской ПЦ. Грузинская Церковь обрела автокефалию в V в., т.е. за несколько столетий до автокефалии РПЦ. После присоединения Грузии к Российской Империи, эта автокефалия была упразднена отнюдь не церковным Собором, а светской властью, причём весьма хитро. 30 июля 1811 года указом императора Александра I Грузинский Католикосат был преобразован в Грузинский экзархат РПЦ, а ее глава – Католикос Антоний II был вызван в С-Петербург для участия в работе Святейшего Синода и… более уже никогда не возвращался в Грузию. Во главе Грузинского экзархата РПЦ неизменно ставятся русские архиереи (за единственным исключением – первым экзархом Варлаамом (Эристави)). В таком положении Церковь в Грузии просуществовала вплоть до развала Российской Империи.

12 марта 1917 года в Грузии в городе Светицховели проходит Собор духовенства всей Грузии, который ссылаясь на неканоничность упразднения автокефалии, а также на изменение политической ситуации, «самочинно» провозглашает восстановление автокефалии ГПЦ. На следующий день, 13 марта, представитель этого Собора, еп. Леонид (Окропидзе), оповещает экзарха Грузии Платона (Рождественского) о том, что тот, согласно постановлению Собора, смещён с должности экзарха и лишён сана католикоса-архиепископа. Вместе с тем просит власти поддержать «восстановление автокефалии Древне-грузинского Католикосата» и идею приходам предоставить свободу церковного самоопределения под окормлением русского епископа. Платон, разумеется, отвергает это решение как «неканоническое» и отмечает, что «остаюсь, конечно, вашим экзархом и буду пользоваться правами экзарха и властью». Спустя неделю, 22 марта, арх. Платон проводит свой собор – канонический (как сказали бы сейчас), представленный преимущественно русским духовенством в Грузии, и единогласно принимает решение о том, что никакая автокефалия Грузии не нужна и единогласно же подтверждают единство с Русской Церковью. В 25-29 мая 1917 года эта же единственная каноническая структура – Грузинский Экзархат РПЦ – проводит свой Церковный Собор, на котором снова подтверждается «верность канонам» и «единство грузинских верующих с Матерью Церковью Русской». На этом соборе его председатель арх. Платон утверждает, что вопрос автокефалии церкви в Грузии – исключительно политический, что «верующий грузинский народ не последует за зачинщиками церковного мятежа». 23 августа 1917 года люди принуждают арх. Платона покинуть свою резиденцию и покинуть Тифлис.

8-17 сентября 1917 года в Тифлисе проходит Собор Грузинской Православной Церкви, утверждается автокефалия ГПЦ, еп. Кирион II (Садзаглишвили) избирается Католикосом-Патриархом всей Грузии. Синод РПЦ, Поместный Собор РПЦ и Поместные Церкви характеризуют происходящее как неканонические действия и призывают «самочинное сборище» к покаянию. Снова звучат слова о «неразрывной дружбе братских народов». В своём послании 9 декабря 1917 г. Патр. Тихон обращается к Грузинскому народу: «Более ста лет прошло с тех пор, как единоверная Грузия как в государственном, так и в церковном отношении соединилась с Россией под одной общею и гражданскою, и церковною властью. И такое присоединение Грузии к России в течение целого столетия не вызывало никаких возражений, особенно в отношении высшей церковной власти, бесспорно принадлежавшей Российскому Святейшему Синоду». Единственной канонической структурой в Грузии признаётся Грузинский Экзархат РПЦ. Храмы Грузинского Экзархата РПЦ становятся «рупорами пророссийской политики», а духовенство экзархата – её проводниками. Из экзархата в ГПЦ массово начинают переходить духовенство и приходы (т.е. «захватываются»). Отношения с РПЦ и Россией обостряются. 27 июня 1918 года в своей патриаршей резиденции был убит Католикос-Патриарх Кирион II. Чуть позже были убиты и ближайшие соратники Кириона, находившиеся в авангарде про-автокефального движения. Светские власти Грузии начинают «гонения» на каноническую структуру: передают храмы, включая кафедральный собор Александра Невского в Тифлисе, запрещается служение российского духовенства в армии. РПЦ не признаёт ни автокефалии ГПЦ, ни духовенства. Звучит стандартный поток обвинений в неканоничности и призывы к покаянию.

Но светским правителем в России становится грузин Сталин, и – вот совпадение! – агрессивная риторика в адрес ГПЦ угасает, забывается «неделимость единоверного народа», и, наконец, 19 ноября 1943 года РПЦ решает признать автокефалию «неканоничного самочинного сборища» причём потому что, согласно канонам Церкви, в независимом государстве должна быть независимая церковь. Так Решение Священного Синода РПЦ по вопросу автокефалии Грузинской Православной Церкви утверждает: «Не имея оснований входить теперь в разбор всего, что с тех пор говорилось и писалось за и против грузинской автокефалии, и оставляя без внимания всякие взаимные счеты, подозрения, предубеждения и печальные недоразумения, мешавшие беспристрастному подходу к данному вопросу, мы теперь имеем счастливую возможность ограничиться лишь самым главным и существенным: по церковным правилам (Всел. IV, 17 и др.), церковные границы должны следовать за государственными. Грузия же составляла неотделимую часть Российской империи […] Отсюда упорное нежелание русских законников, а может быть, и психологическая для них невозможность, примириться с грузинской автокефалией, как и со всякой другой, пока она остается во всем верной православию. Сторонников автокефалии так легко было обвинить в политической неблагонадежности. В настоящее время юридическое положение Грузии радикально изменилось. Теперь она хотя и остается неотъемлемой частью нашего государства, но уже в качестве свободного члена Советского Союза наравне с другими национальными республиками и подобно им имеет и свою определенную государственную территорию и свое управление. Поэтому наша Русская Православная Церковь, оставив прошлому всякие законнические счеты и пререкания, с готовностью и радостью раскрывает свои сестринские объятия навстречу автокефальной Грузинской Православной Церкви, ищущей общения с нами в молитве и таинствах".

Определения РПЦ по вопросу автокефалии Грузинской Православной Церкви от 19 ноября 1943 года 

Определения РПЦ по вопросу автокефалии Грузинской Православной Церкви от 19 ноября 1943 года

И напомню, что это не было решение Матери-Церкви, какой РПЦ для ГПЦ не могла быть в принципе (т.е. обрела собственную автокефалию на десяток лет позже ГПЦ). Это было единоличное решение сестринской Церкви, просто одной из Поместных Церквей. А несколькими днями позже, 22 ноября 1943 года, патриарх Московский Сергий, извещая Сталина об этом решении «в ответ на Ваше сочувственное отношение к нуждам Православной Церкви и Ваш интерес к ее судьбам», как бы извиняясь, поясняет почему автокефалия ГПЦ была признана лишь сейчас: «Немало в этом деле повредил наш великодержавный шовинизм и личные взаимные предубеждения обеих сторон».

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда считают, что согласно канонам Церкви, церковные границы должны следовать за государственными, и Церковь, в пусть даже формально самостоятельной республике, имеет все права на автокефалию ИЛИ, когда утверждают, что Церковь в независимом государстве Украине не имеет право на автокефалию?

Так, когда же лукавят и лгут наши иерархи: когда считают, что для признания автокефалии Церкви вовсе не нужно ни решение Всеправославного Собора, ни решение Матери-Церкви, ни решение первенствующей Константинопольской Церкви, но вполне достаточно признание Церкви-Сестры, ИЛИ, когда утверждают, что автокефалия Украинской Церкви никак не может быть признана единолично решением первенствующей Константинопольской Церкви?

Продолжение

Система Orphus
Рейтинг
0
0
0комментариев

Комментарии

добавить коментарий 

    Оставлять комментарии могут только зарегистрированные посетители Войти

    Точка зрения

    Последние комментарии

    • qazwsxedc12 | 11 декабря 2018, 22:41

      дії РПЦ в Україні політичні тому ними цікавиться політична поліція СБУ

    • velovs@ukr.net | 11 декабря 2018, 19:53

      Так це лише ТЕ (75 прим.), що там їм, правоохоронцям, наразі вдалося ВИЯВИТИ й, відповідно, вилучити! А скільки вже розповсюджені? А скільки ще ЗБЕРІГАЮТЬСЯ в інших місцях і схованках? Отож! І ніяк

    • velovs@ukr.net | 11 декабря 2018, 19:45

      А от якось - аргументовано й переконливо - ЗАПЕРЕЧИТИ й СПРОСТУВАТИ цю - оприлюднену СБУ інфу і конкретний фактаж про активне використання Кремлем-ФСБ структур та окремих священнослужителів МПвУ Ви,

    • velovs@ukr.net | 11 декабря 2018, 19:28

      Р. Р. S. Вот единственное что мне не очень понятно и не нравится, так это - заметный ПОЛОНОФИЛЬСКИЙ крен в рядах и служении РКЦвУ. Тем более, что там, как хорошо известно, среди рядового священства и

    • muhamuha33 | 11 декабря 2018, 19:23

      75 примірників ! Тільки 75 !!!! Не 7500, не навіть 750 !!!! Для країни з населенням 40 мільйонів !!!! З іншого боку навіть 750 брошур вже важко підкинути, а так 75 !!! Ха-ха !!!